Мовлам Шихалиев бросался в потерпевших бутылками ХАОС В СУДЕ ПО ДЕЛУ МНБ

Инара Рафикгызы, судебный репортёр

Еще один потерпевший был допрошен в Бакинском военном суде по уголовному делу генерал-майора Мовлама Шихалиева, бывшего начальника Следственного управления упраздненного МНБ, и трех сотрудников ведомства Вюсала Алекперова, Ясина Мамедова и Сахиба Алекперова.

Как сообщает корреспондент haqqin.az, в качестве потерпевшего выступил Аладдин Алиев, много лет занимавшийся скупкой и продажей ювелирных украшений в универмаге «Москва».

Алиев, впервые рассказавший о том, как на него вышла банда Махмудова, сообщил суду, что летом 2012 года познакомился и подружился с Зауром Исмаиловым, владельцем кафе, расположенного неподалеку от универмага. Помимо содержания кафе, Исмаилов импортировал и продавал различную бытовую технику и бриллианты из Дубая. В результате Алиев купил как-то раз у Исмаилова бриллианты на сумму 6.000 долларов, а позднее, в 2013 году, передал ему 38.000 долларов на покупку драгоценных камней в Дубае.

Спустя несколько дней Алиеву позвонил человек, представившийся сотрудником МНБ по имени Натиг, и велел спуститься во двор, где сообщил потерпевшему, что его партнер, Исмаилов, арестован, а самого Алиева ждут в здании МНБ.

Офицер отвез предпринимателя в МНБ и представил его начальнику Следственного управления министерства Физули Алиеву, который стал угрожать потерпевшему, заявляя, что он, якобы, занимается контрабандой алмазов и будет арестован.

«Мне сказали, что Заур Исмаилов уже во всем признался, и что я – соучастник контрабандного ввоза в страну драгоценных камней, - рассказал суду потерпевший. – Когда я ответил, что никакого отношения к контрабанде не имею, меня обвинили во лжи, стали угрожать тюрьмой и потребовали «во избежание крупных неприятностей» один миллион манатов. Я сказал, что таких денег у меня в помине нет. Тогда сумму «выкупа» опустили до 100.000 манатов и поставили передо мной ультиматум – либо в течение недели я отдам эту сумму, либо надолго сяду в тюрьму».

Алиев был вынужден продать все драгоценности в своем магазине и одолжить деньги у родственников. Собрав требуемую сумму «выкупа», он отвез их в МНБ. Его выпустили, но при этом продолжали терроризировать звонками, намекая, что нужно также «проявить уважение» к прокуратуре. В результате Алиеву пришлось заплатить еще 6.000 долларов.

После чего Хазарский районный суд приговорил Заура Исмаилова к двум годам условно и обязал его вернуть Аладдину Алиеву бриллианты на сумму 33.000 долларов, конфискованные сотрудниками МНБ. Вместе с Зауром Исмаиловым потерпевший в сопровождении следователя МНБ по имени Ровшан отправились в Центральный банк, где Исмаилову были возвращены конфискованные при аресте бриллианты.

«Когда мы открыли пакеты, то увидели, что там отсутствует часть бриллиантов на общую сумму 17.000 долларов, - рассказал потерпевший. – Мы позвонили Ровшану, но тот намекнул, что это, возможно, дело рук Физули Алиева и его сотрудников. Звонить Физули Алиеву я не стал - боялся, что меня вновь арестуют…»

Позже показания дал потерпевший Мехрадж Гурбанов, рассказавший, что в 2007 году он положил на свой депозитный счет в «Техникабанке» 623.300 евро под 12 процентов годовых. Через год ему позвонил начальник Главного следственного управления МНБ Вюсал Алекперов, сообщил о расследовании в его отношении, а когда Гурбанов приехал в МНБ, Алекперов предложил ему отдать эти деньги, угрожая в случае отказа арестом и длительным тюремным заключением.

«Когда я спросил Алекперова, разве это преступление – положить собственные деньги в банк, тот начал на меня кричать, - рассказал потерпевший. – Но я не сдавался и сказал, что никогда не отдам кровно заработанные деньги. Тогда Вюсал немного успокоился и предложил сделку: я заплачу ему 300.000 долларов, после чего в течение пятнадцати дней мне вернут депозит. Иначе – арест, суд и тюрьма».

