Тернистый путь к победе! былое и думы

Бывший секретарь ЦИК Ильгар Аббасов, специально для haqqin.az

С чего начиналась победа, которую одержали наш народ и наша доблестная армия в 44-дневной кровопролитной войне под руководством президента Азербайджанской Республики, Верховного главнокомандующего Ильхама Гейдар оглы Алиева.

Победа, которую ждали почти 30 лет, когда у многих уже истаяла надежда на освобождение родных земель от агрессора, которого поддерживал чуть не весь мир. Когда армяне захватили населённые пункты, не имевшие никакого отношения к НКАО – Нагорно-Карабахской области в составе союзной Азербайджанской республики, на территорию которой изначально они претендовали.

Победа, которую ждали 30 лет

И все это время армяне бывшей советской республики и рассеянное по всему свету армянство, прибегая к беспардонным историческим фальсификациям и откровенной лжи, убеждали мир в горестной судьбе своего народа, лишенного своей земли и вынужденного существовать среди нецивилизованных, кровожадных тюрков-азербайджанцев. Заявляя, что они, армяне, якобы первыми в мире приняли христианство как государственную религию и по своему культурному уровню стоят гораздо выше всех восточных народов, а потому совершенно противоестественно, что им приходится жить с азербайджанцами в едином государстве.

Следует признать, что эта тотальная черная пропаганда нередко достигала своей цели – в исключительность армянской нации многие верили, как и в то, что темные, свирепые азербайджанцы всячески подавляли армянский народ, уничтожая его самобытность. Увы, отчасти кое-где верят в эту нелепость и сегодня.

Оккупировав 20 процентов территории Азербайджана, армянские националисты делали все, чтобы как на материальном, так и на психологическом уровне сломить сопротивление нашего народа. Это под давлением армянского лобби в тяжелейшее для Азербайджана время Конгресс США в 1992 году принял поправку 907 к «Акту в поддержку свободы», лишив едва обретшее независимость государство финансовой помощи.

Армяне убедили всех в своей исключительности

Сползающая в глубочайший кризис экономика, политический разброд, чисто номинальная, бессильная, раздираемая внутренней борьбой за лидерство власть. И при этом война, гибель людей, миллион беженцев... Вошедшие во вкус армяне угрожают с помощью «друзей» захватом половины страны, что было вполне реально. Вот что такое Азербайджан начала 90-х.

Казалось, спасения нет, но оно пришло. Народ, общество осознали, что сломить ситуацию, вывести нацию из глубокого упадка может только один человек – мудрый, смелый, опытный политик и управленец. К нему воззвали, и он, несмотря на реальную опасность для себя, не оставил Родину в беде. Разваливающуюся страну возглавил Гейдар Алиев. Позже народ справедливо назовет его общенациональным лидером.

Нет сомнений - наша победа началась именно тогда, когда народ настойчиво потребовал от правительства пригласить находившегося в фактической изоляции в Нахчыване Гейдара Алиева для управления страной. Его знали, ему верили, и это не было слепой верой от безысходности - народ помнил, как после прихода Гейдара Алиева к власти в 1969 году в республике всё стало меняться. Динамично начала развиваться промышленность, на новый уровень вышло сельское хозяйство.

Он повел свой народ вперед и в этот раз, не позволил ему оказаться в пропасти хаоса и нищеты. И страна постепенно, пусть поначалу и едва заметно, двинулась к своему возрождению.

Первым решительным и весьма непростым шагом для лидера государства, рисковавшего быть непонятым обществом, стало подписание с армянской стороной в июне 1993 года Бишкекского протокола о прекращении огня. Это было смелое и единственно верное в той ситуации решение. Да, звучали голоса о неприемлемости компромиссов с врагом, но их заглушил голос разума народа. Люди поняли – сначала надо окрепнуть, а уж потом воевать. 

