У Вашингтона никакой стратегии больше нет: Израиль остался лицом к лицу с Ираном горячая тема

Джавад Шабири, автор haqqin.az

Как уже сообщал haqqin.az, в мировых СМИ появились заявления израильского руководства о том, что Иран слишком близко подошел к созданию ядерного оружия, в связи с чем Израиль оставляет за собой право проводить против него военные операции. Также сообщается, что израильские чиновники проигнорировали предупреждение США о том, что попытки замедлить иранскую ядерную программу с помощью диверсий заставляют Тегеран ускорять ее.

Кульминацией этих заявлений, сделанных в заочной дискуссии с администрацией Байдена, стало выступление премьера Нафтали Беннета, заявившего, что «Израиль будет стремиться ликвидировать наиболее неприемлемых с его точки зрения иранских политиков». И вообще «не будет связан какими-либо новыми ядерными сделками Ирана с мировыми державами».

Беннет озвучил открытую угрозу

А виною жесткости Израиля стала утечка из Белого дома о том, что администрация Байдена готова к заключению «частичной сделки» с Ираном, которая предполагает избирательное ослабление санкций в обмен на замораживание части ядерной активности. Вполне достаточно, чтобы израильские политики начали бить в колокола, не без оснований полагая, что «такое соглашение убедит иранскую общественность и страны региона в том, что ядерный шантаж работает».

Американцы сейчас пытаются оправдаться, что пресловутая «частичная сделка» была лишь одной из идей, высказанных в ходе мозгового штурма. Но во-первых, такая формула сделки с Ираном - «меньшее - за меньшую цену» уже не первый месяц гуляет в коридорах Белого дома. А во-вторых, однажды она уже была реализована, достаточно вспомнить временную сделку с Тегераном Барака Обамы. Тогда Иран получал около 700 миллионов долларов в месяц из размороженных активов в обмен на приостановку производства обогащенного до 20% урана.

Тогда все действительно закончилось Венскими соглашениями 2015 года. Но сейчас у Ирана другой опыт договоренностей с США и другой президент, который вместе с Верховным лидером считает, что сделка не так уж и обязательна, американцы непременно и ее условия нарушат.

Новый пакт повторит судьбу Венских соглашений 2015 года

Это понимают и в Вашингтоне, а потому там уже вовсю идет обсуждение так называемого «плана Б» - на тот случай, если переговоры провалятся, а то и вовсе неприлично затянутся, как планирует это сделать Иран. Этот план включает в себя три основных пункта:

- убедить Китай прекратить импорт нефти из Ирана;

- заключить ту самую «промежуточную сделку», о которой говорилось выше, где каждая сторона согласится предпринять ограниченные шаги или заморозить статус-кво в ожидании будущего соглашения;

- и, наконец, запустить тайные операции по саботажу ядерной программы Ирана, а также нанесение военных ударов по ядерным объектам страны. В крайнем случае – прямо поддержать военные действий Израиля против Тегерана.

То есть, с одной стороны, «промежуточная сделка» как наиболее вероятный вариант в планах Вашингтона все же присутствует. А с другой – и тайные операции не исключаются. Насколько же серьезно израильтяне должны относиться к заявлениям о том, что такая сделка – всего лишь одно из предложений в ходе мозгового штурма?

И какова должна быть их степень доверия к предупреждениям американской разведки о том, что нападения на иранские ядерные объекты контрпродуктивны и могут побудить Тегеран ускорить свою ядерную программу, если США сами планируют нечто подобное?

В последнее время все чаще возникает вопрос: вот эти переговоры саудитов с Тегераном, контакты в треугольнике Иран-Турция-ОАЭ, намерения Израиля атаковать Иран и многое другое – это все самостоятельная политика Эр-Рияда, Абу-Даби и Тель-Авива, ведущаяся без оглядки на Вашингтон? Или же это часть глобального «хитрого плана», в котором Белый дом прописал всем игрокам свою особую роль?

У Вашингтона никакой стратегии больше нет

Ответ для США неутешительный – это действительно самостоятельная реакция бывших ближайших партнеров США на ослабление их роли на Ближнем Востоке. «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих», - решили в регионе, когда убедились, что никакой стратегии Америки здесь больше нет, есть рефлекторные подергивания ножки Байдена на те или иные внешние раздражители. А потому каждый и решил сформулировать свои долгосрочные подходы к выживанию в противостоянии с Тегераном.

Поскольку иранские ракеты в ближайшие десятилетия до берегов Потомака не долетят. А вот Израиль, как заявил тот же Беннет, этими ракетами окружен. И то, что для Вашингтона является некоей абстракцией – для Израиля и монархий Залива является ежедневным вызовом и угрозой.

Как верно подметил израильский премьер, «мы переживаем сложные времена. Возможно, возникнут споры с лучшими из наших друзей» - но это то, чего сейчас избежать нельзя. Вашингтон больше не дает своим партнерам гарантий безопасности – и они вырабатывают их сами.

До прямой атаки Израиля на Иран дело, конечно, не дойдет, но, как заметил на днях бывший глава Моссада Йоси Коэн, «думаю, что Израиль должен иметь возможность бороться с этим аспектом [иранской политики] в одиночку, как мы делали это дважды в прошлом в Ираке и Сирии». Даже если в Вашингтоне считают иначе.