Узбеки пошли на талибов главное на этот час

Джавад Шабири, специально для haqqin.az

В северной афганской провинции Фарьяб местные узбеки 13 января устроили беспорядки после того, как боевики-пуштуны из радикального движения «Талибан» арестовали командира местных талибов, этнического узбека Махдума Алема.

Вчерашние братья по оружию теперь направляют его друг на друга – это главное, что нужно знать о событиях, разворачивающихся в провинции Фарьяб. Строительство талибами нового государства проходит в полном соответствии с уроками истории – мало взять власть, нужно ее еще и удержать, умудрившись при этом не начать новую войну, на этот раз – со своими вчерашними сторонниками.

Махдум Алем – не просто один из полевых командиров «Талибана» среднего звена. Еще недавно его называли «первым человеком талибов в Фарьябе», героем операций талибов в провинциях Фарьяб, Сари-Пуль и Джаузджан. И понятно, что у этого человека есть сотни хорошо вооруженных и имеющих отменную выучку бойцов, преданных лично ему. А также тысячи сторонников из числа мирных граждан.

Скажу больше, Махдум Алем считается «главным узбеком среди талибов», а потому пользуется симпатией афганских узбеков по всему Афганистану, в том числе – бизнесменов, которые рассчитывали, что в обмен на финансовые пожертвования Алем окажет поддержку их интересам и предоставит им защиту.

Точно сказать, почему он и десятки его сторонников внезапно оказались за решеткой – трудно. Но предположить вполне рабочую версию возможно: Алем был явно недоволен тем, что после победы Кабул стал массово отправлять в Фарьяб и вообще на север Афганистана своих назначенцев, абсолютное большинство которых являются пуштунами по происхождению.

То есть – людьми в местных провинциях совершенно чужими, без связей и авторитета, отсутствие которых они стремились компенсировать административным усердием и силовыми методами. Такие, знаете ли, «революционные балтийские матросы» из истории русской гражданской войны.

Местный бизнес в короткое время был обложен дополнительными поборами, а эмиссары Кабула принялись взымать с местных еще и «налог памяти», то есть, жители должны платить за то, что прямо не участвовали в боевых действиях на стороне «Талибана». Вполне понятно, что Алем резко протестовал против этого и требовал отозвать назначенцев из Кабула, заменив их местными кадрами.

За что, по всей видимости, был вызван в Мазари-Шариф, где и был арестован при непосредственном участии аж самого муллы Фазля, заместителя министра обороны «Талибана», специально для этой цели прилетевшего из афганской столицы. И тогда жители Меймена, центра провинции Фарьяб, вышли на улицы.

Никаких кровопролитных столкновений не было. Единственное, что успели сделать власти – это ввести военное положение. После чего сами эти власти стремительно закончились - губернатор, начальник полиции и глава разведки просто сбежали, город оказался в руках восставших, флаги талибов приспущены, а протестующие лихо растаскивают по домам захваченное ими в правительственных зданиях оружие – вещь в афганском доме далеко не лишнюю.

Кабульское правительство оказалось в крайне сложном положении. Силовой вариант подавления восстания в Меймене и расправа над  Махдумом Алемом крайне нежелательны – есть опасность потерять лояльность всех афганских узбеков, которые получат своего мученика. А к ним вполне могут присоединиться и таджики, и хазарейцы. Не те у талибов силы, чтобы давить пожар восстания по всему Афганистану.

Значит – нужно договариваться и вести переговоры. Но в том-то и дело, что для их успеха руководству «Талибана» нужно признать, что принцип доминирования пуштунов в органах государственной власти является глубоко ошибочным. Что, в свою очередь, может вызвать очередной раскол среди талибов.

Сейчас Кабул делает вид, что ничего серьезного не произошло. Как заявил заместитель Забиуллы Моджахеда, официального представителя талибов, Билал Карими, «после задержания  одного человека произошло выступление группы людей. Ситуация под контролем, люди удовлетворены».

Но это лишь попытка сохранить хорошую мину при плохой игре. Решение по Меймену принимать нужно срочно. И каким будет выбор Кабула – силовой вариант или же отказ от догмы «пуштунского превосходства» и более широкий доступ во власть представителей других национальностей Афганистана – определит и судьбу страны, и судьбу движения «Талибан».