Кому Турция продаст свою долю в азербайджанском газопроводе? России или Ирану?

Мамед Эфендиев

С сенсационным заявлением выступил сегодня министр энергетики и природных ресурсов страны Танер Йылдыз. По его словам, в случае выгодного коммерческого предложения Турция может продать часть долевого участия в проекте TANAP (Трансанатолийский газопровод). Министр отметил, что в настоящее время ряд стран проявляет особый интерес к проекту TANAP.

В принципе любая страна или компания может выйти даже из самого перспективного проекта, если за это предлагается выгодная коммерческая сделка, то есть намного больше средств, чем она успела потратить в рамках данного проекта. Помнится, в свое время в Азербайджане многие недоумевали, почему, мол, российская компания Лукойл продала свою долю в таком перспективном проекте, как АЧГ. Причина оказалась проста – ей предложили сумму, вдвое превышающую ее расходы. Конечно, в долгосрочной компании Лукойл могла выиграть и больше, но бывают ситуации, когда краткосрочная перспектива намного важнее долгосрочной.

Но в случае с Турцией и проектом TANAP все обстоит иначе. Если Лукойл в АЧГ была лишь одной из десяти равноправных компаний-участников проекта, что ее не совсем устраивало, то роль Турции в TANAP не ограничивается только коммерческими интересами. Изначально Турция вместе с Азербайджаном выступали инициаторами этого проекта, который сегодня стал одним из самых значимых. И не только в регионе, но и далеко за его пределами. Да, Анкара стала уже не только простым акционером проекта, но и одним из духовных его создателей. Более того, до недавних времен она даже не намекала на такую возможность, а искала возможности для увеличения своей доли в проекте.

Поэтому в свете заявления турецкого министра невольно возникает вопрос: что же случилось, почему Анкара изменила свою позицию на 180 градусов? Может ей действительно предлагают очень выгодную сделку?

Но Турция не такая уж нуждающаяся в деньгах страна, она входит в первую двадцатку самых развитых стран мира. И вряд ли она может лишить себя политического удовольствия в перспективе ради нескольких десятков миллионов долларов сегодня. В Анкаре прекрасно понимают, в какое сильное политическое орудие может превратиться TANAP, особенно с учетом ее желания создать мощный энергетический хаб на подступах к Европе.

Значит, думать надо не об экономической, а о политической составляющей. Первое, что может прийти в голову – Россия. Вспомним, как активно Москва и Анкара продвигают проект «Турецкий поток», а Брюссель не раз намекал на возможность транспортировки российского газа в Европу по ТАР, являющимся логическим продолжением TANAP. Закупив долю в TANAP, Газпром может легко претендовать далее и на долю в ТАР, что облегчило бы ему и политическую, и экономическую задачу по доставке своего газа в Европу. Но Газпрому доля в TANAP или ТАР не нужна, компания претендует на свою и намного более мощную трубу, что наталкивается на сопротивление Евросоюза.

Мог бы обзавестись своей долей в TANAP и Туркменистан, особенно если принять во внимание, как Ашхабад из сил вон лезет, чтобы обеспечить поставки газа в Европу. Но и здесь получается неувязка; Туркменистану предстоит еще решить проблему Транскаспийского газопровода, без чего TANAP для него не имеет никакого значения.

Другим потенциальным покупателем турецкой доли в проекте мог бы стать Иран, который решив свою ядерную проблему с «шестеркой», может свободно претендовать на долю в TANAP. Только эта труба может обеспечить на первых порах транспортировку иранского газа в Европу, о чем Тегеран уже задумался всерьез.

Эту мысль, в принципе, подтвердил и сам Танер Йылдыз, отвечая на вопросы журналистов на церемонии подписания с Грузией соглашения о сотрудничестве в энергетической сфере. Он открыто заявил, что при наличии соответствующих торговых условий, Иран сможет получить долю в Трансанатолийском газопроводе (TANAP).

Правда, турецкий министр отметил, что другие страны также выдвинули предложения по участию в проекте TANAP.

«Если в TANAP появятся выгодные торговые условия, как для Турции, так и SOCAR (Госнефтекомпания Азербайджана), то с учетом стратегического сотрудничества такая операция возможна», - заявил он. Видите, как легко турецкий министр делает заявления, в том числе и от имени азербайджанской компании. А ведь данный проект, напомним еще раз, имеет как для Анкары, так и для Баку очень большое политическое значение. Значит, соответствующая договоренность между сторонами уже существует.

Тут вспоминается недавнее заявление президента SOCAR Ровнага Абдуллаева о готовности азербайджанской стороны рассмотреть возможность участия Ирана в данном проекте. А если еще призадуматься, то можно без особого труда предположить, что данный вопрос мог быть предметом обсуждений и в ходе недавнего визита президента Турции Эрдогана в Иран. К тому же присутствие Ирана в проекте повысит не только значимость последнего, но и его безопасность.

Напомним, что долевое участие в TANAP сегодня выглядит следующим образом: компания «Южный газовый коридор» (SOCAR) - 58%, BOTAŞ - 30%, BP - 12%. TANAP предусматривает транспортировку газа с месторождения «Шахдениз» от грузино-турецкой границы до западной границы Турции. Первоначальная пропускная способность трубопровода составит 16 млрд. кубометров газа в год, из которых 6 млрд. кубометров будет поставляться в Турцию, а остальное - в Европу. Стоимость проекта оценивается в 10-11 млрд. долларов.