Агабек Аскеров: «Начальник управления МНБ выступил с заявлением по делу Лейлы Юнус…»

Эйнулла Фатуллаев, Заур Расулзаде. Фото: Вюсаля Абдуллаева

Мы не встречались 15 лет. И нас разделяла целая политическая эпоха… Но этот человек - один из немногих представителей правящей элиты, которые вызывают не только искреннее уважение, но и восхищение. Аскет, прошедший школу подпольной борьбы, бессребренник, выдержавший испытание властью, интеллектуал, которого невозможно оторвать от любимой книжки… Да-да, это не ошибка, и речь идет о функционере партии "Ени Азербайджан", сыне министра, экс-депутате и нынешнем члене руководства "Ени Азербайджан".

Если вы зайдете в его кабинет, то вас поразит истинная, а не показная скромность (и так было всегда!), если вы заслушаетесь его беседами, то вас сильно удивят его эрудиция и информированность… Меня всегда поражала в нем еще одна черта, не свойственная типичному среднестатистическому азербайджанскому чинопоклоннику, - абсолютное отсутствие амбиций. Он всегда был рядом с властью, но и слишком далек от нее. Конъюнктура отталкивала его от власти. Хотя благодаря своему аналитическому складу ума и информированности, ему не так сложно было предвосхищать события грядущего дня.

В 2003 году у нас была мимолетная беседа. А вокруг пылал пожар политических баталий – оппозиция штурмовала центр столицы, город был наводнен войсками, баррикады разделили страну на два лагеря. И в этот сложный час к власти шел 42-летний Ильхам Алиев. «Неужели он сможет сохранить власть?», - сказал я в сердцах. «Гейдар Алиев создал свою копию. И ушел. Он не только сохранит, но и укрепит эту власть», - отчеканил он уверенно. И в его глазах была уверенность. Я улыбнулся. И вышел…

Теперь мы сидим в другом его кабинете. В таком же скромном, без излишеств. И передо мной стоит тот же самый человек, но уже сильно поседевший. Но как будто и не было этих 15 лет…

Сегодняшний визави haqqin.az член политсовета партии "Ени Азербайджан", директор издательства «Азербайджан» Агабек Аскеров.

- Вся страна пристально следит за политическим скандалом вокруг четы Юнус, которая оказалась вовлеченной в громкое так называемое «армянское дело». Однако мало кто помнит, что именно вы в качестве депутата Милли Меджлиса еще 20 лет назад первым обвинили Л.Юнус в сотрудничестве с армянскими спецслужбами и даже направили соответствующий депутатский запрос в Министерство национальной безопасности. Как вы полагаете, почему власти запоздали с этим делом ровно на 20 лет?

- Да, вы правы, я тогда выступил с этим заявлением, но, к сожалению, тогдашнее руководство МНБ фактически выступило с опровержением. Если не ошибаюсь, начальник управления МНБ, имени сейчас не помню, выступил с официальным заявлением, опровергнув мои слова.

И тогда я возразил, что если начальник управления назначается приказом министра, то я являюсь всенародно избранным депутатом. Наверное, мои слова имели больший вес, чем слова какого-то полковника. Вот видите, тогда не придали значения моим словам, но спустя много лет вновь вспомнили о деяниях Л.Юнус. Как говорится, сколько веревочке ни виться, а конец будет. Хорошо, что сейчас наши спецслужбы занялись как ее деятельностью, так и деятельностью ее мужа.

- Вы и сегодня уверены в том, что ее деятельность на протяжении всех этих лет была направлена против интересов Азербайджана?

- Вы знаете, во-первых я хочу сказать кое-что об ее личности. Л.Юнус, выставляющая себя чуть ли не самым великим демократом, получив во время Народного фронта мелкую должность главы пресс-службы Министерства обороны, обладая не такой уж и большой властью, стала чинить беспредел и самоуправство. Она ходила в окружении автоматчиков. Есть такая азербайджанская пословица: дай верблюду крылья, так он весь мир разнесет. Представьте себе, если бы Л.Юнус дорвалась до большей власти, что она натворила бы? Л.Юнус – это олицетворение когорты азербайджанских так называемых демократов.

