Иран отнимает у Азербайджана нефть и призывает его к сотрудничеству (наша аналитика)

Мамед Эфендиев

В результате деятельности внерегиональных государств в районе Каспийского моря и прекращения своповых поставок нефти (поставок по схеме замещения) при прежнем правительстве Иран потерял своих торговых партнеров и вернулся к нулевой отметке. Об этом заявил член комиссии по благоустройству меджлиса Исламского совета, депутат меджлиса от городов Нека, Бехшехр и Гелугах провинции Мазандаран Ахмед Али Могими.

Депутат выступает за скорейшее возобновление своповых поставок. И его понять нетрудно. Специфика иранской нефтяной отрасли весьма интересна. Если сырая нефть добывается на юге страны, то перерабатывающие это сырье мощности в основном расположены на севере страны. И с учетом масштабов этого государства, его географических и климатических особенностей, транспортировка сырья на нефтеперерабатывающие заводы здесь всегда представляла собой большую проблему. Как в финансовом отношении, так и по соображениям безопасности.

Чтобы как-то решить эту проблему, Тегеран ранее заключил контракты на поставки солидных объемов казахстанской и туркменской нефти в свои северные порты на побережье Каспийского моря для использования на своих НПЗ. Взамен же он предоставлял этим странам аналогичные объемы нефти из своих южных портов, близких к нефтеисточникам. Такие своповые операции были выгодны обеим сторонам. Выгоды иранской стороны мы уже описали, а Ашхабаду и Астане сокращение расстояния транспортировки тоже  позволяло экономить немалые средства. Но после введения санкций против Ирана Казахстан и Туркменистан отдали предпочтение транспортировке своих углеводородов по готовым трубопроводам через Россию и Азербайджан.

Да, своповые поставки позволяют Ирану экономить средства за счет сокращения расходов на транспортировку нефти. На данный момент необходимая северным районам нефть доставляется с юга страны, а это требует больших расходов. Кроме того, транспортировка нефти с юга на север создает угрозу окружающей среде и имеет негативные экономические последствия. А благодаря своповым поставкам не тратятся попусту денежные средства. Кроме того, миллионы долларов потрачены на создание нефтяной инфраструктуры на севере страны, и решение о прекращении своповых поставок обернулось для иранской экономики большими убытками.

Иранский депутат указал также на то, что нельзя проявлять однобокость. Сейчас вся нефтяная деятельность сконцентрирована на юге страны, а этого делать не следует. Ведь и на севере страны обнаружены нефтяные месторождения. Необходимо срочно разрабатывать месторождения, находящиеся в совместной с соседними странами собственности. Иначе эксплуатацией этих месторождений займутся другие.

Подобные предложения звучат в Иране довольно часто. А поскольку все они имеют непосредственное отношение и к Азербайджану, постараемся разобраться в последствиях, к которым подобные предложения могут привести.

Haqqin.az не раз писал о темпах роста объемов прокачки казахстанской и туркменской нефти по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. Эта тенденция особенно заметна с начала текущего года. С одной стороны, это позволяет заполнять трубу, компенсируя спад добычи нефти на блоке месторождений Азери-Чыраг-Гюнешли, а с другой, приносит немалые доходы, оказывая положительное воздействие на внешнеторговый баланс Азербайджана. Но если Ирану удастся восстановить своповые поставки, миллионы тонн нефти потекут по новому направлению, лишив нас всего этого.

Но особенно тревожно для Баку звучит призыв иранского депутата о необходимости срочной разработки месторождений на Каспии, «находящихся в совместной с соседними странами собственности». Иначе эксплуатацией этих месторождений займутся другие, - утверждает он. Не трудно понять, о какой «совместной с соседними странами собственности» идет речь, если вспомнить,  как  в 2001 году Иран применил военную силу против азербайджанских кораблей, которые вели разведку на месторождениях «Араз-Алов», расположенных в азербайджанском секторе Каспия. Но Иран, вопреки здравому смыслу, выступает за равное деление Каспийского моря и претендует на 20 процентов его акватории. И с тех пор BP пришлось приостановить работы в этом районе, а месторождение считается спорным.

В этой связи приглашение Ираном иностранных компаний в спорные районы акватории (своими силами он не может разработать глубоководные месторождения) может стать причиной нового противостояния с Азербайджаном. И поэтому вдвойне удивительно, что совсем недавно в Баку на заседании совместной межправительственной азербайджано-иранской комиссии делегация из Тегерана предложила наладить  переговоры о совместном использовании иранских плавучих буровых установок.

Это предложение иранской стороны, конечно, представляет интерес для Азербайджана. Известно, что в азербайджанском секторе Каспия уже несколько лет существует дефицит буровых установок, и это тормозит разведку ряда структур и их освоение. Достаточно отметить лишь, что оператор проекта “Абшерон” французская компания Total давно  дожидается очереди на ПБУ для продолжения работ на месторождении “Абшерон”. Но сегодня на Каспийском море действуют всего 4 ПБУ. Три из них:  Dada Gorgud, Istiglal и Heydar Aliyev (Maersk Explorer) обслуживают азербайджанские проекты BP, а иранская самоподъемная буровая установка (СПБУ) Amir Kabir используется компанией Dragon Oil на шельфе Туркменистана на условиях долгосрочной аренды.

Как же при этом намерен использовать Иран свою единственную установку одновременно с Туркменистаном и Азербайджаном – остается загадкой. И как вообще намерен Иран сотрудничать с Азербайджаном в нефтяной сфере, если Тегеран полмесяца назад провел переговоры с  делегацией китайских инвесторов по освоению иранского нефтяного месторождения “Сардар Джангал” в Каспийском море, на которое претендует и Баку, но не может противопоставить сильному соседу более существенные аргументы. При этом министр нефтяной промышленности Ирана Рустам Касеми категорически отверг притязания официального Баку на «Сардар Джангал»: «Иран отвергает утверждения, что новое потенциально весьма крупное нефтяное месторождение на Каспии находится в азербайджанских водах». Баку же явно предпочитает вообще не распространяться на эту тему.

Беспардонность иранской стороны не имеет границ. В этом за последние годы убедился весь мир, призывающий его к ограничению ядерной программы. Но чтобы вот так грубо отобрать у Азербайджана, даже не дожидаясь решения вопроса о статусе Каспия, на который он любит ссылаться при других обстоятельствах, жирный кусок и предлагать после этого добрососедское сотрудничество – это уж слишком. Но так уж устроен мир, не может же Баку тоже выслать в район спорного месторождения военные силы…