Как банда Эльдара Махмудова грабила банки махмудовщина – это азербайджанский фашизм, все еще актуально

Инара Рафикгызы, судебный репортер

В Бакинском Военном суде состоялся очередной судебный процесс по уголовному делу одного из преступных крыльев Объединенной преступной группировки Эльдара Махмудова – МНБхСС – бывшего начальника Главного следственного управления упраздненного МНБ генерала Мовлама Шихалиева, а также сотрудников этого управления Вюсала Алекперова, Ясина Мамедова и Сахиба Алекперова.

К слову, в ходатайстве на имя судьи потерпевшие указали, что Вюсал Алекперов, Ясин Мамедов и Сахиб Алекперов до сих пор не арестованы и разгуливают на свободе. Тем не менее ходатайство потерпевших, равно как и их требование допустить в зал суда журналистов, судья проигнорировал. 

В ходе судебного заседания показания дал Этибар Алиев, экс-председатель наблюдательного совета ликвидированного «Техникабанк». Он сообщил, что был задержан оперативной группой МНБ в марте 2012 года и без каких-либо на то оснований доставлен в Главное следственное управление министерства. Оперативная группа передала его заместителю начальника отдела Тахсину Агаеву и начальнику отдела Вюсалу Алекперову, которые сообщили задержанному, что против него будет возбуждено уголовное дело.

Следователи потребовали у банкира 500 миллионов манатов за освобождение. Речь шла о всех деньгах банка

По словам Алиева, в качестве условия для выхода на свободу МНБ требовало у него 300-500 миллионов манатов. Практически это были все деньги банка. Алиев объяснил оперативникам МНБ, что деньги, которые они требуют, ему не принадлежат – речь идет о депозитах клиентов банка.

После этих слов Алиева арестовали, предъявили ему ложное обвинение и заключили под стражу. За это время его неоднократно вызывали Вюсал Алекперов и Тахсин Агаев, которые вымогали у жертвы крупную сумму денег, а также требовали от Алиева перевести на имя указанного ими лица пятиэтажный объект, принадлежавший его супруге, Эсмире Байрамовой (документы на здание сотрудники МНБ обнаружили при обыске, проведенном в «Техникабанк» – ред.) В случае отказа оперативники грозились возбудить уголовное дело не только против Этибара Алиева, но и против его сына.

«Я понял, что принадлежащий моей жене дом передадут Мовламу Шихалиеву как компенсацию за его «труды» в ходе расследования - рассказал суду потерпевший. – Они направили в банк представителя МНБ и взяли все под контроль. Вкладчики переводили деньги со своих счетов на нужные им счета в стране и за ее пределами. Люди МНБ просто разграбили банк, обанкротили его. Мне говорили, что ведется следствие и что у них на руках достаточно материалов, чтобы арестовать моего сына»,

Позднее бывший председатель «Техникабанк» узнал, что его сына, Карамата Алиева, каждый день вызывали в МНБ и подвергали психологическому давлению.

В одночасье исчез один из ведущих банков Азербайджана

По словам потерпевшего, в этот же период его отвели в кабинет Мовлама Шихалиева. Тот настаивал на передаче вышеупомянутого пятиэтажного объекта лицу, на которое он укажет.

«Он сказал мне, что дом должен быть отдан, мол, это – приказ руководства, - рассказал на суде потерпевший. – Я спросил Мовлама Шихалиева, кому и почему я должен отдать свой дом. Тот выразительно поднял глаза и сказал, что это приказ «с самого верха».

Направляясь в очередной раз в кабинет Тахсина Агаева, Алиев обнаружил там своего сына, Карамата.

«В кабинете Агаева был и Вюсал Алекперов, - продолжал потерпевший. – Сын был очень напряжен, нервничал. Видно было, что он ослаб физически. Короче, у меня не было выбора, и я сказал, что согласен отдать дом. Вюсал и Тахсин довольно переглянулись…»

Получив согласие, Алекперов вызвал Арастуна Иманова, нотариуса нотариальной конторы № 6. Морально сломленный Алиев подписал заявление об отсутствии возражений против продажи объекта. Позже от Вюсала Алекперова он узнал, что здание было продано за три миллиона манатов, однако уточнить имя покупателя Алиев не смог. После этого Карамата в МНБ больше не вызывали, а сам Этибар Алиев был освобожден 16 ноября.

Оказавшись на свободе, Алиев несколько раз встречался с Мовламом Шихалиевым, настаивая на возвращении его имущества. Но Шихалиев в ответ посоветовал ему поговорить на эту тему с Эльдаром Махмудовым.

Мовлам Шихалиев за решеткой. Первое фото

Наведя справки, Алиев узнал, что 11 сентября 2012 года отнятая у него недвижимость была оформлена на имя некоего Эльдара Алекперова, после чего, на основании доверенности, передана Ризвану Гаджиеву, а в 2014 году от имени Гаджиева – некоей Назиле Рустамовой. Потерпевший заявил, что никого из этих людей не знал. После того, как в 2015 году МНБ было ликвидировано, потерпевший подал иск в районный суд о возврате своего имущества. Суд решил вернуть здание Алиеву, но позднее удовлетворил апелляцию, поданную ответчиками, и опротестовал собственное решение.