- Когда Л.Юнус верховодила автоматчиками в центре столицы, вы были оппозиционным журналистом, который жестко критиковал власть предержащих. Не страшно было противостоять такой власти?

- Да, вы правы. Я тогда был в оппозиции, было очень тяжело, ибо каждый день нам приходилось работать под жестким давлением. Вы, наверное, помните - в период правления Народного фронта было совершено вероломное нападение на редакцию газеты «Сес», главным редактором которой я тогда являлся, И мы дали достойный отпор пятерым вооруженным костоломам, которые пытались устроить погром в нашей редакции. Я уже не говорю о том, что на корреспондента газеты «Зеркало» Джахангира Гусейнова и главного редактора газеты «Истиглал» Зардушта Ализаде осуществили нападение именно так называемые демократы из Народного фронта. А сейчас они жалуются, что их якобы притесняют, нарушают их права.

Могу привести еще один пример. Хорошо помню, как в мае 1993 года депутат Милли Меджлиса Ариф Рагимзаде хотел провести пресс-конференцию - представляете, даже не митинг, не пикет и не шествие, а всего лишь безобидную пресс-конференцию, - однако молодчики из Народного фронта разогнали ее и всех присутствующих журналистов. Как выяснилось потом, они действовали по личному указанию Али Керимли и Панаха Гусейнова. А сейчас вот эти самые лица жалуются на недостаток демократии.

- Со дня основания партии "Ени Азербайджан" вы принимали самое активное участие в создании и укреплении алиевской власти. В те смутные 90-е годы, как и в ураганные нулевые, активно участвовали в политической жизни страны, были одним из руководителей правящей партии. Однако в последние годы будто отошли в тень. Почему?

- Нет, я не отошел в тень и сейчас принимаю активное участие в деятельности партии, являюсь членом политсовета "Ени Азербайджан". Но знаете, одно дело быть партфункционером и активно заниматься публичной политикой, другое дело – занимать государственную должность. Я занимаю государственную должность, являюсь руководителем хозрасчетного госпредприятия. И еще я в том возрасте, когда уже нужно уступать дорогу молодым.

- Что до возраста, то вам не так уж много лет. Насколько я знаю, вам нет и 60?

- (Смеется…) Скоро будет.

- Я всегда внимательно наблюдал за вашей деятельностью. Мы работали с вами вместе в одном партийном аппарате, и как человек, хорошо знающий вас лично, должен признать, что вы один из немногих в верхушке партии "Ени Азербайджан", кто обладает глубоким аналитическим умом. Вы были одним из немногих, кто в свое время был уверен в неизбежности распада советской империи, прихода к власти Народного фронта. И еще, в то время, когда многие соратники отвернулись от Гейдара Алиева, вы прогнозировали его второе пришествие во власть. Затем вы убеждали всех в неизбежности прихода к власти Ильхама Алиева и становлении Нового Азербайджана. Теперь я хочу спросить вас – что же будет дальше?

- Вы дали чересчур высокую оценку моей скромной персоне. Сделали из меня чуть ли не Нострадамуса или Вангу...

Возвращение Гейдара Алиева к власти был итогом закономерного исторического процесса. В истории многих народов и государств наблюдалось подобное - в самые критические моменты к власти приходили либо возвращались исторические личности. Вот у нас был Гейдар Алиев, а в Турции - Ататюрк, во Франции - Шарль де Голль, и можно продолжить этот список. Так что возвращение во власть Г.Алиева был закономерностью, и здесь не может быть двух мнений. Тем более, что если де Голль или Ататюрк пришли к власти из более низкой иерархии, второго или третьего эшелона власти, то Г.Алиев до своего второго прихода долгое время управлял Азербайджаном.

