Куда пропал маяк с вертолета Раиси? главная тема, все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Поиски пропавшего вертолета, на борту которого находился иранский президент, продолжались более 10 часов. Место крушения было обнаружено только тогда, когда к поискам подключился турецкий беспилотник.

Те часы, прошедшие с момента первой информации о «жесткой посадке» президентского вертолета до обнаружения тел, можно охарактеризовать как провал иранской системы реагирования на чрезвычайные ситуации. И не только ее.

Прежде всего, сам вылет в сложнейших метеоусловиях и маршрут в столь сложной местности сами по себе вызывают массу вопросов. Служба безопасности должна была костьми лечь, но не допустить следования вертолета по этому маршруту и настоять на передвижении на автомобилях. Это прямая их обязанность, более того, их долг. Не настояла, побоялась расстроить охраняемое лицо, и результат очевиден.

Дальше начинается не менее интересное – работа иранских спасателей, которые до последнего не могли найти место падения и блуждали по горам вслепую, а часть их и вовсе заблудилась. То есть в вертолете, который перевозил иранского президента, не был установлен радиомаяк, который постоянно подавал бы сигналы о своем местонахождении.

Только представьте себе, что упал вертолет, перевозивший Байдена или Си Цзиньпина. Сколько бы тогда соответствующим службам США и Китая потребовалось времени до установления его местонахождения – часы или несколько минут?

Да что там маячки, хваленые иранские беспилотники, которыми так гордится Тегеран и приобретает Россия, как оказалось, в недостаточных количествах оснащены тепловизорами и приборами ночного видения. Достаточно было одного турецкого «Байрактара Акинчи» с соответствующим оборудованием, и точка падения без труда была установлена. И тяжелые погодные условия этому помехой не оказались.

В этом и разница турецкого и иранского подхода к БПЛА – турки создают высокотехнологичные аппараты, способные выполнять задачи в любых условиях. Иранцы же изготавливают массы дронов-камикадзе одноразового применения, которые пригодны только для нанесения массированных ударов по большим целям в комфортных погодных условиях. Как наступила темнота или пошел дождь – иранские беспилотники сидят на земле.

И, наконец, о вертолете, на котором летел покойный Раиси и другие должностные лица, Белл-212 производства 2016 года. Сама по себе эта модель вполне надежная, «вылизанная», то есть долгими годами производства и эксплуатации в различных условиях, а первая модель взлетела в 1969 году, избавленная от всех «детских болезней». Но как всякая сложная техника требует регулярного обслуживания и своевременной замены узлов, отработавших свой ресурс.

Но ведь, как любят говорить официальные иранские лица, «западные санкции против Тегерана не работают». Не работают настолько, что даже доступ оригинальных комплектующих для президентского вертолета перекрыт. И в Китае не купить, он их не производит. Результат виден на тех кадрах с места крушения, которые сейчас широко расходятся в интернете.

Провал на провале, дыра на дыре – и эти люди пытаются диктовать миру свои подходы к безопасности? Да они даже безопасность своего президента обеспечить не могут, предварительно «благополучно» потеряв его без малого на полдня. Они сотнями миллионов долларов расходуют свои средства на «Хезболлу», ХАМАС, хуситов и различные «фронты сопротивления» от Ирака до Нигерии – и не могут обеспечить свои БПЛА тепловизорами и приборами ночного видения.

Сейчас много будет версий о «враждебном следе» в этой авиакатастрофе. Но вряд ли мы услышим правду. О том, что в гибели Ибрагима Раиси виновен прежде всего системный кризис, в который Тегеран сам себя загнал. И который привел к деградации всех структур, так или иначе отвечающих за безопасность Ирана.