МБС может не бояться отравленного персика от приближенных событие недели

Джемаль Бустани, автор haqqin.az

Одним из главных событий уходящей неделе стало важнейшее событие в Саудовской Аравии. Король Салман бин Абдель Азиз назначил вместо себя премьер-министром своего сына, наследного принца Мухаммеда бин Салмана: «Указом короля на должность премьер-министра назначается наследный принц Мухаммед бин Салман, который наделяется полномочиями проводить заседания кабинета министров».

За последние два года 92-летний король Салман несколько раз попадал в больницу, заставляя весь мир гадать, выйдет ли он оттуда в этот раз. Саудовский монарх, по сути, царствует, но не правит, предоставив это право своему любимому сыну. А теперь еще больше расширил его полномочия, назначив премьер-министром.

Король Салман в 2015 году показал: трон такая штука, что конкурентов не любит

Впрочем, это мало что меняет в саудовских раскладах. И без того у Мухаммеда бин Салмана властных полномочий столько, что остается удивляться тому, когда он все успевает. И получение каждого из них является небольшим шагом восхождения к трону, на пути к которому у МБС уже не осталось никаких препятствий.

Внутренние его оппоненты разгромлены, причем, кронпринц последовательно занимался этим пять лет, начиная с 2017 года, когда гвардейцы арестовали настроенных против него членов королевской династии. Затем арестованных свозили в суперкомфортабельный отель, и уже там кому словесно, кому каблуками солдатских ботинок и прикладами автоматов разъясняли, кто теперь в королевстве главный.

Затем была борьба с консервативным духовенством, у которого от идей наследника реформировать социальные институты Королевства бороды вставали дыбом. МБС и здесь сумел добиться своего. После этого последовало несколько загадочных смертей высокопоставленных военных и чиновников – и сегодня, находясь в полушаге от высшей власти, кронпринц может не бояться дворцового переворота или отравленного персика от одного из приближенных.

МБС игнорировал телефонные звонки Байдена и кричал на его посланников – что вовсе подняло его рейтинг у саудовской «улицы» до заоблачных высот

Да и с приближенными у него все хорошо. Каждого он выбирал, буквально, пинцетом, у каждого из них опыт реализации того или иного проекта. А главное – каждый из них без кронпринца – никто. В смысле – не имеет шансов встроиться в другую команду, перейти в другой клан и занять там, у чужаков, более-менее заметные позиции. В Королевстве с этим строго, как, впрочем, и везде.

Его недоброжелатели надеялись, что военные неудачи в Йемене станут препятствием для его политической карьеры – но жестоко ошиблись. Попав в йеменское болото МБС и здесь сумел не увязнуть. А уж то, что он игнорировал телефонные звонки Байдена и кричал на его посланников – и вовсе подняло его рейтинг у саудовской «улицы» до заоблачных высот. Тем более, что после этого Вашингтон вынужден был принять все политические и экономические условия Эр-Рияда.

У бин Салмана все пока идет хорошо. И наследника ему король подыскал, еще одного своего сына Халеда бин Салмана, младшего брата МБС, которого королевским указом назначил министром обороны

Программа VISION-2030, которая предусматривает коренную модернизацию саудовской экономики, хоть и испытывала трудности, но постепенно выходит на запланированные параметры. Так, самообеспечение Эр-Рияда в сфере производства военной продукции выросло с двух до пятнадцати процентов, весьма солидный результат за три года. И заявленный результат в 50% с такими темпами не выглядит чем-то уж невероятным.

Словом, у бин Салмана все пока идет хорошо. И наследника ему король подыскал, еще одного своего сына Халеда бин Салмана, младшего брата МБС, которого королевским указом назначил министром обороны. То есть – поставлен на должность, которую занимают наследные принцы. Правда, здесь возможны варианты. Кронпринц еще молод, 37 лет всего. А его брату – 34 года. Так что далеко не факт, что он дождется своей очереди на престол. Ведь Мухаммед бин Салман после смерти отца может все и переиграть, как это сделал в 2015 году его отец. Трон такая штука, что конкурентов не любит.