- Кстати, весьма знаменательно, что наша беседа проходит в день рождения Г.Алиева. Сегодня, кажется, 10 мая…

- (Смеется…) Да, и поэтому Г.Алиев в моем представлении особо не нуждается. То есть необязательно надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы не понимать в начале 90-х годов, что Г.Алиев непременно вернется. Этого не понимали лишь ограниченные муталибовские партократы, которые не предвидели ни развала СССР, ни краха Компартии и т.д.

Я знаю, что вы с симпатией относитесь к личности А.Муталибова, но вы должны знать, что этот человек до последнего держался за уходящий поезд под названием СССР. Кстати, его действия вообще не вписывались ни в какую логическую схему – 8 сентября 1991 года он был избран президентом как кандидат от Компартии, и буквально через 6 дней распустил эту же организацию, на которую опиралась его личная власть. Спрашивается, где же логика в его действиях? А знаете, почему он это сделал? Он в своем роде последовал примеру России, распустившей КПСС. Но он не понимал, что Россия и Азербайджан – две разные страны, с совершенно разным менталитетом, особенностями и историческими путями развития. Он даже не последовал примеру Назарбаева, Каримова и того же пресловутого Туркменбаши, которые сохранили свои партийные структуры, реформировали их и адаптировали к изменившимся политическим условиям…

- То есть это был нонсенс, когда глава государства добровольно лишил себя прочной политической базы?

- Конечно. Дело даже не в простых членах партии, хотя его должна была заботить и судьба сотен тысяч людей, связавших свою жизнь с этой организацией. Любая партия состоит из функционеров. Сколько тысяч профессиональных аппаратчиков, сотрудников райкомов, горкомов, ЦК в одночасье остались без работы? Причем они были не просто функционерами, а организованными, дисциплинированными и сплоченными людьми, из которых состояла система государственного управления.

В отличие от функционеров НФА, они ежедневно брились, носили костюмы и галстуки, просыпались рано утром и приходили на работу. В отличие от того же Исы Гамбара или Панаха Гусейнова, которые  к полудню еле добирались на службу, это были образованные и профессиональные сотрудники госаппарата. Как можно было разрушать эту систему?

Ведь места этих опытных функционеров заняли младшие научные сотрудники Академии наук. Я сам работал в Академии и хорошо знаю эту систему. Самым главным бездельником страны был главный фронтовик Абульфаз Алиев. Мы работали с ним в одном институте, он был начальником нашего отдела.

То есть Муталибов лишился базы и остался без опоры. Вот что бы я хотел особо подчеркнуть. И в этой ситуации возвращение Г.Алиева к власти могли не предвидеть идиоты или те депутаты и секретари райкомов, которые освистывали Г.Алиева в парламенте, топали ногами и пытались прервать его знаменитую речь. Их главный изъян – шаблонность мышления. Муталибовская партократия не могла допустить мысль о развале Советского Союза и Компартии. А человек, попавший в опалу, в их представлении был списанным политиком, который ни при каких обстоятельствах не смог бы реанимироваться.

Гейдар Алиев начал создавать Азербайджан еще в советское время. Главное, что ему удалось, так это изменить демографическую ситуацию в Баку. Знаете ли вы, какой процент азербайджанцев проживал в Баку? Я вам отвечу - 40%. В то же время в регионах Азербайджана наблюдалась плотность населения и демографическая напряженность – азербайджанцы в массовом порядке выезжали в поисках работы в Россию, Украину и другие республики, то есть мы их теряли. А Гейдар Алиев начал строить промышленные объекты, заводы и фабрики, по всему Азербайджану были созданы профтехучилища. Азербайджанцы составляли мизерный процент в промышленных районах, и начиная с 70-х годов прошлого века началась гигантская программа по переселению сельских азербайджанских молодых ребят в Баку. Таким образом, в 1982 году, после того как Гейдар Алиев уехал в Москву, процент азербайджанцев в Баку достиг 80%.  Представляете, это ему удалось сделать всего за 13 лет!

