Итоги четырехдневной войны: Армения вне игры взгляд из Москвы

Игорь Панкратенко, специально для haqqin.az

Принимая решение комментировать противостояние Баку и Еревана, а уж тем более ход и итоги четырехдневной войны, любой российский эксперт вступает на достаточно скользкую тропу. Азербайджано-армянский конфликт воспринимается более эмоционально, чем любой другой, поскольку происходит не где-нибудь, а в бывшем нашем «большом доме». Кроме того, азербайджанские и армянские диаспоры – наиболее интегрированные в российское общество, здесь сотни связей и переплетений в быту и тех же социальных сетях, симпатии к одной стороне вызывают возмущение другой.

И реальностью для аналитика становится некий пресс общественного мнения: хочешь сохранить добрые отношения с «большими» масс-медиа и формируемым им «общественным мнением», хочешь избежать волны негодований в социальных сетях – либо лавируй, отделываясь псевдообъективным «с одной стороны – с другой», либо, вопреки фактам и законам международных отношений, занимай идейно близкую к Еревану позицию. Поскольку, как убеждает официальная пропаганда, и конфессионально Армения России не чужая, и статусом союзника обладает – член ЕАЭС и ОДКБ, а теперь вот и в ШОС устремилась.

Четырехдневная война, а главное – последовавшая за ней антироссийская истерика в Ереване должны развеять ряд иллюзий, существующих и в Москве, и в Ереване. И хотя шансов на отрезвление и восстановление адекватности мало, поскольку внешняя политика двух этих стран большей частью именно на иллюзиях и строится, но попробовать все же стоит. Поскольку переоценка значимости союзника, преувеличение его веса и возможностей в региональных и международных делах столь же опасна, как и недооценка. А актив под названием «Армения», что в Москве, что в Ереване, явно переоценен, что четырехдневная война - как совокупность внешнеполитических и экономических процессов - показала во всей шокирующей обнаженности.

Если вопрос о военных итогах еще может дискутироваться, то во внешнеполитическом плане Ереван проиграл вчистую. Политику Баку на международной арене в России воспринимали с раздражением и подвергали постоянной критике. Ряд аспектов азербайджанской политики достаточно жестко оценивал и автор этих строк. Объективно или необъективно – сегодня уже не суть важно, поскольку в итоге дипломатия Баку выполнила свое главное назначение – обеспечила наиболее благоприятные условия для развития страны, роста ее значимости в глазах внешних игроков на Южном Кавказе и отчасти положительную, отчасти нейтральную реакцию большинства международного сообщества на отстаивание Азербайджаном своей территориальной целостности.

С итогами дипломатических усилий Еревана все обстоит с точностью до наоборот. Находясь изначально в более благоприятных условиях – симпатии Европы, серьезные позиции проармянского лобби в США, негатив Запада в отношении основного партнера Баку – Турции, благожелательность Ирана, стратегическое партнерство с Москвой, – армянская сторона умудрилась полностью имеющийся у нее внешнеполитический ресурс «слить», простите за вульгаризм.

Преувеличение? Ничуть. 19 апреля Парламентская ассамблея Совета Европы принимает декларацию, суть которой вот в этой цитате: «Будучи убеждёнными, что мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта нет альтернативы, ПАСЕ подтверждает свою постоянную поддержку усилиям сопредседателей Минской группы ОБСЕ - единственного международно согласованного переговорного формата для нахождения долгосрочного и справедливого разрешения этого конфликта. Поэтому мы призываем уважать постоянные призывы сопредседателей Минской группы ОБСЕ не подрывать их мандат и не усложнять переговорный процесс. Мы призываем обе стороны к решительным шагам и необходимой политической воле… Мы разделяем беспокойство в связи с ростом напряженности в зоне конфликта… Мы глубоко сожалеем о смертях, в том числе мирных граждан».

Давайте откровенно – это не декларация о мирном урегулировании, это манифест о политической импотенции, вызванной нежеланием занимать в «карабахском вопросе» чью-то сторону. Что, с учетом проармянских симпатий Европы, вполне показательно.

Аналогичным образом отреагировали и США, а Иран, если отбросить протокольную витиеватость, вполне определенно высказал свое понимание действий Баку в операции по восстановлению целостности страны и освобождению принадлежащих Азербайджану территорий. О реакции мусульманского мира я уже и не говорю, здесь все было вполне предсказуемо.

Почему это произошло, почему «мировое сообщество» изменило свою позицию в отношении Еревана, а армянская дипломатия этих изменений не то что не спрогнозировала, но даже и не заметила?

Думается, главная причина здесь в неадекватной оценке Ереваном собственного места как в регионе, так и в мире, иллюзия того, что проблемы Армении действительно серьезно волнуют кого-то из ключевых игроков.

На наших глазах происходит переформатирование привычной политической карты мира. Возникают новые торгово-промышленные альянсы и сопряжения, меняются маршруты международных транзитных путей. Возрастает конкуренция за экономическое доминирование в регионах, причем в нее включаются новые игроки – те же Турция и Иран, не говоря уже о Китае, Индии и так далее. В Баку это оценить успели и сумели нарастить свою значимость для геоэкономических раскладов. В Ереване же не смогли сформулировать актуальной повестки, делающей страну привлекательной для международного бизнеса, зациклившись на «карабахском вопросе», «признании геноцида» и связанных с ними требованиях «компенсаций» и особого к себе отношения.

Та же Европа вполне себе любит поговорить на тему гуманитарных проблем, геноцида, несправедливости, прав человека и тому подобных вопросов. Но – исключительно «на сытый желудок», когда экономической стабильности и неспешному росту ничего не угрожает. Но как только возникают новые вызовы – правящие элиты, не меняя риторики, в реальной плоскости разворачиваются к тем государствам, сотрудничество с которыми более выгодно, пусть там демократии в западном понимании и близко нет. Так происходит на наших глазах с Ираном, за получение места на рынке которого западные компании, пусть и с оговорками, выстраиваются в очередь. Исходя из этой же логики, выросла значимость Азербайджана, сумевшего заинтересовать своим потенциалом весьма прагматичных внешних игроков.

Армения же оказалась на обочине идущих сейчас мировых процессов, не представляет экономического интереса, а проблематика, с которой ее дипломаты выходят на международный уровень, видится ключевым игрокам откровенно «провинциальной». В какой-то ситуации может быть востребована, но не настолько, чтобы уделять Еревану постоянное и пристальное внимание. Более того, его антиазербайджанская активность сегодня, когда тот же ЕС озабочен вопросом диверсификации источников поставок энергоресурсов, вызывает в ряде столиц откровенное раздражение.

Всего этого в Ереване предпочли не заметить, упиваясь иллюзиями о собственной значимости. В итоге – сокрушительное внешнеполитическое поражение, в котором правящие круги Армении сегодня винят Россию, завтра начнут обвинять коварную Европу, послезавтра доберутся и до Вашингтона с Тегераном. Что полностью контрпродуктивно. Винить нужно в первую очередь себя, собственные непрофессионализм и некомпетентность… Но только зачем это нынешним властным армянским элитам? Проще обвинять «внешнего врага», чем признавать свою стратегическую слепоту.

13497 просмотров