Прапорщик Тебриз Зохраблы: "Мы все были спецназовцами, а у армян было много молодых солдат, которые к контактному бою не были готовы"

В дни 44-дневной Отечественной войны в соцсетях распространились видеокадры, снятые силами азербайджанского спецназа на одной из высот Муровдага. Эти кадры стали одним из символов Отечественной войны. На видеокадрах видно, как азербайджанские спецназовцы освободили высоту Муровдаг и, водрузили флаг Азербайджана.  

Корреспондент украинского портала Censor.net Юрий Бутусов в ходе поездки в Карабах нашел одного из 32 героев, которые запечатлены на кадрах – Тебриза Зохраблы, участвовавшего в освобождении от врага высоты Муровдаг. Впоследствии он был тяжело ранен в боях за одну из высот близ Суговушана. 

Представляем нашим читателям беседу украинского корреспондента с Тебризом Зохраблы.

Тебриз Зохраблы

- Расскажите о своей службе до войны.

- В Отечественной войне я принял участие в звании младший прапорщик, служил в роте спецназа разведывательного батальона – воинская часть №057. Общий срок службы до войны составлял 6 лет.

- Какой была ваша подготовка к войне?

- Нас готовили для самостоятельных действий в тылу врага. Чтобы стать спецназовцем, я после срочной службы прошел курс подготовки 9 месяцев по программе морского спецназа. Моя специализация была – сапер.

- Не секрет, что с 1991-го в Карабахе идет война, локальные боевые действия не прекращались 30 лет, был ли у вас боевой опыт до 2020 года?

- Мой первый боевой опыт был в феврале 2017 года. Мы выполнили ночью боевую задачу в Карабахе.

- Была ли вся группа оснащена приборами ночного видения?

- Да, каждый по своей специальности был оснащен всеми приборами.

- Ваш батальон готовился к конкретным действиям в одном районе или на разных участках? Воевать вам пришлось там, где вы и готовились?

- Да, мы пошли в бой именно там, где готовились, мы хорошо изучили условия, в которых надо было воевать. Мы постоянно действовали в одной полосе - в полосе Бардинского армейского корпуса.

- Когда для вас началась война?

- 27 сентября наша рота спецназа под командованием Фарида Алиева заняла гору Муров. Нас было 32 человека. Мы узнали об очередном нападении армян и нашем контрнаступлении, о том, что началась большая война.

- Со стороны возникает впечатление, что задача занять высоты хребта Муровдага была поставлена и выполнена спецназом раньше, еще до 27 сентября.

- Мы подняли флаг Азербайджана на горе Муров 27 сентября. Это все, что я на данный момент могу сказать. Добраться на высоту более 3300 метров было трудно. Все вооружение, припасы мы тащили на своих плечах - 50-60 килограммов на человека. Подъем на гору занял примерно 6-7 часов.

- Все выдержали?

- Мы знали, что будем воевать в таких условиях и все наше обучение проводилось максимально близко к этому рельефу. Было трудно, но нас специально к этому готовили.

- Как вы добились внезапности, ведь на гугл-картах ниже вершины заметны армянские позиции? Был бой при заходе на вершину? Как была организована армянская оборона?

- Армянская оборона в горах состояла из отдельных постов по 10-15 человек на каждом. Главные силы они держали позади, а передовая состояла из цепочки постов, разделенных большими расстояниями.

Для начала мы проникли вглубь в тыл противника на несколько километров и они не увидели нас, а потом мы поднялись на вершину с направления, которое они не просматривали. На самом Мурове не было армян, но было два поста ниже вершины, и именно между ними мы и прошли. Мы зашли без боя, без звука. Думаю, армяне были в шоке, когда узнали, что началась война, а над ними уже висит флаг Азербайджана.

- Какую задачу получила ваша рота на Мурове?

- Мы доложили командованию, что мы здесь, нам дали приказ держаться и сохранить высоту любой ценой. И мы занялись корректировкой артогня по противнику. Мы просматривали армянские посты внизу и магистраль, которая шла через Кельбаджар.

- Зачем вы поднимали флаг, ведь вы себя обозначили противнику?

