Гейдар Алиев на полях сражений Ивана Грозного астраханские записки Эйнуллы Фатуллаева

Эйнулла Фатуллаев, Астрахань

Скорее всего, именно злополучная судьба журналиста забросила меня в город рыбацкой мечты – Астрахань. И я преодолевал тысячи верст на пути к Нижнему Поволжью, чтобы найти разгадку «последней азербайджанской любви» к этому прикаспийскому городу. Почему тысячи? – справедливо спросит меня азербайджанский читатель, упрекнув меня в незнании советской географии. Увы, но все вопросы к самому непопулярному среди азербайджанцев за последние годы ведомству под названием AZAL и столь же непопулярному, как и коррумпированному со времен старика Баширова ветхому неосоветскому управлению "Каспар". За всю свою жизнь мне пришлось преодолевать тысячи верст лишь к острову Тринидад и Тобаго, и вот сейчас в Астрахань. А как? – снова вопросит читатель. А вот так!

14 тысяч рублей и никакого полета

В Астрахань я смог бы добраться либо транзитным рейсом через город контрастов Стамбул, либо через Первопрестольную. Конечно же, я выбрал Москву. Чтобы добраться туда за 3 часа, прождать самолет в Астрахань свыше 4-х часов и наконец долететь до прикаспийского городка, куда рукой подать, снова за 3 часа. Все правильно, добираться пришлось до соседнего города почти как до Карибского бассейна. Сразу же пресеку все попытки подобрать другой маршрут – столько же времени занял бы полет и через Стамбул. Спрашивается – а почему же нет прямых рейсов из Баку в Астрахань, который вроде стал нашим форпостом в России? Во всяком случае, так явствует из новостей официальной хроники. Оказывается, как мне удалось выяснить гораздо позже в самой Астрахани, прямые авиарейсы из Баку действительно были, но их отменили совсем недавно – буквально в январе 2015 года.

Родимый AZAL взвинтил цены на авиабилеты аж до 14 тысяч рублей. А полет на самолете Аэрофлота в Баку даже транзитом через Москву стоил гораздо дешевле, примерно 12 тысяч рублей. Вот все пассажиры, прилетавшие в Баку и обратно в Астрахань, да и в другие соседние города, естественно, выбирали Аэрофлот. В итоге, на протяжении многих лет самолеты азербайджанских авиалиний просто-напросто пустовали. Никто не хотел переплачивать за дорогое удовольствие. Какое же решение принял Дж.Аскеров? Он решил пойти проторенным путем – с легкостью отменив прямые рейсы в город, в который азербайджанское государство вложило несколько десятков миллионов долларов.

Но ведь была и другая альтернатива, которой я предположительно мог бы воспользоваться – пароходным сообщением, не так ли? Поспешу вновь огорчить своих читателей – ни пароходного, ни паромного сообщения между двумя городами-побратимами тоже нет! В кулуарах астраханские чиновники шепнули мне на ухо, дескать, российская сторона неоднократно поднимала насущный вопрос о восстановлении паромного сообщения, но эта инициатива не встретила особого восторга у руководства родимого Каспара. Причина? А Бог его знает; ло-гэ-ки, как любил повторять Леонид Ильич, у азербайджанских чиновников не ы-щи!

Спешу перейти к астраханским описаниям из своих блокнотных записей, но все же не удерживаю себя спросить в последний раз – на кой черт надо было строить громаднейший аэропорт даже не регионального, а международного масштаба, который потенциально мог бы конкурировать с региональными транзитами, если отменяются авиаполеты в самую близлежащую и стратегическую для Азербайджана Астраханскую область? Ведь в самой близлежащей перспективе этим рейсом могли бы воспользоваться как пассажиры из Ирана, а они проявляли неподдельный интерес – только цены кусались! – и других соседних стран, не говоря о других городах и областях Прикаспия! Но умом Азербайджан не понять… Хотя он и взялся Россию общим аршином измерить.

Наконец-то, Астрахань!

