Россия и Турция, обреченные на союз наша аналитика

Александр Караваев, автор haqqin.az, Москва

Сегодня крах неолиберальной модели глобализма, распадающейся на фрагменты, не обсуждается уже даже в теории - это происходит прямо сейчас, сегодня, каждый день.

Возникла ситуация так называемого "идеального шторма". Мир все еще испытывает последствия торгово-технологической войны между США и КНР, начавшейся в 2010-е годы и усилившей разрыв глобальных поставок, вызванных пандемией коронавируса. Добавим к этому кризис американской Федеральной резервной системы (ФРС), начавшейся в период локдаунов после "вертолетного" разбрасывания денег, и картина "идеального шторма" будет полной.

Начался второй ураган мирового кризиса

Второй ураган

Но на эти волны дестабилизации наложился и второй ураган - последствия российского вторжения в Украину, вызвавшие цепную реакцию взаимных санкций, в которые были вовлечены ключевые сырьевые и множество потребительских рынков. 

Парадоксально, что при этом элементы предыдущего международного порядка, такие, к примеру, как идеи либерально-демократических ценностей западного образца, а также глобальные и региональные институты, созданные в середине прошлого века, все еще живы и даже имеют сторонников. Хотя в значительной части мира эти идеи в качестве работающего механизма так и не прижились, в ряде стран, например, в России и Китае, они теряют легитимность, а в Турции и странах ЕАЭС/ОТГ (Организация тюркских государств – ред.) уже не имеют перспективы.   

Поэтому, начиная с 2010-х годов, Турция и Россия стали последовательно вклиниваться в трещины мировой системы, выправляя изъяны "несправедливости" и решая свои национальные задачи. Правда, с разной степенью успеха и разными масштабами поставленных задач.

В Турции в 2010-х годах это было связано, главным образом, с проблемой курдского сепаратизма и разрастанием сетей ИГИЛ в Сирии, а в России - амбициями восстановления блоковых границ геополитической безопасности. 

Для Турции все оказывается намного сложнее, чем это виделось в 2016-2018 годах. А вот для России этот сценарий вылился в крупнейший после распада СССР кризис, угрожающий катастрофой.

Турции сложно, у России катастрофа

Модельные условия нового регионализма

Признавая, что взаимоотношения между Китаем, Турцией, Россией, Ираном, странами Персидского залива и прочими государствами с нелиберальными моделями формируют новую систему международных отношений, западная публицистика определяет ее как "авторитарный плюрализм". То есть терпимость авторитарных стран друг к другу в рамках формулы "твой враг - мой друг". Другими словами, речь идет о чем-то поверхностном и конъюнктурном.   

Тем не менее сближение в плоскость Москва - Анкара происходит уже более двадцати лет, преодолевая по пути множество серьезных кризисов и ударов. 

То, что раньше воспринималось как "техническое" последствие наличия неких перекрестков в виде транзитной магистральной инфраструктуры и межкультурного диалога, сближавших патерналистские режимы, сейчас оказалось лабораторией синтеза новой геополитической конструкции. Чего элементарно не увидела западная политология, посчитав их неким ситуативным явлением тактических коммуникаций.

А между тем для государств, которые большую часть своей истории находились в тени "первого мира", эти "перекрeстки" коммуникаций открыли принципиально новые возможности. Государства групп G20, БРИКС, "Движениe неприсоединения", а также такие малые группы, как ОТГ и ЕАЭС, в разной степени и форме отказываются играть по правилам "прежнего уклада" и уже сами определяют справедливость как на карте, так и на графиках экономики, перезагружая механизмы восстановления равноправия и распределения зон своего влияния. 

Синтез "перекрестка" в случае Турции и России имеет массу особенностей и уникальных черт, отличных от других аналогичных геополитических конструкций.

Благодаря России в Турции появилась атомная энергетика

Во-первых, одна из аксиом тюркско-российского треугольника сводится к тому, чтобы убрать на периферию отношений региональные конфликты, от которых пока не удается должным образом избавиться. При этом проблемы не задвигаются в дальний ящик стола, а идeт постоянная выработка шагов минимизации конфликтности.

Что же касается макроэкономики, то здесь сложилась уникальная комбинация, прежде всего, благодаря исключительно важному геоэкономическому положению Турции.

Инвестиции России в турецкую экономику усиливают возможности двух государств. АЭС "Аккую" является крупнейшим совместным инвестиционным проектом России и Турции, в который было вложено более 20 миллиардов долларов. Отныне в Турции появилась новая отрасль - атомная энергетика. Также планируется строительство ещe двух АЭС в других регионах страны. 

К тому же Турция становится ключевым поставщиком трубопроводного газа и "зелeной электроэнергии" для юго-восточной и средиземноморской Европы. 

В совокупности эти проекты становятся локомотивом для нового технологического рывка Турции. В частности, избыток электроэнергии будет стимулировать новые автомобильные производства. К концу 2023 года в Турции создадут сеть из 650 зарядных станций, при этом большая часть парка электрокаров будет турецкого производства - предварительный заказ сделан на 177 тысяч отечественных автомобилей Togg в год.   

Еще одна отличительная черта кооперации этой коалиции - общий тюркско-российский продовольственный рынок, влияющий на всю Евразию.

А благодаря Азербайджану Турция - энергетический хаб

Анализ балансов производства и потребления продовольственной продукции в регионе ЕАЭС/ОТГ свидетельствует о сохранении существенных различий между странами по отдельным видам продовольствия. Однако их симбиоз становится важнейшим элементом продовольственной безопасности региона.

За последние двадцать лет объем взаимной торговли продовольствием стран этой группы вырос в 8,5 раза и достиг исторического максимума – более 32 миллиардов долларов. Существенной частью этого объема являются поставки в Турцию российского зерна, превышающие 10 миллионов тонн в год. В свою очередь, российское зерно поддерживает мукомольную отрасль Турции, занимающей первое место в мире по экспорту муки. 

Для Азербайджана же Турция и Россия – это основные направления не углеводородного экспорта: на обе страны в сумме приходится около 60 процентов экспорта азербайджанской ненефтяной продукции. 

Устойчивость и эффективность тюркско-российского треугольника - во многом личная заслуга Реджепа Тайипа Эрдогана, Ильхама Алиева и Владимира Путина. Можно сказать, что именно эти политические лидеры являются авторами данного проекта.

И если отношения с Западом все больше обрастают узлами противоречий и изобилуют тупиками, то между собой три эти страны выработали следующие модельные принципы - прямой горизонтальный диалог, постепенность, минимальные риски, двусмысленность для внешнего периметра и оперативное реагирование на международные события с учетом анализа изменения позиций дружественных стран.

Таким образом, на фоне глобального возвышения Китая и нарастающего соперничества КНР с США тюркско-российский треугольник Анкара - Баку - Москва продолжит формирование одного из новых ядер субрегиональной интеграции.