- Это было одной из наших задач. Мы подняли флаг 27 сентября, вначале маленький, а потом развернули огромный, хорошо заметный для армян флаг Азербайджана. Мы хотели, чтобы все армяне вокруг видели, что над ними уже азербайджанский флаг, хотели сломить их боевой дух и принудить к отступлению. А также мы хотели отвлечь их внимание от других направлений, где также завязались бои.

- Пытался ли вас выбить противник?

- Нас не пытались штурмовать. Муров – высокая гора, там даже камнями можно отбиваться. Однако нас обстреливала артиллерия и была информация, что армяне могут нанести удар авиацией. 1-2 октября мы получили от нашей разведки информацию, что армяне поднимают самолеты, мы расходились в стороны и искали укрытие, но бомбы по нам так и не попали. Знаю, что на других высотах хребта Муровдаг шли тяжелые бои.

- Как шла борьба за Муров? Удалось ли другим подразделениям сразу пройти за вами, что происходило на двух армянских постах, которые контролировали гору?

- Мы были отрезаны от своих. Однако мы теперь могли корректировать нашу артиллерию и наводили ее на оба армянских поста внизу, которые мы хорошо наблюдали. У противника было трудное положение, и у нас тоже. Но через несколько дней, вероятно, у армян были потери и они ушли оттуда. Наша задача была выполнена. Наши войска смогли теперь с нами соединиться. Поэтому мы передали Муров пехоте из другой части и нас перебросили для выполнения других задач.

- Есть видео как в районе Муровдага наносят удары азербайджанские дроны "Байрактар", вы получали данные с беспилотников, было взаимодействие?

- Я о таком не знаю. Там, наверху, где сильные ветра, облака, там все решали только люди.

- У вас были потери?

- Да. Однажды утром, армянская артиллерия начала обстрел. Погиб наш товарищ – Натик Вердиев. Каждый, кто видит азербайджанский Муров, должен знать это имя.

- Расскажите историю этого знаменитого видео солдат, которые спят, прижавшись бок о бок на вершине над облаками и которое стало одним из символов Второй Карабахской войны в Азербайджане. Как было снято это видео, кто это сделал?

- Это видео снял 28 сентября наш товарищ Бахруз Мурадов. Мы сняли видео потому, что нас не было видно в то время, облака висели ниже вершины горы, мы это видео сняли как доказательство того, что мы на Мурове, и мы отсюда не уйдем без приказа. 

- Почему вы спите прямо на голых камнях, где горное снаряжение?

- От нас зависел успех операции на всем хребте. Мы не имели права проиграть свой бой. Мы должны были взять гору и удержать ее, или остаться там все. Поэтому теплые вещи и все остальное не имело для нас значения, смысл был только подняться на гору и держаться любой ценой. Мы хорошо знали горы, и сознательно взяли с собой только вооружение и только самый необходимый минимум. Мы не брали теплые вещи, спальники, почти всю еду оставили внизу перед подъемом.

- Но как же вы могли эффективно выполнять боевую задачу, когда на таком холоде невозможно нормально спать и вы быстро потеряли бы боеспособность? Какая была температура во время съемки?

- Снег падал, когда мы снимали, но, если честно, мы не следили за температурой. Понимаете, я родился в Агдамском районе в 1993 году, когда азербайджанцев изгнали с этих земель. Мой родной дядя погиб на той войне. И вот мы пришли вернуть свое, мы стоим там, где нога азербайджанцев не ступала 30 лет, и мы должны сделать все, чтобы вернуть эту гору всему нашему народу навсегда. Вы просто не представляете себе этот адреналин, который был у нас в крови. Мы ни о чем другом не думали.

Там на вершине было очень холодно, и заснуть можно было только так – прижавшись друг к другу. Еда закончилась в первый день. Вода закончилась на третий, и два дня воды не было вообще. Но у нас были силы, потому что мы верили в нашу победу.

- Сколько времени вы находились на Мурове?

- 5 дней.

- Как же вы держались без воды?

- Мы раскладывали на камнях магазины от автоматов, на них собиралась роса, и мы ее потом слизывали с поверхности. У нас были запасы медикаментов, и мы выпили весь физраствор – разделили на порции на 32 человека, по-братски.

- В каком состоянии вы были когда спустились с Мурова? Удалось ли избежать истощения, обморожений?

