Чьи деньги вывозил из страны Джахангир Гаджиев? наша версия

Автор: Мамед Эфендиев, Эльдар Алиев 

Азербайджанские СМИ много писали про девальвацию национальной валюты и последовавших вслед за этим процессов. К чести Центрального банка Азербайджана, он стойко выдержал все нападки общественности, мощнейшую за долгие годы критику, проявив максимум выдержки. А как только вызванный столь непопулярным действием ЦБА ажиотаж пошел на спад, «самоуволился» глава Международного банка Азербайджана. Все это заставило нас призадуматься, а нет ли связи между этими двумя, на первый взгляд не имеющими отношения друг к другу, процессами?

Все, в том числе и мы, почему-то с самого начала и до последних дней возлагали ответственность за неожиданную девальвацию маната на Центробанк, в том числе и на его главу Эльмана Рустамова. Последний до последнего дня пытался нас убедить в том, что курс маната будет падать плавно, что не дает основания для ажиотажа. Но именно решение ЦБА и вызвало ажиотаж, против которого он так агитировал.

Обвинять Рустамова в лукавстве  язык не поворачивается, в Азербайджане все знают его как большого профессионала, опытного банкира и знающего свое дело финансиста. Не мог ведь человек сам себе рыть яму – призывать к зрелому разуму, чтобы через четыре дня взвалить на себя за это ответственность перед народом и государством. Как же в таком случае объяснить выводы, напрашивающиеся из простого сопоставления фактов – случайностью? Но в таких серьезных делах случайностей не бывает. К сожалению, официальных версий для размышлений не было.

Но вот по состоянию здоровья, опять-таки неожиданно, покинул свой пост другой хорошо известный в Азербайджане банкир – глава Межбанка Джангир Гаджиев. Что за череда таких неожиданностей в банковской системе страны, где уже лет двадцать царила спокойная деловая атмосфера? Этот вопрос не давал покоя и нам, особенно на новом повторяющемся фоне загадочности. Говорить о болезни Гаджиева, думается, так же бессмысленно, как и о лукавстве Рустамова.

И в таком вот информационном вакууме мы выдвинули свою гипотезу, которая кажется весьма логичной, хотя абсолютное соответствие ее истине гарантировать тоже не можем.  

Итак, 16 февраля Эльман Рустамов предупредил население страны о переходе на использование бивалютной корзины при определении курса маната. А заодно призвал нас особо не переживать, никакого курсового скачка не будет. Народ ему поверил. Но 21 февраля без всякого предупреждения Центробанк девальвировал манат сразу на 34%. Вскоре выяснилось, что эти несколько дней обошлись Азербайджану очень дорого. Как отметил президент страны Ильхам Алиев, после 16 февраля валютные резервы ЦБА подверглись таким расходам, что под угрозу было поставлено уже само их существование. Ежедневно Центробанк терял по 500 млн. долларов только на конвертацию маната. Начался мощный отток капитала, который мог привести к необратимым процессам. Ждать дальше было невозможно. Как хирург не выжидает при сильном нарыве, так и ЦБА принял свое роковое решение.

Стоп! Вот тут и возникает естественный вопрос - подождите, а кто и где конвертировал в день полмиллиарда долларов? Всем ясно, что обменники наши не в состоянии переварить такие громадные объемы. Значит, наличный оборот исключается. А безналичный осуществляют только банки, среди которых своеобразную роль провайдера играет именно Межбанк. То есть, последний не только является крупнейшим держателем валюты среди банков страны, но через него проходят (во всяком случае, ранее проходили) все транзакции других банков.

Кажется, какие-то логические контуры уже вырисовываются. А продолжая размышлять дальше, мы можем сказать, что Межбанк и ее глава Гаджиев имели самое непосредственное отношение к девальвации нашего маната. Мало того, что имели, Гаджиев, в частности, даже не попытался своевременно предотвратить надвигающуюся беду. Ведь каждое утро работа главы любого банка начинается с просмотра основных показателей за прошедший день, и лишь после этого он может принимать решения на день грядущий.

Джахангир Гаджиев не мог не знать, что ежедневно Центробанк страны теряет по полмиллиарда долларов. Не мог он не знать и того, что это продолжаться долго не будет. Есть и общий регулятор – Центробанк, который начнет искать дыры, в которые провалилась валюта. Но пока он нашел эту дыру, о чем, безусловно, нужно было поставить еще в известность и высшее руководство страны, ЦБА успел потерять более двух миллиардов долларов.  

Почему же сам Гаджиев не остановил этот процесс, не доложил об этом высшему руководству страны, куда, как мы помним по истории Гаджи Мамедова, он имеет выход?

Некомпетентность и желание подзаработать отбрасываем сразу. Слишком уж он опытен, да и особо нуждающимся его нельзя назвать. А если вспомнить его принципиальность, то остается предположить только одно – слишком уж уважаемые лица страны стали прикладывать руки к оттоку капитала из Азербайджана, отказать им он не мог. Хотя мог и понимать, что это может ему стоить не только должности.

Нам трудно судить о том, кто эти люди, но для банка вычислить их не стоит особого труда. Ограничатся ли власти отстранением Гаджиева от должности, или его дело получит такую же громкую огласку, как и дело названного выше Гаджи Мамедова, раскрытию банды которого Джахангир муаллим способствовал несколько лет назад?

В заключение хочется еще раз напомнить читателям, что вышеприведенное – лишь наша гипотеза, построенная на сопоставлении отдельных фактов и логическом раскладе.

Мы не строим из себя Шерлока Холмса с его дедукционными методами, и с удовольствие готовы выслушать позиции и других сторон, в частности, Центробанка, Межбанка и лично Джахангира Гаджиева. Думается, они не меньше нас заинтересованы в том, чтобы довести до общественности истину...

14610 просмотров