Азербайджан образумит Армению (наша аналитика)

Группа анализа и оценок при haqqin.az

Если бы в ходе последних боев в Карабахе погибли не 14 азербайджанских бойцов, а в десять раз больше, это не принесло бы ровным счетом никакого удовлетворения президенту С.Саргсяну. Ибо результаты боевых действий, как и в целом война, не измеряются одними лишь человеческими потерями.

Простой факт: за годы Второй мировой войны СССР потерял в боях с гитлеровскими полчищами едва ли не в два раза больше, чем Германия (соотношение: около 12 млн с советской стороны и 6.5 миллиона солдат с германской). И тем не менее победу торжествовал именно Советский Союз и она поныне служит главным аргументом его силы и исторической  правоты в той беспощадной войне. Военные эксперты единодушно признают беспрецедентность не прекращающейся с 31 июля схватки на линии соприкосновения, имея в виду территориальные масштабы военных операций, вовлеченность в них войск и самое главное – техники, и конечно, длительность военных действий, их беспрерывность.

Впервые после 1994 года азербайджанская армия провела наступательные операции, углубившись на территорию, находящуюся под контролем противника, впервые были подняты в воздух эскадрильи военно-воздушных сил, впервые к линии фронта было стянуто беспрецедентное количество тяжелой военной техники, впервые на фортификационные сооружения оккупационной армии посыпался град ракет и гранат. После чего генерал Ровшан Акперов публично назвал совершенно новую, надо полагать, уточненную цифру общих потерь армянской армии – около 70 военнослужащих. Нет, мы стали свидетелями не одиночной вылазки армейского десанта, проникшего в тыл противника с целью захватить пару-тройку солдат для последующего обмена на ранее захваченных кельбаджарских пленников-азербайджанцев. И это даже не разведка боем, хотя она выявила много чего интересного в армянских позициях. Мы имеем в виду не только чисто оборонительные сооружения на линии соприкосновения, их оснащенность и боеспособность воинских частей.

Речь идет о военно-политическом раскладе сил на Южном Кавказе в контексте геостратегического противостояния, на исход которого влияет и будет в дальнейшем влиять политика союзов, проводимая государствами региона. А расклад во многом не ясен, не однозначен, и что хуже всего, не завершен.

Кто вышел первым на тропу войны?

Итак, согласно экстренному заявлению Министерства обороны Армении, к вечеру 31 июля азербайджанская диверсионная группировка неожиданно проникла на позиции армии Карабаха. Атака эта была отбита. Однако вслед за ней четыре отряда (по 10-15 человек) вновь под покровом ночи двинулись каждая в отдельном направлении на армянские позиции, и в завязавшихся стычках азербайджанские подразделения, неся значительные потери (14 человек убитыми и около 30 ранеными) отступили.

Если эта сводка отражает реальный ход событий, то с точки зрения установившегося статус-кво ничего экстраординарного не произошло. Азербайджанские отряды проникли на территорию Агдама, одного из семи районов, находящихся за пределами Нагорно-карабахской области, из-за которого собственно в 1988 году и разгорелся конфликт.

Ереван называет эти районы «поясом безопасности», Азербайджан же исходит из того, что карабахские сепаратисты, добиваясь воссоединения с Арменией, никогда не ставили вопроса о территориях, находящихся за пределами автономной области, они оказались под оккупацией в условиях развала СССР и Азербайджан никак не может согласиться с этим захватом. Таким образом, появление в Агдамском районе боевых группировок азербайджанской армии непосредственно к Армении не имеет никакого отношения. Никто же в мире не протестовал против естественного желания Украины покончить с боевиками в Луганске, Донецке – на юго-востоке, фактически взятом под контроль боевиками сепаратистов. А официальный Киев открыто заявляет о своем праве вернуть Крым в лоно матери-Украины. При всем огромном уважении к России, при том, что русская культура стала частью жизни судьбы многих из нас, нельзя не согласиться, что в этом сегменте украинско-российского конфликта право и правда на стороне Нэзалежной.

Ситуация в Карабахе с захваченными Арменией территориями Азербайджана как две капли воды похожи на то, что происходит сегодня на Украине. Косвенно неправомерность своих претензий признала и Армения на переговорах по урегулированию карабахской проблемы, согласившись освободить эти территории в качестве предварительного условия установления мира и стабильности в регионе. Версия о причинах нового витка напряженности в регионе, предложенная Ереваном, вызвала серьезные сомнения ввиду совершенно невероятного факта, оказавшегося в центре внимания уже на следующий день боевых действий.

Выяснилось, что события застали азербайджанского министра обороны З.Гасанова на отдыхе в Турции. Предположить, что генерал-полковник, сравнительно недавно занявший министерское кресло, задумал столь ответственную военную операцию и отправился отдыхать на курорт, значило бы игнорировать элементарную воинскую дисциплину и довериться обывательским слухам. По этой-то причине приходится подвергать сомнению и последующие цифры о потерях в живой силе, технике. Неопровержимым остается факт передислокации различных частей азербайджанской армии и тяжелой боевой технике, ракетных и бомбовых ударах, после которых из Еревана посыпались угрозы о карательных мерах.

В то время как сайт сепаратистской армии Нагорного Карабаха распространил информацию о новом наступлении азербайджанской армии в направлении Аскеранского района, представители Минобороны Азербайджана сообщают об уничтожении нескольких оборонительных застав и блок-постов в указанном районе боевых действий. Одновременно сыплются сообщения о более сотни убитых и раненых армянских солдат. Похоже, что военные действия носят все-таки позиционный характер и наибольший урон противнику наносится бомбовыми ударами, непрекращающейся бомбардировкой танковых орудий, ракетных установок и другой тяжелой техники, в чем Азербайджан имеет, очевидно, ощутимое превосходство, как в количественном, так и в качественном отношении.