- Нас доставили в госпиталь, и мы восстанавливались один день, этого оказалось достаточно, все оказались в строю, и нашу роту перебросили на выполнение другой задачи в районе Суговушана (азербайджанское название, у армян – Мадагиз. – Ю.Б.).

А остальная часть нашего батальона была переброшена на юг, и в составе соединения сил специальных операций участвовала в освобождении Шуши.

- Есть два армянских видео о боях в горах, где видно, что им удалось выбить какие-то азербайджанские подразделения с каких-то позиций в Муровдаге. Где и как это происходило, вам известно?

- Не был очевидцем, такое могло быть на других высотах, но не на самой горе Муров. Муровдаг остается в наших руках (видео боя других подразделений разведбатальона 057 на Муровдаге также можно найти в интернете, – ЮБ.). Однако после захвата ряда высот на хребте Муровдаг и Омарском перевале спецназ заменили другие подразделения, не так подготовленные для боев в горах, и противник мог проводить контратаки на других высотах. Задача наших войск после захвата ряда вершин в первый день войны на этом направлении заключалась в сковывании противника.

- Что происходило на вашем направлении?

- Мы вошли в село Талыш – оно уже было нашим. Там мы оставили машины. Наша задача была – наступление на дороге в Суговушан. Там стоял наблюдательный пост армян, они контролировали дорогу, и их расчет ПТРК выбивал машины, ехать было нельзя. На правом фланге от дороги горы заросли густым лесом, труднопроходимым и мы пошли именно здесь, где нас никто не ждал. Впереди пара дозорных, затем вся рота и так мы в обход дороги зашли прямо в Суговушан.

- Вам пришлось вступить в бой в селе?

- Нет. Мы зашли в Суговушан 3 октября, и доложили командованию, что все чисто. Провели там несколько часов и сразу после этого поступил приказ занять высоту, вокруг которой армяне развернули новую линию обороны. Нельзя было терять время, нельзя давать врагу закрепиться на новых рубежах. Нам надо было снова выйти в тыл противника, чтобы взять высоту 951 близ села Тонашен. Она была ключевой для обороны в том районе и позволяла контролировать трассу Тонашен - Агдере. Мы снова действовали скрытно. Наша рота обошла с тыла все посты армян вокруг самого Тонашена. Когда подошли к высоте, мы наблюдали за обстановкой и увидели, что армяне нас ждут. Бой за высоту 951 произошел 5 октября. Армян там было, как потом посчитали, до 40 человек. А нас было 32 человека. Наши дозорные сообщили - прямо мы идти не можем, потому что армяне были готовы, что мы придем и устроили нам засаду. Мы это видели, наши дозорные обнаружили их позиции. И мы снова обошли эту группу армян с тыла, используя горную местность и укрываясь в рельефе. И когда мы подошли близко, начался горячий бой, это все было очень быстро, в упор, дистанция иногда 10-20 метров. Вот это видео снято сразу после этого боя, мы еще перевязываем раны, вокруг еще не остывшие тела наших погибших бойцов и убитых нами врагов. Мы перевязываем себя и спасаем тяжелораненых. В этом бою я также был тяжело ранен в руку. Был тяжело ранен в грудь Бахруз Мурадов, который снимал видео на Мурове. В бою там погибло 8 наших воинов. Армяне понесли большие потери, мало кому удалось уйти, и мы взяли высоту 951. Мы все были спецназовцами, а у армян было много молодых солдат, которые к контактному бою не были готовы, возможно, не имели боевого опыта. У армян стреляли только опытные бойцы, которые, вероятно, воевали еще в первую Карабахскую войну, они были мотивированы.

Главное мы сделали - взяли высоту 951 и не позволили противнику закрепиться на дороге. Теперь рядом с высотой находится совместный пост российских и азербайджанских войск.

- Что с вашей рукой? Государство помогает лечению? Вам оказывают помощь?

- Рука пока не восстанавливается, пуля перебила кость и нервы, но я рассказал все это не потому, что хочу привлечь к себе внимание и попросить помощь. Мне это не надо. Я хочу, чтобы все знали, что я, Тебриз Зохраблы, из села Афетли Агдамского района. Хочу, чтобы все знали, откуда я родом. Мы победили и значит, прожили достойно памяти шехидов, павших за Карабах в начале 90-х.