Страх Ирана перед восстанием в Тебризе наше послесловие

доктор Теодор Карасик, специально для haqqin.az

Хаос на Ближнем Востоке и теракты в Европе в определенной степени отвлекли внимание мирового сообщества от того, что происходит с азербайджанским этническим меньшинством в Иране. Недавние события в азербайджанских провинциях Ирана вызвали интерес к судьбе иранских азербайджанцев в Исламской Республике, и к вопросу о том, каковы перспективы будущих волнений против Тегерана. Именно сложное положение 12 миллионов азербайджанцев, проживающих в Иране, привело к возникновению очага напряженности.

6 ноября популярная детская передача «Фитилехха» изобразила скетч, в котором «азербайджанец» чистит зубы туалетной щеткой. В этой комедийной телепередаче, предназначенной для детей, мужчина и его сын говорили на фарси с азербайджанским акцентом, выражая свое недовольство отелем, в котором они остановились, считая его «вонючим». Кульминацией было то, что они ошибочно использовали туалетную щетку для чистки зубов. В конце скетча отец ребенка приносит извинения владельцу отеля, признав, что причиной неприятного запаха является его ребенок.

Телепередача, транслируемая по государственному телевидению «IRIB TV-2», была воспринята как прямое оскорбление иранских азербайджанцев, что привело к масштабным уличным протестам в северо-западных городах страны – Тебризе, Урмии и Зенджане. Протестующие скандировали «Народ Азербайджана не может больше терпеть такого угнетения», «Школы на тюркском». Во время этих протестов иранские силы безопасности убили одного человека и арестовали десятки других. В Баку тысячи человек также протестовали против расистского заявления иранского телевидения.

Мохаммад Сарафраз, глава государственного телевидения Исламской Республики (IRIB), извинился за эпизод, который по его словам «был оскорбителен для этнических азербайджанцев». Несмотря на извинения, у иранских властей и ранее были проблемы с иранскими азербайджанцами из-за политики Тегерана по отношению к этническим меньшинствам. В 2006 году иранский карикатурист Мана Неестани угодил в тюрьму после публикации карикатуры, в которой был показан таракан, говорящий на азербайджанском языке. Карикатура была опубликована в детском разделе государственной газеты. На ней таракан задает вопрос «Что?» на азербайджанском языке, что было сочтено оскорбительным многими членами азербайджанской общины, которые вышли на улицы, чтобы показать свое возмущение. Правительство ответило силой на последующие беспорядки. По сообщениям, девятнадцать человек погибли в уличных столкновениях, многие другие были арестованы. В ответ Высший лидер страны обвинил в протестах Запад: «Азербайджанцы всегда мужественно защищали исламскую революцию и суверенитет этой страны».

Иранский страх перед возможным восстанием в Тебризе всегда был постоянной проблемой для Тегерана. Небольшое количество иранских азербайджанцев всегда мечтали о независимости и установлении связей с северными братьями, особенно после распада Советского Союза и появления независимой Азербайджанской Республики. Этот факт является постоянным стимулом для усиления азербайджанской идентичности в Иране.

Проблемы с иранскими азербайджанцами не являются для Ирана чем-то новым. В 1996 году Махмудали Чохреганлы, лидер национального движения азербайджанцев в Иране, был избран депутатом меджлиса от Тебриза. Правительство не позволило ему занять свое место в парламенте и арестовало его. В то время Исламская Республика с опасением относилась к фактору этнических меньшинств, который включал не только азербайджанцев, но и провинции Хузестан и Систан-Белуджистан. Эти опасения остаются и сегодня.

С точки зрения Тегерана, Азербайджанская Республика своими действиями негативно влияет на обстановку, когда обсуждается история региона. Больной темой для Ирана являются утверждения Азербайджана об азербайджанской идентичности поэта 12 века Низами Гянджеви или государственного деятеля и полководца 18 века Надир шаха. Как считают в Тегеране, Азербайджан также присваивает иранские культурные ценности, такие, как музыкальный инструмент тар, спорт поло, фестиваль Шаб-е Челле (Ночь Чилля) и каспийскую лошадь. Более того, музей истории Азербайджана отобразил в качестве образца азербайджанского исторического наследия флаг, который Аббас Мирза, наследный принц династии Каджаров, преподнес хану Нахчывана во время Асландузской битвы в 1812 году в знак признательности.

