Иран захватил азербайджанское месторождение на Каспии наше послесловие

Мамед Эфендиев

Еще в начале года haqqin.az предупреждал, что в ближайшее время Иран может начать подготовку к получению ранней нефти на месторождении «Сардар Джангал» в Каспийском море. Это месторождение, по данным иранской стороны, обладает огромными запасами нефти и газа. Оно расположено в 188 км к северу от побережья провинции Гилан и в 250 км к северо-западу от порта Нека в иранском секторе Каспия. И эта точка как раз находится на той спорной территории, ситуацию с которой Тегеран и Баку никак решить не могут, так как Иран претендует на расширение своего водного бассейна, а Баку придерживается границ, установленных с советских времен. К тому же, на это месторождение претендует и Туркменистан.

В любом случае месторождение должно считаться спорным и, как положено в таких случаях, должно разрабатываться с согласия всех сторон. Тем более, что такой прецедент на Каспии уже есть – спорное месторождение Кяпяз-Сардар, на которое претендуют Баку и Ашхабад. Нелишне будет отметить, что по сообщению информированных источников в правительстве Азербайджана, Баку и Ашхабад не так давно нашли общие точки соприкосновения по этому спорному месторождению. Остается получить «окончательное добро» Кремля, который тоже имеет свои виды на это месторождение.

Много лет тянется дипломатическое решение этого вопроса, но это не дает права сторонам принимать односторонних решений. Россия и Казахстан нашли более удачное решение о совместном осваивании спорных (пограничных) месторождений. Но официальный Тегеран в своих заявлениях категорически отвергает причастность Азербайджана (о Туркменистане мы говорить не будем) к данному месторождению, что может привести к очередному непониманию и даже конфликту между двумя странами.

Но позиция официального Баку, который спокойно на это взирает, скажем прямо, не может устраивать азербайджанскую общественность. Хотя бы потому, что выдуманная Ираном граница еще нигде и никем, кроме самого Тегерана, не признана, он просто предлагает свой вариант решения проблемы статуса Каспия.

Советско-иранскую же границу никто еще официально не отменял, и до разрешения проблемы надо бы придерживаться утвержденных ранее линий. Но Иран не раз демонстрировал миру, что готов отстаивать даже самые абсурдные свои требования всеми мерами – вплоть до силовых. Кстати, он уже выдвинул однажды свои военные корабли, когда компания ВР пожелала провести разведочные работы на одной из контрактных перспективных структур, расположенных в азербайджанском секторе Каспия. Причина - на эту площадь претендовал Иран. После этого последовали массовые нарушения воздушных границ Азербайджана ВВС этой страны. И все это продолжалось до тех пор, пока братская Турция не направила свои боевые самолеты в Азербайджан, продемонстрировав мастерство своих пилотов.

Да, тогда братской Турции при поддержке Запада удалось несколько успокоить агрессивный пыл Тегерана. Но сегодня Азербайджан уже достаточно окреп, ведет независимую политику. Как же он отреагирует на все это?

Лишь в начале этого года глава МИД Эльмар Мамедъяров заявил, что Азербайджан оспаривает принадлежность Ирану нефтегазового месторождения «Сардар Джангал». Мол, месторождение не имеет никакого отношения к этой стране. «Данное месторождение находится между Туркменией и Азербайджаном и не имеет никакого отношения к Ирану», заявил он довольно четко. Но, согласитесь, простого заявления и мягких предупреждений в ходе международных конференций по Каспию в 2012 году - в Казахстане и Туркменистане против откровенно вызывающих действий иранской стороны маловато.

Правда, ранее аналитики со скепсисом относились к заявлениям Ирана, так как в данной зоне в 90-х годах прошлого столетия азербайджанские и иностранные нефтяники никаких признаков нефти не обнаружили. Много вопросов вызывало и утверждение иранской стороны о том, что извлекаемые запасы составляют лишь 25% от общих запасов, что даже по иранским меркам слишком низкий показатель. 

Но сегодня Тегеран утверждает, что собирается в конце ноября презентовать иностранным инвесторам четыре проекта, связанных с нефтяными месторождениями на Каспии, в том числе месторождение «Сардар Джангал». Причем два проекта будут касаться разведки, а два - разработки и добычи. И никто не может исключить, что остальные три проекта тоже не охватывают спорные с Азербайджаном территории. А если Баку и дальше будет молчать, то число таких месторождений может и возрасти.

Вспомним еще раз, как Иран сам среагировал, когда Азербайджан подошел к тем участкам, к которым Тегеран также предъявлял претензии. В июле 2001 года иранские ВМС заставили геологическое судно Азербайджана покинуть контрактную площадь "Араз-Алов-Шарг", обосновав это тем, что пока статус Каспия не определен, эта территория является спорной по иранской версии дележа моря. А если брать по срединной линии, как предлагает Азербайджан, то «Сардар Джангал» полностью попадает в азербайджанский сектор. К сожалению, Баку поступить адекватным способом не может,

Тегеран пользуется правом сильного. Обращаться за помощью в международные структуры тоже не имеет смысла – Иран им не придает значения и не упустит своей выгоды. Да и были такие обращения, о чем свидетельствуют обнародованные Wikileaks дипломатические депеши в 2009-2010 годах. Поэтому Баку остается решать конфликт в дипломатической плоскости. А ведь имеются межгосударственные договоренности о временном приостановлении разработок углеводородных месторождений в тех акваториальных водах, где могут столкнуться интересы прикаспийских государств.

Но договоренности, в том числе межгосударственные и международные, пишутся лишь для слабых стран. Сильные же страны используют их для достижения своих целей, а то и просто не обращают на них внимания. И если по отношению к Ирану ранее еще можно было добиться каких-то мер, то сегодня, после примирения с ним Запада, думается, это и вовсе станет почти неразрешимой задачей.