Многострадальное кругосветное путешествие казалось бы осталось позади. За Наримановским аэровокзалом этого маленького прикаспийского городка. Да, аэропорт Астрахани все еще носит имя незаурядного азербайджанца – Наримана Нариманова, который до советизации Азербайджана провел свои лучшие революционные годы в этом краю. Астрахань был форпостом Красной Армии, именно здесь в казармах древнего Астраханского Кремля, испытанного ни одним нашествием – от золотоордынцев до полчищ Османской империи, формировались передовые отряды легендарной армии Сергея Мироныча Кирова – эта армия вместе с Наримановым в апреле 1920 года и вторглась в Азербайджан. По сей день имя, наследие и заслуги Нариманова бережно чтят и хранят в Астрахани… Вот так вот!

Глубокая ночь, вокруг мертвая тишина, тихий укромный городок погрузился в безмятежный сон. Здесь нет мирской суеты. И велико, но непреодолимо мое желание вылить все свои впечатления на моего единственного собеседника в Наримановском аэропорту – сотрудника исполнительной власти Наримановского района города Баку Эльмара Велизаде. В прошлом сотрудник азербайджанской дипмиссии в НАТО, высоко интеллигентный и интеллектуальный Эльмар – сегодня сотрудник аппарата исполнительной власти Наримановского района. Все проекты, реализуемые здесь под сенью Фонда Гейдара Алиева, претворяются в жизнь именно аппаратом исполнительной власти Наримановского района Баку.

Наш автомобиль проносится по автомагистрали, ведущей из аэропорта в центр города. Это шоссе проложили накануне путинского Астраханского саммита. Прошло не так много времени, но потихоньку бетонные плиты на магистрали приходят в негодное состояние. На пути в город маячат фонарные столбы и яркие вывески об Астраханском саммите. «Все еще не успели снять», - кратко замечает Эльмар…

Город производит угнетающее впечатление - кругом разруха, запустение, полуразрушенные ветхие деревянные избы, оставшиеся в наследство с царских времен. Какое-то ощущение покинутости и заброшенности… Неужели мы на улицах вот этой самой имперской России, которая все еще грезит покорением Старого света? Издалека заметно бросается в глаза единственное примечание новой цивилизации – Гранд-отель на берегу возмущенной Волги. Из окон моего гостиничного номера открывается вид на Волгу. Как там говорил поэт? «Река священнейшая в мире…»

От Алиева до святого Владимира

Наше первое утро в Астрахани начинается с прогулки в большом сквере на Набережной. Сквере имени Гейдара Алиева. Как успел догадаться читатель, этот сквер, как и другие благоустроенные места в городе, был построен азербайджанским государством. В самом центре города поставлен большущий памятник Гейдару Алиеву, здесь же разбит парк… «Все, что вы видите тут, благоустроено азербайджанскими властями», - рассказывает 70-летний почетный гражданин Астрахани, лидер азербайджанской общины Адалят Гусейнов. Он здесь на хорошем счету и довольно влиятельное лицо, если не сказать пенсионер областного значения – а как же иначе относиться в нынешней России к бывшим офицерам КГБ? А.Гусейнов свыше 30 лет прослужил в органах КГБ, работал в Баку, был депутатом Верховного Совета – кэгэбешник призыва последнего председателя Вагифа Гусейнова, а вот последние годы своей жизни отдал службе в КГБ Астрахани. Прогуливаемся с ним по скверу, бывший полковник рассказывает о правде и возможно неправде минувших лет. Но своими вопросами я его возвращаю к нашей действительности: «Здесь постоянное видеонаблюдение, есть и охранник рядом с памятником». Со слов А.Гусейнова выясняется, что даже зарплата сторожа оплачивается из азербайджанского бюджета.

Не знаю – верить или нет, но в последние годы, судя по рассказам моих собеседников, все молодожены в Астрахани приезжают в этот сквер. «Раньше ездили к памятнику Ленина», - особо подчеркивают они. Кстати, памятник Ленину, как и вся советская символика, продолжает украшать грязные и серые улицы городка.