До причин возобновившихся военных действий на армяно-азербайджанском фронте скорее можно докопаться, внимательно изучив реакцию мировых центров сил, имеющих свои жизненно важные интересы в южнокавказском регионе.

Москва в мантии третейского судьи

Сравнительный анализ текстов (небольших по объему) МИДа России и Госдепа США свидетельствует о значительной схожести подходов, видения проблемы и политического содержания предлагаемых решений. Суть высказанных соображений сводится к тому, что внешнеполитические ведомства выражают свою обеспокоенность по поводу обострения ситуации на линии соприкосновения. Москва и Вашингтон практически в одних и тех же выражениях призвали вовлеченные в конфликт стороны предпринять необходимые меры по деэскалации вооруженного противостояния в прифронтовой полосе, выхода на решения, обеспечивающие стабильность ситуации и перевод ее на пути политического урегулирования.

В этой связи выражается надежда на эффективность переговоров на высшем уровне, запланированных на 8-9 августа в Сочи, где ожидается встреча в президентском формате: Алиев - Саргсян.

Пикантность ситуации придают два фактора, о которых никто ничего не говорит, но которые, тем не менее, незримо присутствуют в позициях участников конфликта. И.Алиеву было бы крайне любопытно узнать, каким образом Запад (США, ЕС), дружно принявшиеся душить санкциями Россию за аннексию Крыма и поддержку сепаратистов Новороссии, собираются влиять на аннексионистскую политику Армении и обуздать вооруженную до зубов самозваную НКР. Тем более, что он неоднократно на самом высоком уровне выражал свое недовольство двойными стандартами, применяемыми США в карабахском конфликте. 

С.Саргсян же наверняка до рези в глазах вчитывался в российское заявление, безуспешно пытаясь найти в нем абзацы, на худой конец – строчки о союзнических обязательствах Москвы. Ведь наверняка не без намека на эти обстоятельства и играет Ереван последние несколько дней старую роль о многострадальном и безвинном народе, ставшем в очередной раз жертвой тюркского коварства. Однако ничего такого, о чем не раз говорилось в выступлениях иных генералов и дипломатов, в кратком российском объяснении найти невозможно. Это только первый шаг и по нему нельзя делать далеко идущие выводы. Но одно ясно – помня о стратегическом союзе, Москва высоко дорожит и дружескими, деловыми связями и политическим взаимопониманием с Баку. И ей вовсе не хотелось бы нарушать с таким трудом достигнутый баланс во взаимоотношениях с конфликтующими соседями.

Но и в такой позиции кроется определенная выигрышность для Азербайджана – выясняется, что при известных обстоятельствах и условиях Россия предпочтет действовать пусть активными, но дипломатическими средствами. И в этом состоит даже некоторое удобство для нее – она вновь возвращается к роли Центра, способного урегулировать давний спор соседей. Именно об этом свидетельствует только что переданное заявление министра иностранных дел С.Лаврова.

Сообщив, что «на конец этой недели в Сочи намечаются раздельные встречи нашего президента с президентом Армении и затем с президентом Азербайджана» он подчеркнул: "Конечно, будем говорить с нашими партнерами из Азербайджана и из Армении о том, как можно с нашей стороны, со стороны Минской группы ОБСЕ, сопредседателей, прежде всего, помочь укреплению доверия и снижению рисков конфронтации". Есть и конкретика у российского министра. Он считает, что необходимо принять некий совместно проработанный документ «с изложением тех принципов, которыми можно будет руководствоваться при урегулировании конфликта, что безусловно способствовало бы нормализации атмосферы".

Не осталось незамеченным и то, что С.Лавров обратил внимание на необходимость настойчиво и упорно продолжать помогать армянам и азербайджанцам искать "такие формулировки, которые будут комфортны и для одних, и для других".  Роль третейского судьи – в случаях подобных карабахскому – является излюбленным тактическим ходом Москвы. Это позволяет ей вернуться в некогда бездумно оставленный регион. А в случае успеха этой миссии, и закрепиться здесь в новом качестве – не старшего брата, а третейского судьи, за которым маячит привычная роль Центра силы.

Однако было бы наивным полагать, что другой участник мирного действа – Вашингтон - согласится с отведенной ему ролью аутсайдера. И тут представляется, что в Ереване допустили тактическую ошибку, сообщая о своих военных успехах в конфликте и напирая на свою способность нанести сокрушительный удар где угодно, когда угодно и кому угодно.

Западу вообще, и США в частности, трудно будет рассчитывать на понимание в случае безоговорочной поддержки Армении, как это было в прошлом. Времена другие, да и обстоятельства складываются иначе. В шкале приоритетов ныне Азербайджан в стратегическом плане значит значительно больше, чем Армения. Об этом хорошо и достаточно обоснованно высказывались ведущие американские аналитики, и прежде всего, проницательный и хорошо информированный З.Бжезинский.

И последнее. В спорадически вспыхивающих боях не стоит искать военного перевеса. Они показали, что на легкую военную победу рассчитывать не приходится. Мир и стабильность придут не на солдатских штыках, а все-таки за столом переговоров. Сколько бы в Ереване не грозились, а сесть за стол переговоров придется. И это будет не Бишкек, а новый формат, где придется искать компромисса. Какого? Разумного. Поэтому собственно и вразумляют Ереван азербайджанские ракеты под дипломатический дуэт Москвы и Вашингтона.