Гейдар Алиев не позволил народу оказаться в пропасти хаоса

Гейдару Алиеву поверили не только азербайджанцы, но и отлично умеющие просчитать свои дивиденды западные капиталисты. В сентябре 1994 года Азербайджан заключил знаменитый «Контракт века» с участием 13 крупнейших иностранных компаний. Благодаря их инвестициям в короткие сроки нефтяная промышленность республики была не только восстановлена, но и основательно модернизирована. Страна начала получать спасительные нефтедоллары. На эти деньги стали вновь открываться нефтеперерабатывающие и машиностроительные заводы, аграрная отрасль получила новую технику, пополнился оскудевший семенной фонд, и на полях, как прежде, зазеленели всходы.

С восстановлением нефтяной промышленности, открытием новых богатых морских месторождений углеродов настоятельной необходимостью стало наладить связь такого закрытого водоема, как Каспий, с внешним миром, построить нефтепровод по труднодоступному, сложному рельефу через территорию Грузии. Именно в тех местах тогда находилась база российских войск, а также  компактно проживали армяне, заселенные в Грузию в 1944 году вместо высланных в Среднюю Азию со своих родных земель около 200 тысяч турок-месхетинцев. Само собой, и российские военачальники, и армянское население всячески противились строительству азербайджанского нефтепровода. Но их происки были пресечены азербайджанским и грузинским правительствами, и трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан был успешно подсоединен к турецким берегам. И в преодолении всех политических и экономических препятствий на пути экспортного маршрута азербайджанской нефти также колоссальная заслуга Гейдара Алиева.

Говорят, что отходя в мир иной после 46-летнего правления Турцией, великий султан Сулейман, велел положить в его могилу и свой сундук. Как полагали приближенные султана, в сундуке были драгоценности правителя. Но в дальнейшем выяснилось, что его содержимое составляли свитки с планами Сулеймана на будущее страны, которые, как он считал, после него некому будет претворять в жизнь.

В отличие от знаменитого султана, Гейдар Алиев не только невообразимо много сделал для становления государства, но и воспитал сына - достойного преемника начатого отцом. Азербайджанский народ поверил Г. Алиеву и тогда, когда он сказал, что всецело доверяет своему сыну. Ильхам Алиев был избран президентом, который прежде всего стал планомерно и целенаправленно готовиться к освобождению от оккупации азербайджанских территорий - делал все для повышения экономического потенциала страны, создания боеспособной, современной армии.

Еще будучи вице-президентом Государственной нефтяной компании Азербайджана, он вникал во все детали сверхсложного нефтяного контракта, экономической жизни страны. Завершив по завету отца жизненно важный для республики «Контракт века», Ильхам Алиев предпринял реализацию новых многомиллионных контрактов, одновременно становясь все более значимой фигурой на мировой политической арене.

Однако к войне готовилась и противоположная сторона. Ильхам Алиев, унаследовав от Гейдара Алиева такие основополагающие для лидера государства качества, как дальновидность, умение трезво оценивать обстановку, понимал, что с этим противником только путем переговоров и убеждений сколь-нибудь приемлемого согласия и мира не добиться. И он, как говорится, не стал сооружать щит от ветра, а принялся строить мельницу, для работы которой нужна была сила этого ветра. Покупая современное оружие, он обучал своих солдат, в том числе и сына - молодого Гейдара Алиева, профессионально пользоваться им.

Как теперь стало известно, все планы сражений Отечественной войны, каждой операции разрабатывались под руководством президента. Это говорит о том, что глава государства основательно изучал тактику и стратегию современной войны, отлично осведомлен о технических возможностях всех видов вооружения. Зачастую в 44-дневной войне применялось оружие, которое было абсолютно неведомо противнику и помимо уничтожения его позиций стало и фактором устрашения врага.

Бывший президент Армении Кочарян тоже покупал высокоточное оружие и изучал методы ведения стрельбы, только не в боях, а для охоты в далекой Африке на пернатых и львов. В качестве доказательства своего «геройства» он сфотографировался с дорогим ружьем над головой убитого им льва…

Президент Ильхам Алиев тем временем предпринимал усилия, чтобы сплотить нацию, настраивал людей на неизбежность возвращения родных земель, прилагал усилия для воспитания молодежи в духе патриотизма и преданности Родине.  