Кстати, Г.Алиев стремительно менял и демографическую ситуацию в Нагорном Карабахе, заселяя и этот регион азербайджанцами. К сожалению, он не успел завершить свою политическую миссию, ибо после него республику возглавили очень слабые люди, которые разрушили его политическое наследие.

А в 1993 году после возвращения во власть, ему пришлось все начинать с нуля. Я считаю, что азербайджанское государство - это наследие, которое нам оставил Гейдар Алиев. Поэтому ни в коем случае это государство нельзя отдавать в руки дилетантов или площадных выскочек, его нужно сохранить любой ценой.

Когда Гейдар Алиев пришел к власти, в Азербайджане была и военная, и политическая оппозиция. Военная оппозиция была разгромлена, а политическая – изжила себя, и мне кажется, что в политической системе страны образовался некий вакуум. А как известно, свято место пусто не бывает, и я опасаюсь, что этот вакуум может заполнить религиозная оппозиция.

- Но, кроме религиозной опасности, азербайджанскому государству придется нелегко и в новый век глобального геополитического противостояния. Как бы снова Азербайджану не потерять государственный суверенитет.

- В мире были две мировые войны, а сейчас идет третья, и она началась не сегодня, а в 1988 году в Карабахе. Великая Советская империя развалилась, рухнул и соцлагерь, развалилась Югославия… Вот войны в Чечне, Абхазии, Ираке, Сирии, Южной Осетии, Ливии, а сейчас в Украине, все это звенья одной цепи. То есть третья мировая война идет полным ходом уже 26 лет, и огонь войны будет разгораться еще страшнее.

- Вот кстати многие, кто освистывал Гейдара Алиева и топал ногами, до сих пор занимают высокие позиции в правящей элите. Вам лично не обидно, что многие из них заняли высокие посты, а многие из тех, кто рисковал жизнью остались не у дел?

 - Знаете, я не хотел бы это обсуждать. Но вам должно быть известно, что всякую революцию задумывают гении, осуществляют фанатики, а пользуются ее плодами…

- Вам не кажется, что в период правления Гейдара Алиева свободнее дышалось, чем сейчас?

- Я не согласен с этим мнением. В Азербайджане полностью обеспечены право на свободу слова, право на свободу собраний и политической деятельности. Ильхам Алиев продолжает политический курс Гейдара Алиева. В республике издаются оппозиционные газеты и сайты, им никто не мешает работать. Проблема в другом. Вот уже 11 лет, как Ильхам Алиев находится у власти, а оппозиционные функционеры просто устали от безрезультатной политической борьбы. Устали и лидеры Народного фронта, и функционеры партии "Мусават", они элементарно физически устали от этого противостояния.

Я бы сказал, что они и сильно постарели. До сих пор оппозиционеры не могут осознать, что на дворе 2014 год, а не конец 80-х. Им кажется, что если им позволят провести митинг на главной площади страны – Азадлыг мейданы, то они в миг придут к власти. Помните, в 2003 году они всего на полчаса захватили площадь Азадлыг? В какой эйфории они находились?! Они не могут смириться с мыслью, что эпоха митингов и площадей в азербайджанской политике безвозвратно осталась в прошлом. Взгляните на происходящее в Украине, все это у нас происходило еще 20 лет назад. Сейчас украинское общество страдает детской болезнью, которой Азербайджан переболел 20 лет назад. Скарлатиной, ветрянкой…

- Детской болезнью левизны.

- (Смеется…) Это вы сказали, а не я.

