Россияне уезжают навсегда горячая тема; все еще актуально

Фарид Исаев, обозреватель haqqin.az

Как известно, война с Украиной вызвала как минимум две больших волны отъезда россиян с родины. Первая была сразу после вторжения весной-летом 2022 года, вторая была реакцией на объявленную мобилизацию 21 сентября. Точную цифру уехавших назвать трудно, встречаются самые разные оценки – от 800 тысяч до полутора миллионов. Путинские чиновники с удовольствием говорят о том, что идет массовое возвращение обратно. Так ли это?

Спикер Госдумы Вячеслав Володин еще в феврале утверждал, что в Россию обратно приехали 60%, чуть позже глава Минцифры Максуд Шадаев поднял цифру до 80%. Тенденция понятная: дескать, почти все одумались, а кто нет, тех России и не надо. В отношении «релокантов» стали разрабатывать репрессивные меры, чтобы те больно расплатились за свой непатриотизм в назидание остальным.

Часть людей «считают, что в России им уже делать нечего, что у них там нет будущего и у России нет будущего». Они больше не связывают с ней свои перспективы и стараются максимально интегрироваться в те общества, куда перебрались

Политолог Маргарита Завадская изучает миграцию из России в рамках исследовательского проекта OutRush, и ее мнение о процессе отъезда основывается на добытых данных. Было проведено уже три волны опроса среди уехавших, выборка составила около 10 тысяч человек. По оценке Завадской, которой она поделилась с «Новой газетой», процент вернувшихся составляет примерно 15%. Причем среди них есть те, кто вернулся, чтобы окончательно уладить дела на родине перед тем, как ее окончательно покинуть.

Покидают страну прочно и надолго. Исследовательница выделила несколько групп уехавших.

Часть людей «считают, что в России им уже делать нечего, что у них там нет будущего и у России нет будущего». Они больше не связывают с ней свои перспективы и стараются максимально интегрироваться в те общества, куда перебрались.

Вторая группа - самая многочисленная - до половины опрошенных. Они себя характеризуют как «россияне в изгнании», поддерживают отношения с соотечественниками за рубежом, но тоже рассматривают вариант возвращения как маловероятный.

Третий тип – это те, кто привык работать удаленно, они себя и раньше не очень связывали со страной, люди космополитичных убеждений.

И лишь 15 процентов покинувших Россию мигрантов готовы вернуться домой, если...

И лишь 15-17% по-прежнему считают себя гражданами России, активно обсуждают происходящее и едва не буквально «сидят на чемоданах», собираясь при малейшей обнадеживающей возможности вернуться домой.

Как видим, большинство не видит варианта возвращения, и это в первую очередь следствие их оценки потенциальных изменений России к лучшему. Люди не видят оснований верить в позитивные перспективы своей страны. Кто-то по этому поводу горюет и печалится, кто-то просто махнул рукой и пытается строить жизнь на новом месте, но эта низовая гражданская экспертиза говорит о многом.

Вызовет ли новую волну отъезда недавнее причисление к экстремистскому движению сторонников ЛГБТ+ с перспективой 12-летнего срока лишения свободы, пока говорить рано, но это точно еще одно серьезное основание, чтобы задуматься части россиян об отъезде или забыть о возвращении тем, кто уже уехал.

Нужно ли напоминать, что уезжают в первую очередь интеллектуальные сливки страны, превращая процесс оглупления России в необратимый? Результат скажется, наверное, не завтра. Но послезавтра его нельзя будет скрыть.