Москва не верит в азербайджанскую трубу, а Баку - в российскую наш комментарий

Мамед Эфендиев

Утихшие было страсти вокруг маршрутов поставок газа в Европу по территории Турции вновь накаляются. Частично это можно связать с парламентским выборами в Турции, которые состоятся в воскресенье и  могут оказать заметное влияние на исход разгорающейся конкуренции  между российским и азербайджанским вариантами, в которую вовлечены уже все страны региона. Звучат различные заявления, происходят события, да такие, что, кажется, готовы положить конец всем спорам. Но не успеваешь еще обдумать одно, как тут же звучит другое, полностью опровергающее первое заявление.

Вот и вновь глава «Газпрома» Алексей Миллер самоуверенно заявил, что зависимость Европы от газа будет расти, а конкурентов у его компании в закрытии потребностей Европы в газе нет в радиусе 10 тыс. км. По итогам 2014 года, доля «Газпрома» в импорте газа Евросоюзом составляла две трети, в потреблении - 30%. Он также высказался в отношении газопровода TAP из Азербайджана в Европу, и отметил, что 4 года назад участники проекта планировали начать поставки в 2017 году. «Сейчас говорят про 2021 год, и каждый год в течение 4 лет по годику все прибавляется. И эксперты говорят, что эта тенденция прибавлять годик еще продолжится», - как-то ехидно добавил Миллер.

Более того, он решил припугнуть и европейцев, мол, собственная добыча газа в Европе заметно сократится в следующие 15 лет. По его оценкам, снижение объемов добычи собственного газа в Европе составит 80 млрд. кубометров к 2030 году, отмечается и тенденция по снижению поставок газа в Европу по трубопроводам из других традиционных стран-поставщиков. Поэтому «Газпром» ожидает роста своей доли на европейском газовом рынке.

Реакция азербайджанской стороны не заставила себя долго ждать. В беседе с корреспондентом haqqin.az помощник вице-президента Госнефтекомпании Азербайджана (SOCAR) по инвестициям и маркетингу Виталий Беглярбеков выразил категорическое несогласие с позицией Миллера. Во-первых, сроки ввода в действие газопровода TANAP никогда не изменялись и не передвигались. Более того, этот трубопровод, являющийся начальным этапом TAР (оба проекта являются крупными звеньями единого Южного газового коридора), строится не с опозданием, а даже с опережением графика. Во-вторых, потребности Европы в целом превышают 500 млрд. кубометров газа, и естественно, ни у Азербайджана, ни у России такого объема газа нет.

Да, европейский рынок огромен, его хватило бы и на Россию, и на Азербайджан. И, в принципе, не было бы такой конкуренции между ними, не вздумай Россия отказаться от экспорта газа через территорию Украины - обеспечивала бы она газом спокойно страны Восточной и Центральной Европу, а Азербайджан мог бы удовлетвориться и Южной Европой. Но России захотелось получить все, а в результате она лишь ополчила против себя всю Европу, которая уже лишила ее «Южного потока», а теперь борется против «Турецкого потока».

Но Москва была бы не Москвой, если так легко согласилась бы с доводами других, если они даже и разумны. Но ей очень мешает азербайджанский проект по доставке газа в Европу, который открыто поддерживают и ЕС, и Турция, по территории которой должны пройти оба маршрута. Правда, Турция поддерживает и  «Турецкий поток», но несколько сдержанно, а TANAP для нее является родным, кровным, чего Анкара и не скрывает. И чем ближе Баку к реализации своей цели, тем острее разгорается конкуренция между сторонами. Эту тревогу высказал недавно и президент Азербайджана Ильхам Алиев, прямо заявивший, что есть силы, которые мешают реализации азербайджанских проектов в Европе. Но такие большие проекты всегда встречают на своем пути множество препятствий.

А может ли, вообще, «Турецкий поток» оказать негативное воздействие на Южный газовый коридор? Нет, отвечает Виталий Бейлярбеков. Как отметил он ранее, в отличие от проекта «Газпрома» в реализацию Южного газового коридора уже инвестировано около 1 млрд. долларов. Южный газовый коридор - не политический, а чисто коммерческий проект, который SOCAR  реализует с международными партнерами, среди которых есть компании из Азии, Европы. Сюда входят и российская LUKoil, являющаяся акционером в «Шахдениз-2». Среди европейских клиентов - компании Shell,Gaz de France, Gas Natural of Spain, итальянские ENEL и Gera.

И действительно, никто бы не решился взяться за проект ценой в 45 млрд. долларов, без уверенности в реальности проекта. Проект разрабатывался долгие годы, окончательное инвестиционное решение по нему принято в декабре 2013 года, а контракты на поставку газа подписаны сроком до 25 лет. За последние годы никому не удавалось подписать такие долгосрочные контракты - ни России, ни Норвегии, ни поставщикам из Северной Африки. Азербайджан же сумел убедить ЕС в том, что является партнером, которому можно доверять. Контракты являются обязательными как в плане поставок, так и в плане покупки.

Проект же «Турецкий поток» содержит больше политических составляющих, чем экономических. Россия спокойно могла бы прокачивать свой газ по действующей трубе через Украину, решив с ней отдельные коммерческие вопросы. Но именно политические мотивы заставили Москву отказаться от готового маршрута и бросить миллиарды долларов на весьма рискованные проекты.

Что же касается Южного газового коридора, то речь здесь идет о уже вложенных миллиардах долларов. Так, 12 млрд. долларов уже инвестировано  в месторождение «Шахдениз» и в трубопроводы на территории Азербайджана и Грузии. Одним словом, договорные обязательства уже материализовались, осуществлено 30% работ, остановить этот проект невозможно. Причем, стороны взяли на себя определенные обязательства: в случае отказа Азербайджан понесет наказание (речь идет о миллиардах), а если его клиенты не будут покупать газ, то в отношении них также будут применены штрафы. А строителям «Турецкого потока», предстоит еще оправдывать свои инвестиции. На реализацию подобных крупномасштабных проектов требуется обычно 8-10 лет, Москва же пытается форсировать его за два года.

2262 просмотров