Песков отказал Эрдогану горячая тема

Леонид Швец, автор haqqin.az

Президент Эрдоган предложил услуги посредника в урегулировании отношений между Украиной и Российской Федерацией: «Мы хотели бы участвовать в решении этого вопроса, развивая переговоры как с Украиной, так и с Путиным». Правда, ответ со стороны России последовал тут же: Дмитрий Песков, пресс-секретарь российского президента, с ходу предложение отбросил, заявив, что идея саммита по Донбассу с участием лидеров России, Украины и Турции не имеет смысла, так как Москва не является стороной конфликта. Пескову даже не понадобилось консультироваться, чтобы дать оценку инициативе Эрдогана. Что довольно оскорбительно, учитывая разницу в статусе президента Турции и пресс-секретаря Путина.

Турецкий президент не впервые предлагает свое посредничество Украине и России. Еще три года назад, когда было очередное резкое обострение после обстрела и захвата украинских кораблей в Керченском проливе, и президент Порошенко ввел в стране военное положение, Эрдоган вызвался мирить стороны, но никакого практического продолжения его инициатива не имела. Как уже видно по реакции Москвы, не будет продолжения и в этот раз.

Песков сразу же отсек

Причина очень проста: в Кремле уверены, что восток Украины, да и Украина в целом – сфера неоспоримых интересов России, и только она будет решать, как, когда и в какой форме эти интересы будут защищены. Никакие посредники ей здесь не нужны. Больше того, Российская Федерация настаивает на том, что она сама и является посредником – в урегулировании внутриукраинского конфликта, за который выдается нынешняя российско-украинская война.

Сейчас, когда на оккупированной части Донбасса расположились два армейских корпуса численностью в 35 тысяч человек, управляемых штатными российскими генералами и офицерами и укомплектованных современной боевой техникой (481 танков, 914 боевых бронированных машин, 720 артиллерийских систем и 202 ракетных систем залпового огня, по данным Генштаба Украины на лето 2020 года), средствами связи, ПВО и радиоэлектронной борьбы, уже смешно вспоминать, как в 2014 году российская пропаганда пыталась объяснить появление оружия у сепаратистов якобы захваченными армейскими складами.

«Народные республики» Донбасса находятся на полном содержании и под исключительным управлением России, но на официальном уровне она настаивает на том, что это некие автономные квазигосударственные образования, с «независимым» руководством которых Киев должен вступить в прямые переговоры для улаживания конфликта. А Москва, конечно, рада будет помочь.

Никто не возьмется оспорить присутствие российских войск на Донбассе

Для Украины прямой контакт с марионетками из Луганска и Донецка означал бы признание их политической субъектности, что совершенно не приемлемо, как немыслимы были бы прямые контакты между официальным Баку и руководством «Нагорно-Карабахской республики». В статусе посредника Российская Федерация, наряду с Германией и Францией, принимает участие и в «нормандском формате», неуклонно отстаивая позицию фактического признания Киевом «ЛНР» и «ДНР» и всячески отрицая тот факт, что является не просто стороной конфликта, а, собственно, единственной его стороной. Как война началась по желанию и активном участии России, так и для того, чтобы ее закончить, достаточно воли российского руководства. Эта воля пока не просматривается.

Больше того, как весной нынешнего года, так и этой осенью отмечается заметное обострение ситуации, когда западные разведки фиксируют возросшую опасность вторжения российских войск в Украину. Как и в 2018 году, именно обострение российско-украинского противостояния вызвало, очевидно, новую инициативу Реджепа Тайипа Эрдогана с предложением своей помощи. Однако это уже не тот Эрдоган, что был три года назад, и не та Украина. У турецкого президента за плечами значительная доля успеха в 44-дневной войне Азербайджана по освобождению Карабаха, а Украина получила на вооружение легендарные БПЛА «Байрактар» и уже испытала их в боевых условиях.

За плечами Эрдогана и победа в Карабахе

Турция заметно усилила свой геополитический статус. Кроме того, неизменной остается позиция Турции относительно украинской принадлежности Крыма и защиты прав и интересов крымских татар. В трехстороннем формате урегулирования с участием Турции Россия вовсе не чувствовала бы себя уютно. Отсюда быстрый и безапелляционный отказ даже рассматривать посредническую инициативу Анкары.

Вряд ли и Эрдоган не понимал всех этих обстоятельств и заблуждался относительно реакции Кремля. Но он ведет свою отдельную игру с Европой. Предлагая свои услуги посредника, турецкий президент как бы ненароком указывает, что посреднические усилия Франции и Германии в том же «нормандском формате» давно уперлись в тупик и не способны не только приблизить решение проблемы, но и никак не препятствуют новым обострениям. Тут Эрдоган и намекает, что у него, возможно, получилось бы лучше, если бы… Увы, «если бы» не будет. Россия не хочет гасить пожар на востоке Украины, который сама разожгла. Пока она его согревает.