История несчастной любви имишлинца и прекрасной француженки

Виктория Гасанова

Имя француженки Джоанны Бото Жак-Амины Ширмамедовой уже второй раз за последние неполных 3 года облетает весь мир. Невероятная история романтической любви между дочерью влиятельного француза из Лиона, бывшего на короткой ноге с самим Шарлем де Голлем, и рядового солдата Советской армии из простой и бедной азербайджанской деревушки, о которой впервые рассказал широкой публике журналист Сабухи Мамедли летом 2011 года, глубоко потрясла Францию и Азербайджан.

До того наводнения, случившегося в Имишли, про 83-летнюю «İvonna nənə», проживающую в с. Мургузали с 1947 года, не знал никто за пределами района. Журналиста, приехавшего в Имишли, чтобы ознакомиться на месте с последствиями наводнения и написать о  его жертвах, заинтересовало имя бабушки, и тут ему рассказали невероятную историю о девушке, приехавшей сюда после окончания Второй мировой войны из далекой Франции со своим азербайджанским мужем Шаммадом и оставшейся навсегда в Азербайджане.

Шаммад из Имишли и прекрасная Джоанна

О такой всепоглощающей и жертвенной любви нам приходилось только читать в романах и смотреть в фильмах. У всех на памяти история любви итальянской партизанки Анжелики и Михайло (героя Советского Союза Мехти Гусейнзаде), известная по фильму «На дальних берегах», француженки, полюбившей русского и приехавшей с ним в Советский Союз, из фильма «Восток-Запад», итальянского солдата и русской женщины из фильма «Подсолнухи» с Марчелло Мастрояни и Людмилой Савельевой в главных ролях.

Действительно, жизнь иногда преподносит неожиданные сюрпризы и оказывается автором таких творческих сюжетов о коих и Шекспир, и Дюма, и Жюль Верн, и Толстой с Достоевским вместе взятые вряд ли могли бы придумать. Предполагала ли влюбившаяся до беспамятства в красавца-кавказца французская девушка из высшего сословия, что выйдя замуж за чужеземца, она навсегда потеряет связь с родиной, с семьей и с обеспеченной жизнью в благословенной и благополучной Европе? Ей никогда больше не придется видеть родных, Париж, Сену, что ее жизнь изменится так радикально и навсегда?

Откуда было знать молодой девушке, никогда не интересовавшейся политикой, что судьба занесет ее в дальние края, и она окажется за железным занавесом, а дорога назад будет закрыта навсегда? Что ей придется прожить всю свою жизнь в другой цивилизации, среди людей с отличными от привычных ей традициями и устоями, в культуре, в значительной степени отличающейся от европейской.

До того, как попасть в далекое село на задворках советской империи, уроженка княжества Монако Джоанна Ботто, проучившаяся два года в монастыре в Лионе, выпускница колледжа, вела беспечную жизнь благополучной дочери достаточно обеспеченного французского рантье, симпатизировавшего движению Сопротивления и всячески помогавшего партизанам.

Шаммад Ширмамедов же был рядовым советским солдатом, оказавшимся в итальянском лагере для военнопленных, откуда в 1944 году бежал во Францию. Здесь он вступил во французское Сопротивление и подружился с молодым человеком Полем Бото Жаком, у которого была прекрасная сестра Джоанна. Молодые люди симпатизировали  друг другу и их отношения вскоре переросли  в настоящую глубокую любовь.  Отец и брат девушки были не против ее отношений с иноверцем; Шаммад полюбился и им. Через два года после окончания войны Шаммад и Джоанна поженились. Однако Шаммад категорически отказывался от предложения навсегда остаться в Париже. Его ждала родина, мать, семья, родные края…

Роскошная свадьба в Париже

«Мой отец устроил нам роскошную свадьбу в Париже, а через месяц я получила визу из советского консульства и мы отправились в Азербайджан. Мы провели в пути два месяца - проехали всю Европу, приехали в Москву и потом уже направились в Баку»,  рассказывает Джоанна.

Из Баку они поехали в Имишли и наконец-то добрались до Мургузали, где, по словам Джоанны, она была «в ужасе от жары и большого количества комаров». «Но еще более ужасным было то, что такой избалованной француженке как я пришлось ехать до деревни на арбе», - смеясь, добавляет она.

