Интересы Хаменеи и Путина загнали Пашиняна в ловушку наш комментарий

Фархад Мамедов, автор haqqin.az

Вслед за Москвой на планы Запада реализовать свои геополитические интересы в регионе Южного Кавказа, используя Армению в качестве плацдарма, весьма агрессивно отреагировал Иран.

Как уже сообщал haqqin.az, стратегический советник верховного лидера Ирана, экс-министр иностранных дел ИРИ Али Акбар Вилаяти, в интервью изданию «Аль-Маядин» назвал прошедшие 5 апреля в Брюсселе трехсторонние переговоры с участием премьер-министра Армении Никола Пашиняна, госсекретаря США Энтони Блинкена и председателя Еврокомиссии Урсулы Фон дер Ляйен «коллективной интервенцией Запада в регион».

Али Акбар Вилаяти приоткрыл завесу

Вилаяти заявил, что «Иран выступает против создания разделительных линий между странами региона и рассматривает планы Запада как прямую угрозу интересам своей национальной безопасности».

Советник Хаменеи отметил, что хотя Запад и декларирует, что стремится способствовать установлению мира между Арменией и Азербайджаном, на самом деле суть его намерений в том, чтобы «оправдать свое военное присутствие путем нанесения удара по независимости и безопасности стран Южного Кавказа».

Отметим, что тезис, озвученный Али Вилаяти, полностью совпадает с нарративом, используемым официальной Москвой. Из чего становится очевидно, что президент России Владимир Путин и иранский лидер Али Хаменеи имеют в Армении общие интересы и категорически против вмешательства Запада в регион Южного Кавказа.

Со своей стороны Азербайджан также считает опасными планы Запада реализовать через Армению свои геополитические интересы в регионе. Но этот подход не исходит из геополитических интересов России и Ирана. Баку против того, чтобы Армения втянула регион в крупный геополитический конфликт, который повлечет за собой возникновение новых рисков для всего Южного Кавказа, в том числе и для самого Азербайджана.

А Мехди Субхани заговорил открыто

Другими словами, позиция официального Баку основана на его национальных интересах. Что же касается сходства этой позиции с точками зрения России и Ирана, то оно носит исключительно поверхностный характер.

Армения же, втягивая регион в опасный геополитический конфликт с непредсказуемыми последствиями, создает еще большие риски и угрозы для себя лично. И если раньше они звучали только из Москвы в форме обещаний повторить в Армении «украинский сценарий» со всеми вытекающими последствиями, то теперь Пашиняну следует опасаться реакции соседнего Ирана.

В то время как пороховая бочка под названием Ближний Восток готова взорваться в любой момент, а опасность широкомасштабной войны между Ираном и Израилем многократно возрастает, Тегеран крайне агрессивно реагирует на намерения Запада создать в регионе собственный военно-политический плацдарм.

Мехди Субхани, посол Ирана в Ереване, заявил на состоявшейся 16 апреля пресс-конференции, что официальный Тегеран обратился к властям Армении с просьбой дать разъяснения по поводу брюссельских переговоров. После чего получил ответ, что «диверсификация» внешней политики, а также политики безопасности Республики Армения не направлена против Ирана. Официальный Ереван попытался убедить Тегеран, что брюссельский саммит был направлен исключительно на обсуждение вопросов экономической поддержки Армении.

Понятно, что «протокольное» объяснение Еревана удовлетворить Иран не могло никак. Что, собственно, и подтвердил посол Субхани, заявивший, что Иран крайне обеспокоен втягиванием Армении и стран Южного Кавказа в целом в геополитические конфликты.

«Мягкая сила» Ирана и «жесткий удар» Ирана – симбиоз одной политики

«Единственная обеспокоенность Тегерана заключается в том, чтобы Армения и Кавказ не стали площадкой для геополитической конкуренции, а развитие внешнеполитических отношений Еревана не происходило бы за счет другой страны», – заявил высокопоставленный иранский дипломат.

Следует отметить, что когда победа Азербайджана во Второй Карабахской войне, а также полное восстановление страной своей территориальной целостности в международно признанных границах в корне изменили статус-кво, царивший на Южном Кавказе многие годы, Иран, пытаясь сохранить свои позиции в регионе, усилил поддержку Армении, едва не став после ноября 2020 года, пусть и ненадолго, но «главным защитником» Еревана. Напомним, что все происходило на фоне политики фактической враждебности Ирана по отношению к Азербайджану.

Однако позже, когда правительство Пашиняна откололось от России и взяло курс на Запад, Тегерану пришлось столкнуться с весьма неблагоприятной ситуацией. И в самом деле, как Иран мог сохранить свои позиции в регионе, если его отношения с Азербайджаном ухудшались на глазах, а Армения четко обозначила разворот на Запад?

Коварная персидская дипломатия зажимает Пашиняна в своих тисках

Поэтому так и не сформировавшийся условный союз Ирана и Армении быстро уступил место завуалированным давлению и угрозам Тегерана в адрес Еревана. Представителей властей Армении одного за другим приглашали в Тегеран и вежливо предупреждали, что «втягивание Запада» в регион – это крайне опасная игра, от которой армянам следует держаться подальше.

Таким образом, если российская дипломатия использует в контактах с Арменией более грубый и прямой подход, то иранская дипломатия демонстрирует традиционный для персов «хитрый стиль», стараясь не демонстрировать внешне давление на Ереван.

Тем не менее скрыть от общественности тот факт, что Никол Пашинян оказался в жесткой «коробочке», зажатый с двух сторон Тегераном и Москвой, уже невозможно. И теперь армянскому премьеру, чтобы выбраться из этого политического клинча, понадобится чудо. Ведь Пашинян, напомним, не смог получить от Запада гарантий безопасности, на которые так рассчитывал.

У Пашиняна, по-видимому, остается единственный вариант – продолжать свой «западный дрейф», опираясь на обещанную поддержку Франции. Что, судя по характеру развивающихся событий, может привести к катастрофическим для Армении результатам.