Пашаева, воспевающая Богов наша передовица

Эйнулла Фатуллаев

Еще одна Олимпиада… Уж слишком часто в последнее время приходится слышать о проведении очередных Олимпиад в нашем южном городе. Дивная и умопомрачительная реальность для страны нового тысячелетия. Но Олимпиада, что в переводе с древнегреческого означает "воспевающая Небо", а уж если совсем точно, "воспевающая Богов", стала привычным явлением для реального Азербайджана. Евроигры, ставшие достоянием нашей новой истории, исламская Олимпиада, которая уже врывается в наши двери, универсиады, спартакиады…

Многие задаются неправомерным вопросом, а стоит ли тратить многомиллионные ассигнования из бюджета в период великой всемирной депрессии, пусть даже ради привлечения всеобщего внимания к новой стране новой демократии. Уроки первых Евроигр наглядно продемонстрировали – конечно же, стоит. И смысл, разумеется, в цене вопроса. Хотя в данном случае, речь идет, безусловно, о священной категории. Почему я вспомнил о бессмертном афоризме Данте, дошедшем до нас сквозь тернии веков, проложенных благими намерениями? К призыву Данте мы еще вернемся.

Не успел весь мир поразиться масштабам первых в истории Европейских игр, как в Баку хлынула мировая интеллектуальная юношеская элита. В последние, невыносимо жаркие, дни бакинского июля сотни молодых химиков из 75 стран с пяти континентов, а также мировая научная элита спешила в Баку на еще одни состязания – именно в Азербайджане проходила 47-я Международная химическая Олимпиада среди школьников всего мира. Она состоялась по инициативе и при организации Бакинского филиала МГУ имени Ломоносова.

Признаться, политическая суета и геополитический круговорот событий, в котором оказалась наша страна, возможно, оставили в тени это чрезвычайно значимое событие в научной жизни страны. Хотя именно наука должна стоять во главе угла всех концептуальных и судьбоносных для страны решений - она подкрепляет и обосновывает жизненную важность всех событий. Легковесность и дилетантизм, присущий большинству решений государственного значения, объясняется отсутствием научного обоснования. Меркантилизм, разбавленный неким доктринерством, верховенствующий в реальном Азербайджане, обуславливается именно отсутствием научного подхода к проблемным сторонам нашей жизни. Сиюминутный популизм выдавливает науку из нашей жизни. Ее в нашей стране – наследнице лучших традиций научных школ царской, а затем большевистской России - почти не осталось…

И низкий поклон последним ученым - могиканам, редким очагам и хранителям научных святынь, которые все еще отдают свои силы для возрождения умерщвленной в ураганные 90-е азербайджанской науки… Редкий цветок не устоял перед ураганом новых жизненных традиций. Наука на издыхании. И в общем-то спасать ее было некому, государство погрузилось в омут пороков и жажду самостояния - ему было не до науки…

Еду по диким и просторным степям в сторону нового бакинского поселка Ходжасан, проезжаю заброшенные земли и пустыри, равнины, овраги и холмы, чтобы добраться до Бакинского филиала одного из самых престижных вузов мира – МГУ имени Ломоносова. Кажется, здесь заканчивается земля - эта мысль неотступно, исподтишка точила мое сердце. Неужели в Баку так сложно было отыскать достойное место для столь почетного вуза, как МГУ? И задавался я этим вопросом вплоть до знакомства с ректором Бакинского филиала Наргиз Пашаевой.

После встречи с этим чудным, необыкновенным и, искренне признаюсь, незаурядным человеком, я понял, почему этот университет оказался посреди азербайджанской пустыни.

Наргиз Пашаева решила построить буквально с нуля свой отдельный красочный мир. Воплотить мечту в жизнь, превратить сказку в быль. Посреди совершенно безлюдной и выжженной земли возвышается огромная глыба – здание университета, а вокруг разбит университетский городок. Здесь живут и учатся студенты, работают известные московские преподаватели. В стране погибают наука и образование, а именно они определяют историческую судьбу нации. Пашаева из последних сил пытается спасти сегодня не только образование, но, по большому счету, генофонд нации. Конечно же, на фоне деградации российского просвещения и утечки мозгов русского народа на Запад эта миссия, осуществляемая с помощью истощающегося российского научного потенциала, кажется невыполнимой. Но согласитесь, что эта, казалось бы, обреченная попытка – из серии искусства возможного… Хотя, как показал масштаб 47-й химической Олимпиады, одним российским ученым потенциалом Наргиз Пашаева не ограничивается – в Баку прибыл весь цвет западной науки.