В первые же дни своего президентства он клятвенно обещал: «Мы никогда не смиримся с оккупаций и придет час – изгоним врага с наших земель». И слово свое сдержал.

Этот долгожданный, выстраданный народом вместе со своим лидером час пришел. Да, армия была модернизирована, вооружена и обучена по самым новейшим стандартам, но и народ, сжав в кулак всю свою волю, делал все для победы. Матери отправляли на фронт сыновей не со слезами, а с вдохновляющими на подвиг напутствиями. Не было ни единого случая дезертирства, что поистине беспрецедентно для столь жестоких и кровопролитных сражений.

Напротив, поток добровольцев был столь масштабным, что пришлось вмешаться самому президенту, заявившему в своем обращении к народу, что в армии достаточно профессионалов и в добровольцах нет нужды.

А на передовой солдаты и офицеры проявляли чудеса высокого воинского мастерства вкупе с невероятной самоотверженностью и героизмом. Они не только бесстрашного воевали, но и, рискуя собственной жизнью, никогда не оставляли на поле боя своих раненых товарищей. Во всех письмах с фронта было одно: «Пусть я погибну, но Карабах будет освобожден! Если уж мне суждено умереть, прошу похоронить меня в Шуше…»

А президент Саркисян все еще готовил молодых армян к новым завоеваниям, уверяя всех, что вопрос присоединения захваченных азербайджанских земель к Армении уже решен и теперь пора обратить свой взор на Турцию, где, оказывается, тоже есть «исторически армянские земли»… Саркисян и иже с ним усиленно вводили в заблуждение армянский народ, скрывая настоящий разгром своей армии, тысячи погибших и то, что уже дал письменное согласие о передаче некоторых районов Азербайджану. Но солдат, к тому времени из-за бездарности и предательства своих командиров и отсутствия вооружения уже испытавших на себе силу азербайджанского оружия и бесстрашие наших воинов, не проведешь – они в массовом порядке бежали с фронта.

Сегодня военные специалисты изучают операцию по штурму возвышающегося на скалах города Шуша как уникальный образец в истории воинского искусства. И не зря. Эта операция готовилась много лет, было даже создано специальное подразделение для освобождения от захватчиков этой колыбели азербайджанской культуры. Не сидели сложа руки и армяне - под командованием генерал-полковника С.М. Оганяна строилась широко разрекламированная «линию обороны Оганяна», которая, однако, была уничтожена в результате беспримерного марш-броска вверх по скалам азербайджанских солдат всего за 15 минут.

Наверняка армянский народ ещё спросит у Сейрана Мушуговича, уроженца Шуши: «В 1992 году, будучи командиром 366-го батальона, ты безжалостно истреблял в Ходжалы азербайджанцев, земляков своих, с которыми, наверное, вырос в одном дворе и хлеб делил, за что всю грудь увешал наградами, почему же, когда азербайджанцы окружили твою «Шуши», не стал ее защищать, ускакал как кенгуру в Ереван, а погибать оставил молодых ребят из того же Еревана?  Что теперь ты скажешь матерям этих солдат?!»

А ведь Ильхам Алиев, готовясь к войне, тем не менее делал все возможное, чтобы избежать кровопролития. Предлагал, уверял, даже уговаривал. В частности, представил план по прокладке через Армению нефтепровода, что сулило все более слабеющей армянской экономике реальные доходы, о чем недавно напомнил президент Беларуси Александр Лукашенко. Азербайджанский лидер открыто протягивал руку мира и помощи, но армяне в очередной раз выстрелили сами себе в ногу, отказавшись от выгодного предложения.

О том, какие политико-дипломатические усилия предпринимались для предотвращения военного столкновения сначала Гейдаром Алиевым, а затем его преемником все 30 лет, явственно показала Отечественная война. Президент Ильхам Алиев во все дни боевых действий и после них, демонстрируя мастерство риторики, умение противостоять оппонентам в дискуссии, представлял в интервью авторитетным и, как правило, совсем недружелюбным зарубежным журналистам неоспоримые факты, красноречивые свидетельства агрессии и провокаций армянской стороны и тщетные попытки азербайджанской дипломатии не доводить дело до войны. И иностранцы стали прислушиваться к голосу разума и объективности, более критично начали относиться к заявлениям армянских историков и политиков.

