Азербайджан не заинтересован в транспортировке казахстанской нефти? наш комментарий

Фархад Мамедов, автор haqqin.az

В начале июля, когда экспорт казахстанской нефти через Россию был остановлен в третий раз, Казахстан мобилизовал все ресурсы в поисках альтернативных путей транспортировки нефти. С тех пор над этим вопросом по поручению президента Касыма-Жомарта Токаева в правительстве Казахстана ломают голову ведущие специалисты. Одним из возможных маршрутов является Азербайджан.

Напомним, в начале июля городской суд Новороссийска приостановил на 30 дней «в связи с нанесением ущерба окружающей среде» работу Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), по которому транспортируется 78,5 процента всей казахстанской нефти. Свое решение Россия изменила лишь в тот момент, когда Казахстан, сочтя причины остановки КТК «неправдоподобными» и «подозрительными», начал лихорадочный поиск альтернативных маршрутов. Даже несмотря на то, что транспортировка казахстанской нефти через Новороссийск была вскоре возобновлена.

Казахстан ищет альтернативные российскому маршруты транспортировки нефти

Отметим, что магистральный трубопровод протяженностью полторы тысячи километров соединяет месторождения Западного Казахстана с российским побережьем Черного моря, где нефть отгружается на танкеры через морской терминал. Крупнейшими акционерами КТК являются российская компания «Транснефть» (24 процента) и казахская «КазМунайГаз» (19 процентов).

«Транснефть» – нефтепроводная компания, оператор магистральных нефтепроводов и нефтепродуктопроводов, контролируемый правительством РФ. Владельцами консорциума являются также профильные компании США, Великобритании и Италии.

Сегодня одна из самых обсуждаемых тем на рынке углеводородов связана с поисками Казахстана альтернативных маршрутов экспорта своей нефти. На днях отраслевые эксперты Казахстана и России обсуждали этот вопрос в ходе дискуссии на тему «Диверсификация экспорта казахской нефти. Есть ли альтернатива КТК?», которая была организована на онлайн-платформе российского Института развития технологий ТЭК. В частности, на платформе широко обсуждалась возможность транспортировки казахстанской нефти через Азербайджан.

Казахстанский эксперт, ведущий авторской программы «Байдильдинов. Нефть» Олжас Байдильдинов рассказал, что в прошлом маршрутом через Азербайджан, который называли «Казахстанской каспийской системой транспортировки», предполагалось, в первую очередь, экспортировать нефть с месторождения Тенгиз. Причем реализация этого проекта включала в себя несколько сегментов – строительство нефтепровода Ескене – Курык, транскаспийскую ветку от Курыка до Баку, инфраструктуру в Баку для обеспечения поставок казахстанской нефти в трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД), а также создание специального танкерного флота и двух специализированных терминалов в Казахстане и Азербайджане, способных переваливать от 25 до 38 миллионов тонн нефти в год.

По словам казахстанского эксперта Олжаса Байдильдинова, в прошлом маршрутом через Азербайджан, который называли «Казахстанской каспийской системой транспортировки», предполагалось, в первую очередь, экспортировать нефть с месторождения Тенгиз

Система, в которую предполагалось инвестировать до 1,4 миллиарда долларов, должна была заработать к 2014 году. В конце 2008 года, не дожидаясь реализации проекта, оператор Тенгиза – компания «Тенгизшевройл» (ТШО) наладила поставки нефти по этому маршруту, однако уже через несколько месяцев отказалась от экспорта.

«Было много вопросов по качеству нефти, - напомнил Байдильдинов. – Азербайджан не хотел смешивать свой Azeri Light (эта марка добывается в рамках контракта по разработке месторождений Азери – Чираг – Гюнешли и прокачивается через БТД – авт.) с казахстанской нефтью. Поскольку Azeri Light торгуется сейчас с премией Brent. Если российский Urals и наша нефть торгуются минус 20-30 долларов, то азербайджанская – плюс 5-7, иногда даже больше. Они также не смогли договориться по тарифам на транспортировку – для Тенгиза БТД выходил дороже, в чем признавались акционеры «Тенгизшевройл», принявшие в итоге решение в пользу КТК».

В свою очередь, Дмитрий Коптев, руководитель медиацентра ИРТТЭК, считает, что есть реальные варианты увеличения транспортировки нефти через Каспий без ощутимых капитальных расходов. В частности, он указал на то, что мощности БТД, а также нефтепровода Баку – Супса, приостановившего работу в этом году, в последнее время не использовались на 100 процентов – при ежегодной проектной мощности БТД в 50 миллионов тонн прокачка в 2021 году была зафиксирована на уровне 26,5 миллиона, а через нефтепровод Баку – Супса с годовой мощностью в 7,2 миллиона тонн – на уровне всего 4,2 миллиона тонн нефти.

«То есть, если использовать свободные мощности этих трубопроводов, можно обойтись и без строительства новых труб, - отметил Коптев. – Но тут есть две существенные проблемы: качество нефти, о котором высказывались другие эксперты, а также строительство танкерного флота и вопросы его использования в условиях мелководья».

В Казахстане считают, что хотя направление по Каспийскому трубопроводному консорциуму наиболее эффективно экономически для страны, для отгрузки растущих объемов казахстанской нефти нужно использовать и другие маршруты

Олжас Байдильдинов также выразил опасение, что при транспортировке больших объемов нефти через Каспий из портов Актау и Курык можно столкнуться с проблемами, связанными с неразвитой инфраструктурой и отсутствием необходимого для этих целей танкерного флота. Понижение уровня Каспийского моря, по его словам, создает проблему использования крупнотоннажных танкеров и требует проведения дноуглубительных работ и создания 80-километрового канала. По подсчетам экспертов, эти работы оцениваются порядка в 100 миллионов долларов.

У других альтернативных маршрутов, в том числе иранского, также есть недостатки. Однако правительство Казахстана считает, что поиск альтернативных направлений транспортировки нефти остается актуальным.

«Казахстану неизбежно придется решать вопросы по диверсификации поставок нефти из-за роста ее добычи, - сказал корреспонденту Интерфакс министр энергетики Казахстана Болат Акчулаков. – Рассматриваются маршруты в Китай, через Каспий и морским путем в Иран».

По его словам, к середине 2024 года в Казахстане ожидается ежегодный рост добычи нефти до 100 миллионов тонн.

«Поэтому нам неизбежно придется решать вопросы наращивания наших транспортных возможностей, - подчеркнул Акчулаков. – Хотя направление по Каспийскому трубопроводному консорциуму наиболее эффективно экономически, для отгрузки растущих объемов казахстанской нефти нужно диверсифицировать и использовать другие маршруты. У нас есть два основных направления: на восток (Китай) и через Каспий в случае, если наши партнеры согласятся покупать такие объемы нефти. Есть также возможности поставки морским путем в Иран, но здесь речь идет о небольших объемах – порядка пяти миллионов тонн в год».