Жаркое лето в Ереване: «Алиев будет отвоевывать свою территорию»

Отдел информации

На мировом телеканале вновь крупным планом возникла Армения. На сей раз без велеречивого президента Сержа Саргсяна. И что самое удивительное – сразу после того как Папа ни с того ни с сего вспомнил о геноциде, и это в тот момент, когда внимание всего мира переключено на глобальный кризис, угрожающий поглотить страны куда мощнее Армении.

Разные мнения высказываются экспертами, в том числе и нашими, азербайджанскими. Однако без труда можно выделить явный сочувственный настрой западных СМИ и вовсе невнятные комментарии Москвы, явно подрастерявшей стратегического союзника. Однако все это заинтересованные стороны. Куда интересней послушать самих армянских комментаторов: журналистов, общественных деятелей.  Радио "Свобода" примером объективности не назовешь, но тем не менее, за круглым столом радиостанции высказались о начавшихся событиях, которые некоторые успели назвать началом армянской революции, целая группа известных армянских деятелей. Будет лучше познакомиться с их точкой зрения, как говорится, без купюр. Итак, что же происходит на центральных улицах Еревана?

Варианты развития ситуации

Артем Улунян, доктор исторических наук

Дело в том, что все это накапливалось. Недавно был принят закон о референдуме, что довольно серьезно повлияло на общественное мнение. Власти фактически зарезервировали за собой право проводить референдум таким образом, чтобы он был подконтрольным. Это очень многих насторожило. Я наблюдаю за этим уже второй день. Я бы не сказал, что там только молодежь. Там есть женщины, люди пожилого возраста. Проблема заключается даже не столько в том, что сегодня повысили цены на электроэнергию, вчера – на транспорт, или приняли закон о референдуме.

Проблема заключается в том, что, к сожалению, политическая структура Армении представляет собой слепок постсоветского периода. И это многих настораживает. Многие очень недовольны происходящим в Армении и с точки зрения экономики, и социального развития, и так далее. Не секрет, что власть очень ограничена и замкнута в себе. А это очень серьезно влияет на политические настроения общества.

Это Закавказье, и здесь достаточно распространены клановые отношения, региональные отношения. Армяне – такой народ, они могут долго терпеть, но когда-то терпение заканчивается. И не надо искать никакую "руку". К этому шло. И очень бы хотелось, чтобы власти в Армении все-таки задали себе вопрос: могут ли они продолжать действовать так, как они раньше действовали, или все-таки надо по-другому?

Ашот Джазоян, секретарь СЖ России:

Мне кажется, очень большой разговор должен состояться между экспертным сообществом, администрацией и РАО "ЕЭС", "дочка" которого фактически является монополистом. Мне кажется, было бы очень хорошо организовать такой разговор.

Борис Туманов: Я больше всего боюсь, что из этой в общем-то прозаической ситуации может вырасти нечто, что дестабилизирует обстановку в Армении. Для армян это было бы катастрофой. Я бы не хотел такого развития событий потому, что Армения сейчас находится в таком положении, что ей, по сути, некуда идти.

Представим себе, что происходит какая-то, условно, очередная "цветная" революция, приходят к власти люди, которые говорят: "Хватит нам идти путем Саргсяна! Мы хотим на Запад!" Что происходит? Россия даже вмешиваться не будет, она даст "зеленый свет" Алиеву, который сможет совершенно спокойно расправиться с Карабахом. С точки зрения международного права ОДКБ, на которую уповают в Армении, имеет полное право не вмешиваться. Это не Армения подвергнется агрессии, а просто Азербайджан будет отвоевывать свою территорию.

Артем Улунян: Говорить о том, что за спиной тех, кто сейчас на улице, стоит некая оппозиция, я бы не стал.

Я не исключаю появления Ованнисяна, например, и еще ряда лиц довольно серьезных. Но проблема будет заключаться в том, что они захотят потребовать. Если вопрос стоит просто о снижении цены на электроэнергию – это один вопрос. Если они скажут, что цена на электроэнергию – это последствие того, что происходит в стране, – это уже другая тема.

Например, поток миграционный, который существовал раньше и был направлен прежде всего в Россию, он сейчас очень сильно изменился. Дело в том, что молодежь видит, что европейские ценности, европейское восприятие действительности, а самое главное, европейская система управления государством – это более подходит.

Большое количество молодежи, людей среднего возраста хотели бы изменения существующей власти. Проблема в изменении политической ситуации. И не в смысле пророссийской или антироссийской, а именно армянской ситуации.

Поэтому появления оппозиции на волне этого протеста я не исключаю. Но это будут не какие-то радикалы, а это, скорее всего, будут люди, требующие реформ в стране.

В атмосфере раскола

Ашот Джазоян: Я думаю, что социальное недовольство всегда может присутствовать. Но это не говорит о том, что нация не монолитна. Если не будет провокаций, я думаю, они найдут какой-то выход.

Владимир Кара-Мурза-старший: Борис, давайте вспомним драматические и политические страницы в истории Армении. Я помню, когда была стрельба в парламенте в октябре 99-го года.

Ашот Джазоян: Когда террористы убили Карена Демирчяна, председателя парламента.

Борис Туманов: Такого рода инциденты, такого рода трагедии не нарушают солидарности армян.

Владимир Кара-Мурза-старший: Как ни странно, тогда гражданского противостояния не было.

Борис Туманов: Это были люди анархиствующего плана, которые совершили теракт.

Владимир Кара-Мурза-старший: До сих пор еще много загадок…

Артем Улунян: Проблема заключается в том, что могут ли власти пойти назад, вернуться и начать диалог?.. Это первое. Второе, что немаловажно, мне кажется, что все-таки без проведения политической реформы в Армении делать нечего. Тем более что сейчас в Армении есть очень способная молодежь, очень образованная, имеющая опыт и российский, и западноевропейский, и американский, и так далее. Это все надо использовать. А переговорный процесс мог быть организован в парламенте. Не секрет, что в парламенте должно быть представлено гораздо больше оппозиционных сил.

И надо будет договариваться. И вести речь не о том, куда пойдет Армения. Армении идти некуда. А вот куда власти собираются направлять вектор своего действия, не в смысле – Запад или Восток, а в смысле внутри страны, – вот это надо обдумать.

Борис Туманов: Давайте будем откровенны, к сожалению, память о геноциде становится практически единственным фактором, удерживающим армян от внутренней смуты, от внутренних разногласий. Я бы очень хотел, чтобы сегодняшняя Армения обрела какой-то стимул стратегический, национальный, который нес бы в себе позитивные амбиции.

Ашот Джазоян: Создать новый Ноев ковчег между Востоком и Западом.

Борис Туманов: Сначала мы разберемся у себя, мне кажется.

Владимир Кара-Мурза-старший: И сейчас как раз удобный момент для нации переосмыслить себя в новой ситуации. На этой черте надо остановиться и не переходить ее.

В последних словах – главная тревога части элит, Черту могут перейти не только молодые радикалы, но и власти. И то, и другое случалось не раз в политической истории армянства.

13636 просмотров