Прокурор спросил у Вугара Сафарли: Откуда на вашем счету миллионы манатов? haqqin.az из зала суда

Инара Рафикгызы, судебный репортер

Бакинский суд по тяжким преступлениям провел очередное судебное разбирательство по уголовному делу Вугара Сафарли, бывшего исполнительного директора Фонда государственной поддержки развития СМИ (упразднен), и других обвиняемых.

Как передает haqqın.az, обвиняемый Вугар Сафарли сообщил, что журналистские конкурсы Фонда проводились в праздничные и памятные дни. Журналисты, занимавшие первые три места в этих конкурсах, награждались денежными призами. Победитель получал 1 000 манатов, занявший второе место - 800 манатов, 500 манатов полагалось за третье место. «На этих конкурсах присутствовали депутаты, руководители министерств и комитетов, другие официальные лица. Некоторые из приглашенных не приезжали. Список участников составлялся нашими сотрудниками. Некоторым отправлялись приглашения».

В.Сафарли рассказал, что для съемок мероприятий приглашали сотрудников телеканалов: «Только от AZTV было 15 человек. Это отображено в условиях тендера. Все такие мероприятия проводились посредством тендеров. В них были прописаны и цены. Из средств, выделенных на мероприятие в ресторане «Хамса», осталось 6 100 манатов. Эту сумму мы вернули в бюджет».

По словам прокурора, с 2016 года Сафарли разместил на своем банковском счету в общей сложности 4 миллиона 75 тысяч манатов. Прокурор спросил, откуда взялись эти деньги. В.Сафарли сказал, что эта сумма не соответствует действительности: «Я регулярно снимал деньги со своего счета. Однако следствие подсчитало не эту сумму, а ту, которую я перевел на счет. Когда подорожал доллар, я выиграл на этом. Хранил деньги в долларах в банке какое-то время, потом изъял, потому что процентная ставка была низкой. После стабилизации курса маната положил эту сумму обратно в банк. Следователь отметил это как расточительство».

Отвечая на вопросы юристов, В. Сафарли рассказал о проводимых тендерах. Он сообщил, что они проводились в соответствии с законом. Надзор за средствами осуществлял Наблюдательный совет. Выплату средств осуществляло Министерство финансов.

В. Сафарли отметил, что средства были выделены Фонду согласно смете: «Помимо средств, выделенных на газеты, был еще арендный договор. Кроме этих средств, нам не дали ни копейки. Я отчитался перед Наблюдательным советом в конце года. После одобрения отчет был отправлен в Минфин и Минэкономики. Наблюдательный совет заслушал отчет, сделал заметки, вынес его на обсуждение, затем проголосовал и дал оценку».

по словам прокурора, с 2016 года Сафарли разместил на своем банковском счету в общей сложности 4 миллиона 75 тысяч манатов

Отвечая на вопросы, Сафарли сказал, что помимо них в здании Международного пресс-центра расположены офисы и других госструктур. Он отметил, что не знал, сколько эти структуры платили за аренду: «Мы располагались в другом месте, до того как переехать туда. Я обратился в Госкомимущество, и нам предложили подвал около "8-го километра". Но работать там было невозможно. Потом нам предложили место в Международном пресс-центре, оно нас устроило».

Что касается расточительства при строительстве, Сафарли сказал, что он не контролировал данный процесс: «Я пошел туда и осмотрел работы только после того, как они были завершены. Я не мог контролировать строительство, даже если бы и хотел, потому этим занимались другие.

Об этом мы узнали после утверждения сметы Минфином. Служба надзора за строительством МЧС осмотрела здание и дала заключение о строительстве. Это было не в моей компетенции. Я не видел ни денег, ни материалов. В журналистском конкурсе все расходы были указаны в тендере. Помимо средств на еду, туда входили расходы на дипломы и букеты цветов.

Средства, выделенные на газету «Футбол + Гол» на имя моей супруги, были ни на копейку больше, чем средства, выделенные другим газетам».

бухгалтер Фонда Тахмина Ягубова заявила, что видела Али Гасанова только со стороны

Позже на суде была допрошена бухгалтер Фонда Тахмина Ягубова. Она отметила, что работала там с 2011 года: «Работала только в рамках и на основе сметы расходов, после утверждения ее Минфином. В мой адрес никогда не было замечаний. Я была главным бухгалтером, на мероприятия приходила позже всех. Производила оплату согласно документам, на основании решений Наблюдательного совета. Может быть, я имела право вмешиваться в расходы. Но я этого не делала, потому что считала арендную плату нормальной с учетом местоположения здания».

«В ходе расследования меня спросили об Али Гасанове. Я сказала, что видела его только со стороны. Я не жадный человек, выполняла свою работу и получала зарплату. Следствие показывает, что я действовала сообща c обвиняемыми, но большинство из них мне не знакомо. Снимала квартиру 17 лет, своего дома у меня не было. Что касается товаров и материалов, то я просто перечисляла деньги согласно документам».

Судебный процесс продолжится 1 октября.