Кто он, будущий президент Ирана: Джалили, Галибаф или Мохбар? главный вопрос; все еще актуально

Аскер Манафов, обозреватель haqqin.az

После гибели президента Ибрагима Раиси в загадочной авиакатастрофе в Иране были озвучены имена около двадцати кандидатов, которые примут участие во внеочередных президентских выборах, назначенных на 28 июня.

Поскольку подавляющее большинство претендентов являются жесткими консерваторами, пока не ясно, кому из них Совет стражей, состоящий из двенадцати аятолл, позволит участвовать в президентских выборах.

Вопрос не только в «доступе к телу» рахбара...

Западные СМИ пишут, что в настоящее время между сторонниками жесткой линии существуют серьезные внутренние разногласия, что усложняет процедуру утверждения окончательного списка кандидатов.

Как отмечают западные наблюдатели, выборы 21 июля, вызванные гибелью Раиси в результате крушения вертолета в прошлое воскресенье, потенциально могут обнажить политические разногласия внутри правящего режима. Чего, естественно, хочет избежать верховный лидер аятолла Али Хаменеи, заинтересованный в предсказуемости и стабильности процедуры выборов. И хотя в сложившейся атмосфере неопределенности важную роль играют личностные качества претендентов, механизм закулисных сделок и «доступа к телу» рахбара, идеология в этой системе приоритетов занимает далеко не последнее место.

Саид Джалили, дважды баллотировавшийся на пост президента ИРИ, но отказавшийся в пользу Раиси от участия в выборах четыре года назад, объявил в воскресенье, что будет баллотироваться. Большую часть своей политической карьеры этот сторонник жесткой линии провел в Министерстве иностранных дел, где был главным переговорщиком Ирана по ядерной программе в период с 2007 по 2013 год. Он также был секретарем Высшего Совета национальной безопасности, а в настоящее время является членом Совета по определению целесообразности.

Джалили попытается в третий раз?

Отметим, что возвращение в президентскую гонку Саида Джалили происходит на фоне многочисленных конспирологических версий, циркулирующих в высших эшелонах власти.

В эти выходные бывший президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад, появившийся возле своего дома в окружении группы сторонников, заявил, что обдумывает «различные варианты». Впрочем, склонность бывшего президента Ирана к популизму, а также его непредсказуемость вряд ли встретят одобрение у членов Совета стражей.

Еще один потенциальный претендент, мэр Тегерана Алиреза Закани, чье мировоззрение схоже с взглядами Джалили, сказал, что еще не принял решения. Однако источники в Тегеране считают, что мэр уже готовит команду для предвыборной кампании. Напомним, что Закани, как и Джалили, вышел в 2021 году из президентской гонки, чтобы поддержать Раиси.

Традиционными кандидатами от консерваторов считаются либо Парвиз Фаттах, бывший офицер КСИР, и бывший глава крупного бизнес-конгломерата Фонд Мостазафан, либо Мохаммад Бакер Галибаф, спикер парламента ИРИ в период с 2020 по 2024 год.

Также вероятна кандидатура Мехрдада Базрпаша, нынешнего министра транспорта, сопровождавшего Раиси на последних ирано-азербайджанских переговорах.

А как же Галибаф?

Поскольку реформисты в значительной степени изолированы от парламента, в глаза больше бросаются различия между традиционалистами и Фронтом Пайдари, или, как его называют, Фронтом стабильности исламской революции, в который входят антизападные шиитские фанатики, выступающие против любого компромисса, в том числе по ядерной сделке.

От опытного центриста Али Лариджани, который в течение 12 лет был спикером иранского парламента, также ожидали инициативы по поводу участия в выборах. Лариджани уже заявил, что объявит о любом своем решении по официальным каналам. Но учитывая, что экс-спикер является фигурой, близкой к Хасану Роухани, который не был допущен к прошлым президентским выборам, вероятность его участия в президентских выборах невысока.

Некоторые иранские СМИ пишут, что, если конкуренция среди консерваторов за участие в выборах обострится и начнет обретать непредсказуемый характер, то в качестве компромисса может быть выдвинута кандидатура исполняющего обязанности президента, вице-президента ИРИ Мохаммеда Мохбара, который в каком-то смысле является правой рукой Али Хаменеи и ведет большую часть дел рахбара. Однако простые иранцы недолюбливают Мохбара за причастность к коррупционным схемам и внедрение неэффективных вакцин от COVID-19.

Регистрация на пост президента начнется в ближайший четверг и продлится четыре дня. На основании прецедента, к первому туру могут быть допущены до десяти кандидатов, хотя в 2021 году фактически баллотировались только четыре претендента.