- А может, Гейдар Алиев в условиях прежнего миропорядка нуждался в декоративной оппозиции в азербайджанском политическом театре, а Ильхам Алиев просто решил избавиться от этого балласта. И декорации вынесли за кулисы…

- Насчет декораций - это ваше мнение, и я не совсем согласен с ним. Заметьте, 10 лет эти люди находились в оппозиции при Г.Алиеве, и еще 11 лет при И.Алиеве. 21 год – это целая эпоха. За 21 год рождается человек, он заканчивает школу, вуз, служит в армии, женится и даже становится родителем. То есть это - целая жизнь. И вот за все эти годы оппозиция так и не изменилась. Многие из них даже не научились пользоваться компьютером.

Знаете, бытует мнение, что обычно в политику приходят те, кто не состоялся в своей профессии, хотя я и не совсем разделяю его. Многие лидеры НФА были сотрудниками Академии наук. Помните, там был некий клуб молодых ученых, созданный КГБ и ЦК Компартии Азербайджана. Вот в этом клубе и объединились младшие научные сотрудники и лаборанты, одним словом, неудачники, которые по 20 лет не могли защитить кандидатские диссертации. Они вошли в нашу политическую жизнь как «поколение МНС». В России эту политическую плеяду называли завлабами, а у нас – уничижительно - "эменэсы".

- Вы близко и пристально наблюдали, как за Гейдаром Алиевым, так и за Ильхамом Алиевым. Как-то еще в 2003 году вы сказали, что Г.Алиев после себя оставил свою политическую копию… В то время многие с сомнением отнеслись к вашим словам. Жизнь доказала обратное. Неужели такая фантастическая схожесть характеров и политических портретов?

- К сожалению, у меня не было возможности близко наблюдать за Гейдаром Алиевым и Ильхамом Алиевым. Я не был настолько близок к первым лицам. Что касается преемственности политических поколений,  разумеется, курс тот же, хотя подходы могут быть разными. Естественно, мы замечаем различие в подходах, что обуславливается изменением условий и обстоятельств. Время меняется, а с ним меняются и люди, и политика. Однако генеральная линия остается прежней.

- Хорошо помню, в 90-е годы, когда все задавались вопросом – что же будет после Алиева, вы были рьяным пропагандистом модели Индийского национального конгресса для Азербайджана. В тот период многие с недоверием воспринимали ваши доводы, выражая уверенность в безальтернативности системы европейской парламентской демократии. Все же эта система в восточных странах не приживается. Еще одно ваше предсказание…

- Вот вы говорите об Индийском национальном конгрессе, но почему не упоминаете о Джордже Буше-старшем и Джордже Буше-младшем. Ведь США - самая демократическая страна в мире. Почему никого не удивляет, что там после отца к власти пришел сын. Или же возьмем семью Клинтон. Насколько мне известно, Хиллари Клинтон готовится выдвинуть свою кандидатуру на следующих президентских выборах.

Странно, но почему-то династии врачей, педагогов, ремесленников, деятелей искусства ни у кого не вызывают возражения или раздражения, однако когда речь заходит о династиях политиков, все тут же указывают на нездоровой характер становления политической преемственности. Многие не понимают, что политика такое же ремесло, как и другие профессии, и ею должны заниматься профессионалы. Самый плохой портной всегда будет лучшим, чем мы с вами, и, конечно, самый плохой политик будет лучше разбираться в политике, чем мы с вами. Он же занимается политикой профессионально. Кстати, не только в США, но и в демократической Японии существует традиция формирования политических династий. Хотя Япония - самая развитая и демократическая страна на Востоке.

- Как вы думаете, правящей партии нужна критика и кто ее должен озвучивать?

- Правящую партию критикуют все - и оппозиция, и СМИ. Это нормальная политическая борьба, когда оппозиция критикует правящую партию или правящая партия критикует оппозицию.

- Я имею в виду внутрипартийную критику в "Ени Азербайджан"…

- Да, и внутри партии происходят различные политические баталии. Вы же знаете, что даже самых высокопоставленных функционеров исключают из партии. Даже под суд отдают. Таким образом партия самоочищается, избавляется от случайно примкнувших людей.

6393 просмотров