Аяз Муталибов: «Крупная подстава моих врагов» эксклюзив

Отдел политики

В России в эти дни вспоминают события, произошедшие ровно 25 лет назад. В новейшую историю они вошли под названием «августовский путч». Представители все еще мощной тогда Коммунистической партии предприняли радикальные действия против политики президента еще не окончательно развалившегося СССР Михаила Горбачева. Был создан знаменитый ГКЧП - Государственный комитет по чрезвычайному положению, а по федеральному каналу объявили, что президент страны заболел и состояние здоровья не позволяет ему исполнять свои обязанности в полной мере.

Улицы Москвы, особенно центральные, моментально превратились в баррикады осажденного города, на площадях расположилась военная техника – танки, БТР с экипажами. В большинстве не признавшие путчистов возмущенные москвичи устраивали массовые митинги и демонстрации – так начался настоящий государственный переворот.

Руководители республиканских органов власти в большинстве своем не вступали в открытую конфронтацию с ГКЧП, однако успешно саботировали его действия.

В дальнейшем, как сообщала пресса, открытую поддержку ГКЧП высказали лишь председатель Верховного совета Белорусской ССР Николай Дементей, первый секретарь ЦК Компартии Украинской ССР Станислав Гуренко, председатель Верховного совета Грузии Звиад Гамсахурдия и президент Азербайджанской ССР Аяз Муталибов.

В беседе с haqqin.az экс-президент А.Муталибов, однако, отрицает, что как-либо поддерживал ГКЧП.

«Это меня армяне подставили. Я тогда находился с визитом в Иране. В тегеранском аэропорту ко мне подошел французский журналист из Agence France-Presse и спросил, как я отношусь к внезапно возникшему в Москве ГКЧП.

На что я ответил, что пока вообще не в курсе происходящего, потому ничего сказать не могу. Но через два часа мне приносят распространенное Agence France-Presse сообщение, что я якобы выразил поддержку ГКЧП.

Это было самой настоящей подставой. Потом я узнал, что эту новость состряпали армяне, чтобы меня скомпрометировать. Хотя доли вины в этой газетной утке есть и у моего пресс-секретаря, который позволил французскому журналисту подойти ко мне. Позже я общался с Горбачевым и Ельциным, и никто из них никогда не упрекнул меня в каких-либо действиях против них.

Зато, как оказалось, Бурбулис и Старовойтова тиражировали эту новость из французской прессы и всем преподносили ее так, что, мол, испугался Аяз Муталибов и выступил за ГКЧП. То есть это была крупная подстава, которую устроили мне мои враги, чтобы дискредитировать меня.

Тогда в Азербайджане, как и во многих других республиках СССР, политические события начали развиваться в контексте произошедшего 19-21 августа 1991 года в Москве. Имею в виду события, связанные с ГКЧП. Действия ГКЧП стимулировали центробежные тенденции, которые и без того были ярко обозначены во многих республиках под эгидой борьбы за суверенитет или, в понимании союзного Центра, за наполнение реальным содержанием суверенитета союзных республик. Провал ГКЧП создал ситуацию, при которой в авангард тех событий вышла РСФСР.

Ельцину удалось переместить центр власти из союзного руководства в российское. Это взволновало республики Союза, которые выразили свое недовольство. А в Азербайджане это вылилось в принятие Внеочередной сессией Верховного совета Декларации о восстановлении государственной независимости», - напомнил Муталибов ход политического процесса девяностых.

11165 просмотров