Семья Шаммада, уверенная в том, что он убит, с радостью приняла молодую невестку -иностранку, однако поставила условие – она должна принять ислам и поменять имя. Так 19-летняя Джоанна стала Аминой, а новая родня еще называла ее Ивонной, что было легче для произношения, чем Джоанна.

Внезапная смерть Шаммада

«Сначала было трудно приобщиться к другой культуре и обычаям, а еще сложнее было привыкнуть к климату. Жара просто убивала меня. Я думала, что мухи и комары могут съесть человека. До этого я не видела ничего подобного», - рассказывает она. - Но я не жалела о своем решении. Через год родился наш сын Рафаэль. Но, к сожалению, наше счастье длилось недолго, через некоторое время Шаммад умер».

Мать Джоанны пыталась вывезти ее из Советского Союза, и она даже приезжала в Баку, чтобы встретиться с ней. Однако власти не разрешили Джоанне выехать из страны вместе с сыном, который был советским гражданином.

«Моя мать говорила со мной и сказала, что нет другого выхода, кроме как бросить ребенка и самой уехать. Я отказалась. Я сказала, что или мы уедем вместе, или я останусь здесь. Так мы и остались», - рассказала она.

После этой одной встречи она уже никогда не увидела никого из своих родственников, однако продолжала переписываться с ними, в частности, со своим братом Полем, который стал французским дипломатом в Индии.

Новое замужество

Согласно местным законам Амина, как вдова, должна была выйти замуж за близкого родственника своего мужа. Так она стала женой его двоюродного брата, и в этом браке у нее родился еще один сын и две дочери.  Род Амины разросся и сейчас у Джоанны-Амины от 7-х детей 30 внуков и 22 правнука.

После обретения Азербайджаном независимости у нее появился шанс поехать домой во Францию и посетить могилы своих предков. Она очень надеялась на помощь другого азербайджанца, сражавшегося в рядах французского Сопротивления, Ахмедии Джабраилова, имеющего высшую награду Франции – орден Почетного Легиона.

«Я была уверена, что этот легендарный партизан, лично знакомый с Шарлем де Голлем, может помочь мне вернуться во Францию», - продолжает свой рассказ Джоанна. Джабраилов обещает оказать ей содействие, однако  в скором времени в Карабахе  погибает его сын, а вскоре умирает и он сам.

«Моя мечта уничтожена»

Так окончательно рушатся ее мечты, и не остается больше никакой надежды хотя бы раз побывать на родине. Ведь Джоанна-Амина вела весьма скромный образ жизни, семья ее была очень бедной, денег на  поездку, несмотря на многочисленную родню, ей было достать неоткуда.

«Моя мечта уничтожена», - думала про себя Джоанна.

На помощь спешит Сабухи

И тут ей протягивает руку помощи журналист Сабухи Мамедли. Он обращается во французское посольство и рассказывает им об их гражданке, проживающей в Мургузали, которая  хочет поехать на свою родину, публикует статью о ее непростой судьбе. Французское телевидение снимает о ней сюжет, а государство новой ее родины начинает строить ей дом взамен разрушенного в результате наводнения.

А 9 октября 2011 года 83-летняя Джоанна Ботто Жан – Амина Ширмамедова через 64 года впервые ступает на французскую землю. Ее поездку спонсирует Общество «Европа-Азербайджан». Оно же нашло ее родственников во Франции и профинансировало документальный фильм о ее жизни со съемками на ее второй родине в имишлинском селе Мургузали и в поселке Лефое в окрестностях города Лион, где она проживала до отъезда в Советский Азербайджан. В ноябре 2011 года состоялась презентация фильма в Париже, и он был показан по телеканалам Франции.

Признание во Франции

В одночасье мадам Джоанна Ботто Жан становится известной во всей Франции, французский журналист Пьер-Лоран Мазар приезжает в Имишли и публикует ее историю в  Le Journal du Dimanche. История привлекла внимание и французских телевизионных компаний. Французский телеканал TV5MONDE рассказал об этой истории, а государственный французский канал высадил в Азербайджан десант кинематографистов для съемки фильма о жизни Ивонны… А к этому времени независимый репортер Ник Стерди, углубившись во французские архивы, обнаружил детские и свадебные фотографии Джоанны.  Он тут же связался с дочерью ее единственного брата - Беатрис и двумя ее кузенами.