Наши власти благоустроили весь центральный район Астрахани, включая известный дом Реввоенсовета города – восстановили фасад здания, построенного еще в царские времена. В период постсоветского упадка это здание, как и большая часть жилого массива старого города, пришли в удручающее состояние. «Я своими глазами видел, как глава Наримановского района Баку Абдин Фарзалиев сажал цветы на этих клумбах», - продолжает рассказ мой собеседник. А кто-то рядом еще и добавляет: «Он решил заново построить и всю набережную часть на протяжении этого сквера. Все это происходило накануне приезда Ильхама Алиева. Все хотели и старались как лучше сделать»…

Медленными шагами доходим до конца сквера, и вот здесь стоит мемориальный камень, который извещает, что и новый мост над Волгой построен нашими властями. Мост построен в честь так называемой дружбы между Россией и Азербайджаном. А за мостом стоит известный собор святого Владимира. И прямо перед собором поставили памятник великому князю киевскому Владимиру Святославичу. Так вот и этот памятник тоже был построен на азербайджанские деньги. Как памятник Г.Алиеву, так и князю Владимиру созданы азербайджанским скульптором Натиком Алиевым… Да, и еще один немаловажный факт – в прошлом году в городе Нариманово (да, представьте себе, есть в области и такой!) был полностью отреставрирован памятник Нариману Нариманову.

Честно говоря, памятник Владимиру не идет ни в какое сравнение с огромной скульптурой Гейдара Алиева, которая по-большому счету прямо в центре, можно сказать, под стенами астраханского Кремля стала олицетворением нового города. Вот вам и астраханская метаморфоза – древний город татарских ханов, Иоанна Васильевича, форпост Петра Великого фактически превратился в город Гейдара Алиева. Искренне признаюсь, у меня складывалось ощущение, что я и вовсе не покидал пределов Азербайджана, нахожусь в каком-то провинциальном азербайджанском городе до времен Ильхама Алиева. Ибо исключая азербайджанский ренессанс в Астрахани, вся остальная часть города пришла в запустение и оставляет впечатление убогого, полуразрушенного исторического центра, выпавшего из средневековья осколка истории.

Я все больше и больше убеждаюсь в правоте собственного умозаключения. Вот мы уже в трехэтажном детском саду. Над калиткой железного забора, ограждающего большой двор детсада, на котором создан уникальный для российской провинции своеобразный диснейленд, развеваются флаги Азербайджана и Фонда Гейдара Алиева… и совсем незаметный российский триколор. Однако построенный по канонам передовой европейской моды детсад – наверное, один из лучших в России, не говоря об астраханской глубинке, все еще не готов принять своих поселенцев. Астраханские власти никак не могут определиться с правовым статусом и собственностью этого дошкольного учреждения. Но в самом детсаде, который по рассказам был построен за небывалый срок - 5 месяцев (!!!), срочно к приезду Ильхама Алиева в Астрахань на саммит прикаспийских стран, полностью готов к приему детей. Меня удивило, если не сказать поразило, и другое – здесь бросаются в глаза азербайджанская национальная символика, национальные музыкальные инструменты и даже аккуратно расставленные в новеньких книжных полках азербайджанские народные сказки, изданные, конечно же, на русском языке…

Другая Татьяна Евгеньевна

Дальше - больше. Мы подходим к большой четырехэтажной средней школе имени Гейдара Алиева. Радующий глаз евроремонт, хорошо оснащенные классные аудитории, превосходный спортзал и конференц-холл, и всюду, всюду, всюду стенды о жизни и деятельности Г.Алиева. В Астрахани любят повторять, что эта школа благодаря Азербайджану получила вторую жизнь.

«Знаете, мою первую преподавательницу в начальных классах тоже звали Татьяна Евгеньевна. Я до сих пор вспоминаю ее с чувством глубокой признательности... », - обращаюсь к директору школы Татьяне Евгеньевне Тихомировой, рассказывая какую-то историю, которая запомнилась мне со школьной скамьи. Кажется, о лекции моего другого преподавателя – Льва Шура о лермонтовском Печорине… Но тут другая Татьяна Евгеньевна меня внезапно прерывает: «Вот Абдин Фарзалиев (глава исполнительной власти Наримановского района) обещал нам отремонтировать спортивный зал. Все ждем. Там краска немножко посыпалась». «А какие у вас еще проблемы, кроме посыпавшейся краски?», - не удерживаюсь от встречного колкого вопроса. «У нас, как и по всей России, проблема с педагогами. Мы испытываем проблемы с высококвалифицированными преподавателями», - продолжает жаловаться другая Татьяна Евгеньевна.