«Тогда я обратился в Верховный суд, - рассказал Этибар Алиев. – Ко мне подошел мой бывший сотрудник, Анар Хамзаев, и сказал, что Эльдар Алекперов – его родственник. Он объяснил, что зять Рамиза Мехтиева продал объект одному из родственников Мехтиева, Ильхаму. Словом, он посоветовал мне отказаться от претензий на здание. После чего Анар Хамзаев познакомил меня с Ильхамом Алиевым в ресторане «Dəniz İnciləri». По итогам беседы мне пришлось согласиться с его доводами, в результате Верховный суд вынес решение в пользу Назили Рустамовой. Позже я понял, что дом забрал сам Анар Хамзаев или его родственники и зарегистрировал здание на имя Эльдара Алекперова».

В своих показаниях в суде потерпевший сообщил, что Вюсал Алекперов и Тахсин Агаев получили в период его заключения крупную сумму от его сына.

«Деньги, которые сын передал Вюсалу Алекперову и Тахсину Агаеву в одном из кабинетов МНБ, он взял в банке, - подчеркнул Этибар Алиев. – Тогда я никому не жаловался, поскольку знал: МНБ во главе с Эльдаром Махмудовым все рано окажет влияние на суд. Я был уверен, что Эльдар Махмудов, Мовлам Шихалиев, Тахсин Агаев и Вюсал Алекперов в конечном итоге ответят за свои преступления – такой беспредел не мог продолжаться бесконечно. Поэтому занял выжидательную позицию…»

А следователи разгуливают на свободе

Выйдя на свободу, Этибар Алиев потребовал от Мовлама Шихалиева вынести ему оправдательный приговор.

«Ничем не могу вам помочь, - ответил тогда Шихалиев. – Ведь если вас оправдают, значит, надо будет отдать под суд Вюсала Алекперова и Тахсина Агаева».

Потерпевший также рассказал, что Шихалиев, Алекперов и Агаев вымогали деньги у ряда вкладчиков банка.

«Два миллиона долларов они получили от Низами Кязимова, - сообщил суду потерпевший, - еще два миллиона долларов – от Гусейна Сафарова, 500 тысяч долларов – от Намиля Рзаева, 250 тысяч долларов – от Эльшана Мадатова, 200 тысяч долларов – от Мехраджа Гурбанова, 370 тысяч долларов – от Бахаддина Султанова, один миллион манатов – от моего соотечественника и знакомого Акифа Гурбанова, один миллион манатов – от Рауфа Керимова. Мовлам, Тахсин и Вюсал вместе получили 600 тысяч манатов от главы сумгаитского филиала «Техникабанк» Мусаннифа Салахова. Мовлам Шихалиев единолично получил 300 тысяч долларов от Анара Гейдарова».

Сын потерпевшего, Карамат Алиев, также был допрошен в суде в качестве потерпевшего. Он рассказал, что отца задержали перед их домом и доставили в МНБ, где Алекперов угрожал ему арестом.

«Вюсал и Тахсин требовали от меня три миллиона манатов, - заявил Карамат Алиев. – Сказали, что это требование Мовлама Шихалиева, и что мое дело не имеет ничего общего с делом отца».

По словам потерпевшего, ему разрешили поддерживать связь с отцом, который посоветовал ему спасаться любым способом. Оказавшись в отчаянном положении, Алиев-младший сказал следователям, что может найти только 500 тысяч евро. Эти деньги он получил от друга отца, турецкого бизнесмена по имени Ахмед, и передал их Алекперову перед зданием МНБ.

«Я сказал, что больше найти не могу, - заявил Карамат Алиев. – Вюсал взял деньги и ушел. Какое-то время они меня не беспокоили. Позже они позвонили и предложили продать свою собственность и достать таким образом недостающую сумму. Я ответил, что мое имущество уже арестовано. В начале сентября 2012 года мне позвонил Вюсал Алекперов, вызвал меня в МНБ и потребовал заплатить все три миллиона, а также перевести на имя указанного им человека принадлежащий нашей семье пятиэтажный объект на улице Гасана Алиева, 63».

Еще один следователь. Можно грабить и совершать преступления, а потом жить на свободе

По словам Алиева-младшего, в сентябре 2012 года с мобильного телефона Алекперова ему позвонил отец и велел делать все, что ему говорят грабители в офицерских погонах. Через несколько дней после этого разговора они вместе с Вюсалом Алекперовым поехали в отдел регистрации имущества Наримановского района. Здесь Алекперов взял документы и зашел с ними в кабинет начальника отдела, а выйдя оттуда примерно через полчаса, сказал, что имущество от ареста освобождено, и что теперь его можно покупать и продавать. А затем они поехали в нотариальную контору № 6.

«Мы вручили нотариусу письменное согласие моего отца, - рассказал Карамат Алиев. – Вюсал сказал, что продаст объект человеку по имени Эльдар и добавил, что я должен оформить все это у нотариуса и отдать ему деньги. Однако нотариус по имени Арастун не согласился и сказал, что деньги будут храниться в банке. В тот же день моя мать подписала договор купли-продажи».

Потерпевший рассказал, что, когда его мать взяла деньги из банка, они узнали, что пятиэтажное здание было продано за 3 миллиона манатов. В тот же день Карамат Алиев забрал из банка все три миллиона и передал их Вюсалу Алекперову и Тахсину Агаеву.

«Офицеры МНБ подошли к моей машине и забрали 3 миллиона манатов, лежавшие в двух спортивных сумках, - рассказал сын бывшего банкира. – После этого меня больше не беспокоили…»