Азербайджанский национализм вырос за последние два с половиной десятилетия. Хотя большинство иранских азербайджанцев открыто не поддерживают отделение от Ирана, существует определенный консенсус в азербайджанском обществе о необходимости больших прав. Растет количество националистических публикаций, направленных на иранских азербайджанцев. Многие также имеют доступ к турецкому спутниковому телевидению, так что их знания о Турции и Азербайджане возросли. Сегодня и социальные медиа распространяют новую информацию, мышление и знания.

Современная дилемма иранских азербайджанцев имеет три основных направления для Исламской Республики.

Во-первых, это пограничные вопросы между Ираном и Азербайджанской Республикой. Существуют несколько пунктов пропуска на границе Ирана и Азербайджана, в том числе в Джульфе, Шахтахты, Астаре, Билясуваре и Имишли. Иран и Азербайджан обсуждают пути решения проблем, связанных с контрольно-пропускным пунктом в Билясуваре. Более того, Иран и Азербайджан планируют построить мост на пропускном пункте Асландуз-Горадиз для развития торговых отношений между двумя странами и улучшения таможенных мероприятий, которые улучшат связь Ирана с Гянджой, а также Грузией. Иран хочет гарантировать бесперебойную и эффективную работу новых каналов связи с Азербайджаном после того, как будут сняты санкции. Попытка контролировать настроения иранских азербайджанцев будет иметь огромное значение.

Во-вторых, важным является восприятие Ираном других меньшинств в то время, как разгорается война в Леванте, а в Европе совершаются масштабные террористические атаки. Арабское и белуджское меньшинства известны своей воинственностью и тягой к беспорядкам и террористической деятельности, которую возглавляют неизвестные пока суннитские экстремисты в случае с арабами, и Джундулла в случае с белуджами. Их жалобы сводятся к следующему: отсутствие государственных расходов на развитие в провинциях с крупными этническими меньшинствами; доходы от нефти и природных ресурсов из их регионов тратятся на другие города и провинции; большая региональная автономия и ограничение на использование традиционных языков. Со временем, потери среди иранских правительственных чиновников и гражданских лиц в результате терактов, оценивались сотнями. После снятия санкций в ближайшие годы эти меньшинства захотят увидеть экономическую выгоду и для себя. Если это не произойдет, то может быть ухудшение общей ситуации в стране в то время, как иранская политическая элита будет пожинать плоды своей внешней политики.

Необходимо отметить, что иранские бизнесмены, которые обсуждают новые деловые отношения с иностранными компаниями, утверждают, что «Иран является стабильным; разве вы видите здесь терроризм или исламское государство?» Это утверждение может быть верным сегодня. Однако что может произойти в течение нескольких лет, особенно в неспокойных уголках Исламской Республики, и особенно в северо-западном Иране?

В-третьих, и самое главное, Исламская Республика уверена, что американцы при помощи т.н. «цветных революций», используя российскую аргументацию, хотят разрушить власть в Тегеране. После заключения соглашения по иранской ядерной программе более консервативные члены иранской элиты воспринимают это соглашение как своего рода трюк, придуманный для уничтожения Ирана изнутри. По их мнению, США пытаются использовать азербайджанские национальные устремления в своих собственных целях, касающихся будущего транзита энергоносителей. Напряженность между иранскими лидерами становится все более видимой. Так, Роухани публично заявил о своей обеспокоенности консервативными тенденциями по отношению к Корпусу стражей исламской революции. В целом, иранские азербайджанцы оказались в таком же положении, как и раньше: под гнетом Тегерана и постоянным потоком оскорблений. В какой-то момент Исламской Республике придется более тесно работать с этим сообществом, так как страна открывает свои границы для увеличения объемов торговли в северном направлении.

11750 просмотров