Не свой Жилкин

Вот мы и во дворе знаменитого Кремля, построенного по величайшему указу Ивана Грозного. Тут в одном из зданий полным ходом идут реставрационные работы, и как рассказывают сотрудники музея, в городе полны слухи, что апартаменты русских князей, в которых успели побывать даже легендарные бунтовщики Иван Болотников да Степка Разин вскоре достанутся губернатору Астраханской области Александру Жилкину. Астраханцы отмечают, что срок полномочий Жилкина истекает, и почти уверены, что Центр назначит его преемником «своего человека». И вот после этого, возможно, и Астрахани достанутся солидные бюджетные ассигнования, которые позволят благоустраивать и развивать город. Говорят, что путинская элита Жилкина своим не считает. И видимо, предчувствуя свой скорый уход, губернатор жаждет порулить областью из Кремля.

«Так что же мешает развивать город? И почему вид сегодняшней Астрахани обливает сердце кровью?», - спрашиваю председателя Думы Астраханской области Александра Клыканова. Поправляя георгиевскую ленточку на лацкане своего пиджака – ведь Астрахань, как и вся Россия, считает оставшиеся дни до 70-летия победы над Западом (на первом этаже Думы установлен специальный монитор-календарь, указывающий, что осталось-то всего 22 дня), председатель нехотя признает существующие проблемы, рассказывая о новой программе по строительству нового жилья на 2 миллиона квадратных метров. Стараюсь поверить на слово одному из лидеров местных «единороссов», не удержав себя спросить о причинах отсутствия представителей азербайджанской общины в Думе. Ведь азербайджанское государство столько делает и строит в Астрахани – неужели в законодательном органе не нашлось одного места нашему соотечественнику. «Вы уже во второй раз повторяете, что благоустройством в нашем городе занимается ваше государство. Но вынужден сказать – это делает не ваше государство, а ваша местная община». После этих слов невольно бросаю взгляд на юродивого пенсионера местного значения – лидера нашей общины Адалята Гусейнова, который вроде по словам Клыканова благоустраивает Астрахань.

«Мы обязательно продолжим работу по реставрации фасадов. И будем строить новые дома. Никакой кризис нам не помеха, потому что его как такового в России нет», - уверенно отчеканил вице-мэр Геннадий Диденко. Уголок его кабинета все еще украшает стенд с отреставрированными зданиями накануне саммита. И он уверен, что программа будет до конца реализована в жизнь. Но вице-мэр считает, что наиболее активным должен быть и предпринимательский класс.

От Алиева до Алиевой

И ярким представителем этого класса в Астрахани является гендиректор хлебозавода «Наримановский» Рахим Миришов. Наш соотечественник – один из немногих представителей 20-тысячной азербайджанской общины, добился немалых успехов, сегодня он производит почти 40 процентов хлебобулочной продукции в Астраханской области. С ним мы снова ближе к вечеру возвращаемся в сквер Гейдара Алиева. Почти каждую неделю он приходит сюда с цветами. «Ведь если бы не Алиев, я не добился бы успехов в своей жизни. В 70-е годы в числе первых студентов, по инициативе Г.Алиева, я приехал из далекого Сабирабада на учебу сюда, в Россию. Начал с рабочего на легендарном пивоваренном заводе Астрахани, дослужился до поста заместителя гендиректора. А потом начал собственное дело», - рассказывает Р.Миришов. Сегодня он владеет несколькими заводами по производству хлебобулочной продукции и мельницей.

Руководители области – мэр Татьяна Тихомирова, глава администрации Олег Полумордвинов, министр международных и внешнеэкономических связей области Денис Афанасьев – завсегдатаи в его роскошном особняке. Вот все мы сидим за его гостеприимным столом, едва вернувшись с вручения премий на вечере Каспий-2015, номинации, учрежденной Азербайджанской молодежной организацией России. Эту организацию, как известно, возглавляет дочь президента Лейла Алиева. И в этот вечер вся молодежь Астраханской области и весь городской бомонд собрались в большой зал, где определялись и вручались премии лучшим СМИ, журналистам, деятелям культуры и искусства… И снова у всех на слуху Азербайджан и знакомая почти каждому астраханцу фамилия Алиев.

У меня такое ощущение, будто я и не покидал Азербайджан. Ведь кто бы мог подумать, что с любой отдаленной точки русских степей и полей виден огромный монумент человека, оставившего след в жизни каждого из нас. С этими мыслями я подъезжал к Наримановскому аэропорту, чтобы вернуться обратно в Баку. И зачем я проделал столь огромный путь и приехал в этот город? Ведь здесь все почти так же, как и у нас…

6723 просмотров