Колесо жизни Джоанны-Амины вновь закрутилось с невероятной быстротой. Наконец-то сбылась мечта всей ее жизни, она побывала на родине, увидела родственников, поклонилась могилам родителей. Но душа ее все-же рвалась обратно в Мургузали, к своим детям и внукам, в ставшую уже привычной деревенскую жизнь простой азербайджанской женщины из бедной семьи, которая несмотря на свой достаточно преклонный возраст просыпается с петухами, и начинает свой день с того, что кормит скот, выгоняет его на пастбище, прибирается во дворе, разжигает тендир, чтобы печь настоящий чурек… И как бы занята не была, она обязательно хоть раз в неделю обязательно приходит на могилу ее любимого Шаммада.

Еще один невероятный сюрприз судьбы Джоанна уже встретила без удивления. Ей позвонили из посольства и предложили встретиться с президентом Франции, она ответила: «С удовольствием. Я его много раз видела по телевизору». Оказывается, приехавший впервые в нашу страну с коротким однодневным визитом президент Франции Франсуа Олланд еще в Париже включил в программу своего визита встречу со своей соотечественницей.

Встреча с Олландом

Встреча состоялась в одном из фешенебельных 5-звездочных отелей в центре Баку, где проходил бизнес-форум с участием французских предпринимателей. Однако гвоздем программы стала 86-летняя мадам Джоанна-Амина ханум. Она очень волновалась, что не сможет говорить с президентом на хорошем французском, ведь прошла целая жизнь, и она успела подзабыть родной язык. Однако при первых же нотах «Марсельезы» Джоанна вскочила на ноги и пропела его, хотя в последний раз такое было в женском монастыре во Франции, где она училась. Это стоило видеть!

Во время встречи стало известно, что еще 23 года назад Джоанна написала письмо тогдашнему президенту Франции Франсуа Миттерану с просьбой оказания помощи для посещения родины, однако ответа так и не дождалась. Французам удалось отыскать это письмо и президент Олланд в разговоре с Джоанной, которую он на французский манер называл «мадам Ботто» начал с упоминания этого письма:

«Мадам Ботто оказала нам огромную честь, приняв наше приглашение. Прошу всех приветствовать ее. Мадам Ботто, я слышал о вас. Даже знаю, что в адресованном президенту Миттерану письме на конверте вы написали его фамилию, которая читалась, как «Ветеран». Несмотря на это, письмо дошло до адресата.

Как бы ни было, вы в 2011 году наконец-то посетили свою историческую родину. Тогда вся французская пресса писала о вас, будто Францию посетила какая-то звезда. Вы действительно звезда. Вы сыграли значительную роль в развитии отношений Азербайджана и Франции. Я уже не говорю о том, через что вам пришлось пройти ради своей любви – вы покинули Францию, приехали в Азербайджан, и даже родили здесь семерых детей. Каждый француз, независимо от места проживания, является нашим гражданином и никого и никогда мы не оставляем без внимания. Я очень благодарен вам, мадам Ботто. Вы наглядный образец крепкой дружбы между Францией и Азербайджаном и ваша жизнь вселяет в нас уверенность в ее укреплении».

В конце своей речи президент Олланд пригласил мадам Ботто вновь посетить Францию, причем не в качестве гостьи: «Приезжайте во Францию когда захотите. Приезжайте не как гостья, а как к себе домой. Ведь Франция действительно ваш дом и родина».

Джоанна засомневалась: «А пустят ли меня к тебе?». На что Олланд ответил: «Не увидев меня, не уезжай». Олланд подходит к Джоанне и обнимает ее. Представьте себе эту картину – президент страны, входящей в пятерку крупнейших и сильнейших стран мира, прижимает к груди старенькую бабушку из азербайджанской глубинки и приглашает ее в Елисейский дворец. Она безмерно счастлива. Она в окружении двух президентов двух ее Родин – Франции и Азербайджана.

9411 просмотров