А уж когда зарубежные дипломаты и журналисты побывали на освобожденных землях Карабаха и прилегающих районов, увидели разрушенные города-призраки, сгоревшие леса, исковерканную снарядами землю, оскверненные мусульманские и христианские храмы, руины историко-культурных памятников, многие кардинально поменяли свое отношение к армяно-азербайджанскому конфликту.

Невероятное впечатление произвела на всех первая леди и первый вице-президент Мехрибан Алиева, когда во время посещения освобождённого Агдама, босая невзирая на зимнюю стужу, она долго возносила в разрушенной мечети хвалу Всевышнему за освобождение родного края. Ее благоговейная вера в Божий промысел вызвала искреннее уважение зарубежных визитеров, а для азербайджанского народа стала символом торжества справедливости и национального достоинства.

Когда премьер-министр Армении Пашинян в подпитии плясал на Джыдыр дюзю и внушал армянам, что «Арцах - это Армения», его жена Анна Акопян, узнав о заветной мечте Мехрибан Алиевой - послушать азербайджанский мугам в Карабахе, заявила, что эти земли принадлежат Армении, и поэтому она может приехать только как гость, и они вместе с удовольствием послушают эту музыку. При этом надменно подчеркнув, что попытки претворения её мечты по-другому сопряжены с новыми потерями азербайджанских земель.

По-видимому, Анна Вачиковна не знала, что ещё в 2005 году по инициативе президента Фонда Гейдара Алиева Мехрибан Алиевой было принято решение о создании Международного центра мугама в Баку. В том же году ЮНЕСКО объявила азербайджанский мугам одним из шедевров устного и нематериального культурного наследия человечества. А сама Мехрибан ханум, большой знаток и ценитель искусства, внучка выдающегося мыслителя и писателя Мир Джалала Пашаева, который в своих произведениях убеждал в необходимости бережного отношения к национальному культурному наследию, неустанно работает над популяризацией азербайджанской культуры в мире. Историческим же центром так любимого Мехрибан ханум Алиевой мугама является именно Шуша. Так что по меньшей мере некорректно со стороны госпожи Акопян предлагать ей «вместе послушать музыку».

Впрочем, Ильхам и Мехрибан Алиевы ее услышали и решили проблему по-цезаревски: пришли с народом и армией, увидели и победили. И мугам вернулся и вновь зазвучал в Карабахе.

И мугам вернулся и вновь зазвучал в Карабахе

У каждого появившегося на этот свет человека есть своя миссия, а для её выполнения Всевышний сам охраняет, направляет и помогает ему во всём. Миссия Гейдара Алиева и его преемника Ильхама Алиева – это укрепление, восстановление, развитие Азербайджана и освобождение его исторической земли от захватчика.

Как, если не Божьем провидением, можно назвать случай, когда в январе 1982 год правительственную «Чайку», в которой были Гейдар Алиев с сыном, по дороге в Шушу на церемонию открытия бюста Молла Панах Вагифа едва не протаранил УАЗ сопровождения. Автомобиль в те годы первого секретаря ЦК Компартии Азербайджанской ССР Алиева чудом не скатился в обрыв... Из УАЗа выскочил побелевший от страха министр внутренних дел Джафар Велиев и бросился к руководителю республики. Однако Гейдар Алиевич с потрясающим самообладанием только и бросил ему: «Джафар, тебе поручено обеспечить мою безопасность, но ты сам являешься источником повышенной опасности. Всё, не задерживаемся, едем, люди ждут нас на морозе»…

«Я горжусь тем, что я азербайджанец!», - говорил великий Гейдар Алиев. Теперь азербайджанский народ гордится его и своим сыном - освободившем азербайджанские земли, вернувшем соотечественникам национальное достоинство. Такова его миссия на этой земле.