После того, как с Гурбанова сняли показания, его отвели в кабинет Мовлама Шихалиева.

«Он также угрожал мне, - рассказал потерпевший. – И сказал, что с Вюсалом Алекперовым мне лучше договориться. Я вернулся в кабинет Алекперова, и мы сошлись в итоге на 200 тысячах долларов».

Гурбанова отпустили «за выкупом», он поехал в город Ширван, откуда родом, продал принадлежащих ему овец, взял в долг у родственников и в итоге собрал требуемую сумму. Отдав Алекперову 200.000 долларов, потерпевший спросил, когда ему вернут банковский депозит. На что следователь ответил, что ему сообщат.

«Позже я узнал, что Вюсал Алекперов вызывал в МНБ и моего двоюродного брата, Эльшана Мадатова, у которого тоже был депозит в «Техникабанк». Алекперов взял у Эльшана 250 тысяч долларов и сказал, что вернет его деньги на банковский счет. Но денег мы так и не получили и были вынуждены продать свой бизнес. После этого у Эльшана случился сердечный приступ. Эта банда воров как следует поиздевалась над нами…»

Отвечая на вопросы сторон, потерпевший сообщил, что, помимо него, люди МНБ ограбили многих вкладчиков этого банка.

«Эти люди злоупотребляли своим положением, арестовывали предпринимателей, бизнесменов, угрожали им и забирали их деньги», - заявил Гурбанов.

Потерпевший Гусейн Сафаров ходатайствовал перед судом об аресте Вюсала Алекперова, подчеркивая, что бывший следователь упраздненного МНБ – один из виновников ликвидации «Техникабанка».

 «Вюсал Алекперов сообщил 20-30 людям, имеющим корреспондентские счета в этом банке, что их деньги пропали и что он может каким-то образом их вытащить, - показал, в частности, Гусейн Сафаров. – Потом он эти деньги забрал и половину положил себе в карман. Вюсал Алекперов сыграл решающую роль в банкротстве «Техникабанка». На корреспондентских счетах банка было 700 миллионов манатов. Буквально на наших глазах он присваивал деньги вкладчиков. Но сегодня, к счастью, все это вышло ему боком…»

В ответ Вюсал Алекперов заявил, что Сафаров лжет, утверждая, что даже у брата его сотрудника был счет в «Техникабанке», но его деньги пропали и вернуть их не смогли. Мол, не случайно суд удовлетворил их требования и поручил возместить ущерб.

В ответ Сафаров обвинил Алекперова во лжи, указав, что «брат сотрудника», упомянутый Алекперовым – это следователь МНБ Вюгар Алиев.

«Алекперов настолько жаден, что требовал деньги даже от своего сотрудника, - заявил потерпевший. – Об этом мне сказал сам Вюгар Алиев».

Позже Алекперов заявил, что не знает потерпевшего Гурбанова и никогда не брал у него денег.

То же самое сказал и Мовлам Шихалиев.

После чего возник спор, в ходе которого стороны начали обмениваться ругательствами и проклятиями. В результате по распоряжению судьи Мехрадж Гурбанов был выведен надзирателями из зала судебного заседания.

Продолжая материться в спину потерпевшего, Шихалиев вдруг повернулся к судье и выкрикнул:

- Почему в ходе следствия не была проведена моя очная ставка с Мехраджем Гурбановым?! Этот человек нагло врет, глядя мне в глаза!..

Напряженность возникла и между потерпевшим Зауром Алиевым и Мовламом Шихалиевым, который безуспешно пытался бросить в Алиева бутылку с водой сквозь прутья решетки.

На что Заур Алиев ответил подсудимому:

- Ты потерял молодого сына, да упокоит Аллах его душу. Побойся Аллаха и ты, Мовлам! Свои богатства на тот свет все равно не унесешь...

В ответ Шихалиев разразился площадной бранью и швырнул в Алиева бутылку с водой, которая отлетела от прутьев решетки на скамью подсудимых.

Суд был перенесен на 31 мая.