Иран и Азербайджан запустили братский поезд. Армении надо запрыгнуть в последний вагон редакционная

Эйнулла Фатуллаев

После затяжной конфронтации в отношениях Ирана с Азербайджаном, инспирированной проармянскими «ястребами» в Тегеране, которая сменилась атмосферой хронической неопределенности, наконец взяла вверх политическая стратегия одного из умнейших представителей иранской политической элиты Ибрагима Раиси, который с первого дня с великой долей скептицизма воспринимал высокий градус напряженности в отношениях с Баку и алиевской элитой.

Впрочем, учитывая стратегический ум и недюжинные таланты, а также политическую волю и дипломатическую гибкость Ибрагима Раиси, позволившие ему восполнить высочайшую роль стратега Касема Сулеймани – невозместимую потерю в иранской ближневосточной политике, как неоднократно прогнозировал haqqin.az в своих аналитических выкладках, восстановление отношений Азербайджана и Ирана было всего лишь вопросом ближайшего времени.

Два умных политика определили судьбу региона

Неожиданный визит в Тегеран главного переговорщика с Ираном - вице-премьера Шахина Мустафаева, а также оптимистические заявления в последние дни ведущих представителей иранского правительства предвещали коренной перелом в ирано-азербайджанских отношениях. Нам оставалось ждать кульминации. В последние дни активизировались и контакты на уровне глав МИД двух стран. В одночасье исчезла и враждебная риторика. А иррациональная и беспочвенная обеспокоенность Ирана возрождением исторического «Зангезурского коридора», который иранские теократы пытались представить опаснейшей попыткой перекройки границ в регионе, сменилась конструктивными подходами и адекватными оценками развития и совершенствования транспортно-коммуникационных артерий в регионе.

Конфронтацию спровоцировали «иранские ястребы», что натолкнулось на противодействие команды Раиси. Азербайджан же оставался верным избранной еще в нулевые годы внешнеполитической стратегии в отношении соседей, в первую очередь Ирана, исключавшей вовлечение Баку в жесткую конфронтацию, которая может подорвать региональную систему безопасности.

Баку априори против формирования агрессивных ситуаций, угрожающих интересам ведущих акторов региональной системы, в первую очередь Ирана. Ибо краеугольным камнем во внешнеполитической доктрине Ильхама Алиева является политика невмешательства и уважения суверенитета всех государств. Ведь именно Алиев взял на себя роль укрепления международного авторитета и влияния Движения неприсоединения, в фарватере которого и движется самодостаточный Иран. Даже в период усиления западного давления на Иран, И.Алиев демонстративно и публично перед взором всего мира говорил о необходимости развития экономических отношений и политики добрососедства с Тегераном, при этом активно инвестируя в совместные с Ираном геоэкономические и транспортные проекты. Несмотря на звонки Болтона и послания Трампа.

Азербайджан всегда учитывал интересы Ирана. Однако, к сожалению, в иранской элите было немало сил, которые игнорировали суверенные интересы Азербайджана, требуя совершенно в грубом имперском стиле соотносить интересы Баку со стратегией Тегерана. Иран не допускал, что и у Азербайджана есть и могут быть свои партнеры и друзья. Раиси убедил тегеранскую элиту в обратном.

Раиси выразился конкретно. Территориальная целостность и точка. Пашиняну остается запрыгнуть в последний вагон

В иранской элите не хватало холодного и взвешенного подхода к отношениям с Азербайджаном на основе интересов взаимовыгодного сотрудничества и добрососедства. И этот подход сформировался с приходом во власть такого яркого политика, как Ибрагим Раиси.

Наконец, после позитивного сдвига и проявленного политического конструктивизма президенты Азербайджана и Ирана провели долгожданную встречу. И сверили часы после долгой полосы напряженности. Как сообщили haqqin.az информированные дипломатические источники, встреча Алиева и Раиси прошла в теплой обстановке. Наметился прогресс. И двум политикам удалось достичь первых договоренностей по целому ряду вопросов.

Конечно же, переформатирование отношений между Азербайджаном и Ираном необходимо рассматривать и сквозь призму качественной трансформации отношений Анкары с Тегераном, о чем haqqin.az писал ранее. Тегерану пришлось принять во внимание и недовольство Кремля позицией иранских лидеров в отношении планируемого «Зангезурского коридора», о котором пространно рассуждал Ильхам Алиев в присутствии лидеров региона.

Более того, и Анкаре пришлось ущемить иранские интересы, подразумевая в первую очередь создание многообещающего транспортного коридора из Эмиратов в иранский порт Шахид Реджаи в Персидском заливе и далее до ирано-турецкого пограничного перехода Базарган.

А также своповые поставки туркменского газа через территорию Ирана. Хотя лучше и красноречивее рассказал о прогрессе сам президент Ильхам Алиев: «Это исторический документ, он показывает, насколько глубоки азербайджано-иранские связи. Азербайджан будет получать туркменский газ через Иран. Это хорошая почва для трехстороннего сотрудничества. Подписанный документ важен и с точки зрения экономической и энергетической безопасности».

Иран вместе с Азербайджаном в «Шушинской платформе»

Не заставила себя ждать и восторженная реакция президента Ибрагима Раиси, который поспешил назвать новые договоренности с Азербайджаном как эпохальные и исторические. Ильхам Алиев же добавил, что с Ираном у Азербайджана братские отношения. К тому же Раиси выступил с недвусмысленной оценкой посткарабахской ситуации на Южном Кавказе. По словам иранского президента, после окончания карабахского конфликта в регионе завершилась давняя вражда. И главным принципом для всех участников региона является территориальная целостность государств.

Раиси направил более чем отчетливое послание в Ереван, открыто заявив, что Тегеран присоединяется к платформе Путина, Алиева и Эрдогана и оставляет Армению в унизительном одиночестве. Хотя Тегеран открывает и Пашиняну прежде закрытую дверь. Приглашая Армению в новый регион, где, по словам Раиси, сложились качественно новые реалии. В данном случае речь идет и о принятой на вооружение в Тегеране «Шушинской платформе 3+3». Пять стран-участниц региональной системы готовы к построению нового Южного Кавказа. Слово за Арменией. Хотя в новой ситуации, при которой Иран и Азербайджан снова родные братья, у Армении никто и ничего спрашивать не будет - как мудро изрек сразу же после окончания войны первый президент Армении Левон Тер-Петросян. Армении остается лишь догнать и сесть в последний вагон уходящего поезда, следующего по маршруту Север – Юг.