Почему началась война? вопрос дня

Эльнур Эминоглы, автор haqqin.az

Этот необычный вопрос после долгожданной надежды на мир, после двух кровопролитных карабахских войн завис на устах с раннего утра застигнутых врасплох новой военной сводкой из Лачина, Зангезура, Кельбаджара жителей Азербайджана и Армении. Заветный мир оказался всего лишь краткой паузой. Замолкли уста политиков и дипломатов, и снова заговорили автоматы.

Армения, как и накануне краткосрочной июльской войны 2020 года на линии соприкосновения в Товузе, попыталась занять стратегические высоты в направлении Лачинского района – узкого коридора в гористой местности, соединяющего Армению с верхней частью Карабаха. Однако, как и в июле 2020 года, атака армянских подразделений захлебнулась, и вынужденная перейти в контрнаступление азербайджанская армия отбросила позиции армянских войск.

Иллюзорное противостояние с Азербайджаном

Столкновение на этом участке неделимитированной границы назревало давно. На переднем плане постконфликтной картинки за круглым столом вели напряженные переговоры другой Григорян – Мгер и Шахин Мустафаев, которых разделял тяжеловесный Оверчук. На заднем плане у Западного Зангезура вблизи Лачина происходили перманентные столкновения армянских и азербайджанских военнослужащих, пытавшихся занять более выгодные боевые позиции. Частые стычки завершались вмешательством грозных российских миротворцев, которые каждый раз отводили армянские войска к их исходным позициям. Григорян с Мустафаевым с трудом продвигались карандашом по картам горного Зангезура. Там, где армянские солдаты после унизительного поражения старались перехватить новые позиции азербайджанской армии. Азербайджан на протяжении года долго и отчаянно прилагал усилия, чтобы убедить Армению в необходимости проведения скорейшей делимитации границ. Но армянское правительство, преследуя цель легкого тактического успеха, стремилось выйти на площадь к сторонникам пусть и с легковесной, но радостной весточкой с фронта о победе над «врагом, который после Карабаха лелеял мечту вернуть и исторический Зангезур». Пашиняну и его команде любой ценой нужно было достичь хотя бы сиюминутного военного успеха. Но каждый раз ветер призрачной революционной надежды наталкивался на глыбу хорошо вооруженной и выученной азербайджанской армии.

Армянские подразделения покидали азербайджанские высоты с посыпанной пеплом, поникшей головой, а ответственная за новые поражения «площадная демократия» наталкивалась на ставшие привычными обвинения в предательстве и упреки в некомпетентности в армянском парламенте.

Пашинян проиграл и на сей раз

Пашинян вновь оказался втянут в пучину внутриполитического кризиса. И на главное обвинение внутри страны – в капитуляции и общенациональном поражении главный армянский заложник - премьер-министр хотел ответить небольшой военной удачей. Имитацией обреченного сопротивления. По большому счету за последний год сам Пашинян превратился в главную реваншистскую силу, которая пыталась за счет эфемерного минимального военно-авантюрного успеха оставить в тени прошлогодний исторический провал.

Баку неоднократно предупреждал Пашиняна, всячески убеждал его вернуться за стол переговоров во имя строительства новой системы отношений и региональной безопасности. Баку предлагал Пашиняну начать строительство будущего мира с чистого листа, оставить в истории двухвековую этническую вражду, примириться с Турцией, поддержать выдвинутый Алиевым с Эрдоганом и принятый Кремлем формат «3+3». Пашинян отвечал на конструктивизм Алиева новыми бойкотами и военными провокациями.

Армянский премьер-министр превратился в главного заложника сложнейшей, хаотичной и неразрешимой внутриполитической ситуации. И Пашинян пытался выйти из тупика не с помощью дипломатического успеха и мирного договора с Азербайджаном, указав своему народу новый путь развития, а благодаря иллюзорному противостоянию с Баку. А новое противоборство, пусть даже и иллюзорное, обещало новую войну. Пашиняну казалось, что Азербайджан не прибегнет к новым решительным мерам и избежит открытого столкновения. В большей мере исходя из фактора присутствия миротворческих российских войск. По-прежнему, как и в период второй карабахской войны, шантажируя Азербайджан вовлечением третьей силы, будь то Россия или НАТО. Но Пашинян ошибся и в этот раз. Азербайджан продемонстрировал, что готов нанести по Армении последний удар. Завершающий. Невзирая на шантаж и угрозы. После которого у Еревана не останется другой альтернативы, как вернуться за стол переговоров к тяжеловесному Оверчуку с карандашом в руках. Потеряв навсегда желание притронуться к проклятому ружью…