Иду по светлым, широким, радующим сердце и глаз коридорам университета. На стене портрет Василия Ивановича Разумовского, прибывшего в Баку в начале прошлого столетия по зову отцов-основателей первой республики создавать Бакинский университет. Естественно, здесь и портреты выдающихся азербайджанских ученых – Юсифа Мамедалиева, Захида Халилова… С деканом химического факультета мы рассуждаем о том, что в Азербайджане традиционно была особенно сильна школа математики и физики. Вспоминаем имена воистину великих ученых, и упомянутых, и, разумеется, Мираббаса Гасымова, Гасана Абдуллаева, многих других, но вместе приходим к выводу, что развитие и прогресс в любой науке – это своеобразный социальный заказ экономики, в первую очередь военно-промышленного сегмента. И это вполне естественно, что после развала великой просвещенной империи, Азербайджан, оказавшийся на задворках научной цивилизации, возможно, не имеет никаких мотиваций для развития фундаментальных наук, впрочем, и прикладных исследований тоже. Но мои собеседники в центре Наргиз Пашаевой уверяют, что воочию наблюдают небывалый интерес многих студентов к нефтехимической специализации. Однако мы вновь возвращаемся к априори заданному вопросу о социальном заказе: ведь Азербайджан - страна абсолютно энергетическая, а если точнее, нефтяная. Все еще с сожалением приходится констатировать, что почти 97 процентов азербайджанской экономики завязано не столько на нефти, сколько на экспорте этого сырья. Увы!..

Продожая рассуждать о нынешнем состоянии азербайджанской науки и ее влиянии на экономику страны, с учеными-исследователями мы направляемся к химическим лабораториям университета. Здесь, признаюсь, к моему восхищению, создана первая в республике уникальная химическая лаборатория, оснащенная наисовременнейшим оборудованием. Ученые уверяют – эти приборы позволяют проводить самые сложные научные исследования. Здесь и соревновались юные химики со всего мира – 300 школьников демонстрировали чудеса. Помните, как у Горького, кажется, в «Жизни Клима Самгина»: химия – область чудес, в ней скрыто счастье человеческое, величайшие завоевания разума будут сделаны именно в этой области.

Чудеса продемонстрировали не только талантливые ребята, но и организаторы Олимпиады, ибо, судя по признанию корейского профессора Даквана Ли, который являлся главой комитета Олимпиады, – бакинская Олимпиада была самой лучшей среди тех, которые он видел на своем веку и «это соревнование оставит большой след в их жизни». На удивление, лучшие результаты продемонстрировали юноши из Китая, Кореи. Сингапура, России.

Обратите внимание на тренд развития мировой науки, который в то же время и новый детонатор развития мировой экономики – страны АТР, Азиатско-Тихоокеанского региона, которому пророчат центральное место в завтрашней мировой экономике. Это еще одно свидетельство неразрывного единства, обуславливающего развитие экономики и как следствие - науки. Если звания лучшего практика был удостоен американец Дэвид И-Хсуан Ванг (обратите внимание на фамилию - опять регион АТР!), то звание лучшего теоретика получил Йифу Оуянг – китайский школьник.

Как мне кажется, весьма достойно выступили и азербайджанские школьники. С учетом бедственного положения, царящего в сфере нашей системы просвещения  - две бронзовые медали, завоеванные Гусейном Бабаевым и Сергеем Степиным, стали лучшим свидетельством того, что ускоренная реформация все еще может спасти наше образование, которое пока дышит на ладан. Но хватит ли на это времени?

Вот мы и возвращаемся к вечной и священной категории, воспетой Данте, о которой я упомянул в начале своего повествования. В своем выступлении перед молодыми исследователями ректор Наргиз Пашаева, цитируя великого изгнанника и скитальца, признала, что «…времени никогда не бывает достаточно, ибо время – это священная категория»! И один из блестящих азербайджанских филологов - Пашаева, продолжая мысль великого поэта, указала верный путь для тех, кто стоит перед вратами жизни, которую он же называл  «Божественной комедией»: «Время все ставит на весы и дает правильную оценку. Те, кто прошел испытание временем, проходят через главное, глобальное, высшее испытание. Желаем, чтобы в будущем Время привело вас к успехам и всегда возвышало вас!».

Что можно добавить к этим словам Наргиз-ханум?! Честно признаюсь, это был первый университет, который я покидал с чувством горечи. Так хотелось снова вернуться сюда. Здесь слишком много света, теплоты, искренности и жажды помочь азербайджанской науке. Из кабинета Наргиз Пашаевой открывается вид на бесконечные, как время, ходжасанские холмы. Вот эти, на первый взгляд непреодолимые препятствия словно напоминают большие преграды стоящие у нас на пути. И это испытание, которое всем нам предстоит пройти. А с такими личностями, как Наргиз Пашаева нам вне всяких сомнений удастся преодолеть испытания… Испытания временем и бременем.

И бакинская Олимпиада, воспевшая науку, стала лучшим свидетельством тому, как надо преодолевать препятствия.

Смотрите, что Она сделала для всех нас: