Азад Рагимов: «Моих сотрудников не впускают в Олимпийские комплексы» новая рубрика haqqin.az «Беседы с министром»

Беседовали: Эйнулла Фатуллаев, Эльмир Алиев

Haqqin.az открывает новую рубрику – «Беседы с министром». Президент Ильхам Алиев проводит в жизнь широчайшую программу по реструктуризации экономики, осуществляет глобальные политические реформы, укрепляет устои социального государства. И успех реформ президента в первую очередь зависит от работы правительства и министров.

В свете больших успехов азербайджанской сборной на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро, а также проведения Шахматной Олимпиады в Баку и трансформации Азербайджана в спортивную столицу региона мы решили начать цикл бесед с министром молодежи и спорта Азербайджана Азадом Рагимовым.

Большие спортивные достижения вовсе не означают отсутствие проблем и бюрократических препятствий в сфере, возглавляемой А.Рагимовым. Именно поэтому наряду с успехами мы спросили министра и о проблемах. К чести министра, о проблемах он говорил с большей охотой и желанием, чем об успехах.

Мы спрашивали, Азад Рагимов отвечал, а выводы делайте вы, уважаемые читатели.

Итак, первый гость рубрики «Беседы с министром» — министр молодежи и спорта Азербайджана Азад Рагимов.

- Сейчас, когда эмоции уже остыли и можно с холодной головой проанализировать наши результаты в Рио, как Вы оцениваете выступление сборной Азербайджана? Ведь 18 медалей – это исторический успех, который, можно сказать, открыл новую страницу в азербайджанском спорте.

- Я всегда даже к самым великим успехам отношусь достаточно критично и пытаюсь понять, почему мы не добились большего. Конечно же, 18 медалей для страны с территорией 86,6 тысяч кв. км и населением в 10 миллионов это огромный успех. По количеству медалей мы заняли 1-е место в мире по эффективности, 15-е по качеству на душу населения.

Но, увы, при всем при этом Олимпиада в Рио оказалась для нас состязанием утерянных возможностей. Уже имея золотую медаль, на следующий день мы были в трех финалах и во всех трех завоевали серебро. При том, что в финалах участвовали спортсмены, потенциально способные взять золото. Это очень обидно. Бездумно радоваться успехам в Рио мы не должны. Хотя бы потому, что в Токио страна будет ждать от наших спортсменов еще больших достижений.

- В Токио можно будет завоевать больше одной золотой медали и тем самым в какой-то степени превзойти результаты Рио.

- Самое худшее в жизни  это прогнозы, которыми я никогда не занимаюсь.

- У нас семь серебряных медалей, то есть семь проигранных финалов. Что это  какая-то психологическая проблема у наших спортсменов, невезение, недоработка…?

- Все в комплексе. Был фактор невезения. Например, Мария Стадник. Она так была настроена на борьбу, что, даже ведя в счете за несколько секунд до конца схватки, решила упрочить свое преимущество и попалась на прием. Этого не надо было делать. Имея такой огромный опыт, надо было просто спокойно довести поединок до победы и прийти к долгожданной золотой медали. Это просто характер человека, бойцовский дух.

Был пример морального давления на нашего спортсмена со стороны соперника. Не хочу называть имен, но был случай, когда наш спортсмен, услышав в свой адрес незаслуженные упреки и слова, настолько расстроился, что не смог провести нормально следующую схватку.

Кроме того, я уже рассказывал, что наш олимпийский чемпион Тогрул Аскеров в самом начале финала получил удар головой от соперника. Преднамеренно это было сделано или случайно? Не берусь судить. Но от этого удара, по словам Тогрула, у него потемнело в глазах, и он ничего не видел.

Опять-таки тут нужно было использовать свой большой опыт. Надо было остановить схватку и обратиться к врачу. Это позволило бы прийти в себя и продолжить поединок в нормальном режиме.

Или еще один случай. Наш серебряный призер, гребец Валентин Демьяненко следил за своим главным конкурентом, который шел слева, оставил его на два корпуса позади и пропустил вперед соперника, который плыл справа и стал олимпийским чемпионом.

Также были спортсмены, относительно которых мы понимали, что в силу возраста им будет сложно после тяжелого соревновательного дня успешно выступить в финале.

- На Олимпиаде-2012 мы завоевали 10 медалей, а на Играх-2016 18. При этом в Лондоне у нас было 53 спортсмена, а в Рио – 56. Не очень большое пополнение состава. Так за счет чего же нам удалось почти вдвое увеличить количество наград?

- Тут тоже нет однозначного ответа. К примеру, три медали, которые мы впервые завоевали в таэквондо. Здесь огромная роль нашего тренера Резы Мехмандоста. По мнению иностранных специалистов, на сегодня он лучший тренер в мире. Он ставит перед командой конкретные требования, приносящие успех.

Такой же путь мы прошли в гребле. В Лондоне Валентин Демьяненко получил травму и остался без медали. В Рио должен был взять золото, но стал серебряным призером. Тем не менее, мы шли к этому. Это должно было произойти.

Удачным приобретением стала Инна Осипенко-Радомская, ставшая бронзовым призером. Она готова выступать и в Токио. Инна говорит, что хочет затем тренировать в Азербайджане. Этот человек хочет остаться в нашей стране и тренировать детей. Это к вопросу о том, насколько нам нужны легионеры.

В боксе, несмотря на большое количество спортсменов, мы всегда довольствовались бронзовыми медалями, а сейчас у нас есть серебро.

В дзюдо у нас два серебра. Здесь тоже заслуга тренера. Но я считаю, что Петер Зайзенбахер слегка перегибает палку с количеством сборов, которые он проводит за рубежом. Конечно, я не могу быть специалистом во всех видах спорта и знать все на уровне тренеров. Это нереально. На эту тему можно спорить, но я считаю, что человеческий организм не выдерживает такого количества сборов и такого подхода.

Два серебра в дзюдо после безмедального Лондона – это успех. Но возникает вопрос: почему не два золота? Может, действительно переутомились? Тут палка о двух концах.

В любом случае Рустам Оруджев и Эльмар Гасымов шли к этому успеху давно. Здорово, что Федерация дзюдо добивается успехов при помощи местных кадров. Есть отличная база. Кстати, в чемпионате Баку по дзюдо участвуют свыше 500 детей. Есть охват, и при правильном селекционном подходе есть откуда черпать ресурсы.

- Вы упомянули тему легионеров. В чем смысл привлечения такого большого количества иностранцев в сборную Азербайджана? Согласитесь, что довольно странно видеть в составе сборной кубинца-боксера. Сложно принять его за своего…

- Почему от Италии выступают кубинский боксер и борец? А почему американский легкоатлет, пробежавший 10 000 метров, опускается на колени и молится Аллаху? Сегодня, в период глобализации, когда не просто люди, а целые города переселяются из одной точки в другую, зачем мы должны ограждать себя от легионеров?

Боксер Лоренцо Сотомайор честно признается, что он жил в бедном кубинском квартале, его нашли, привезли в Азербайджан, создали нормальные условия. Он говорит, что счастлив здесь и никуда отсюда не уедет и даже хочет сменить имя. Как можно назвать этого человека легионером?

Привожу другой пример. Как развивать сегодня греблю, если в Азербайджане существует всего лишь одна база в городе Мингячевир с населением в 100 тысяч человек? Нужна база в Баку. Но здесь нет подходящего места. Вопрос будет доложен господину президенту. Будем просить, чтобы были созданы условия для занятий греблей около площади Флага. Сегодня у нас много родителей, которые хотят, чтобы дети занимались этим видом спорта. Они просят построить в Мингячевире учебный корпус и общежитие, чтобы дети могли жить и учиться. В таком случае они готовы отпустить детей в Мингячевир. То, что планировалось, мы пока не смогли осуществить, но мы к этому идем.

Или, например, как нам развивать таэквондо или академическую греблю, где средний рост спортсменов под два метра? Где в Азербайджане найти ребят ростом хотя бы за 180 сантиметров? Мы совместно с военкоматами проводили, скажем так, акцию. Ребята проходили под 180-сантиметровой планкой. Если задевали планку головой или нагибались, то отбирали их на греблю. И мало кто нам подходил.

Сегодня без ребят ростом 180-190 сантиметров очень сложно развивать таэквондо, где нужно ногой попасть в голову, чтобы заработать очки. Сегодня мы благодаря легионеру завоевываем золото в таэквондо и за счет этого привлекаем наших детей в этот вид спорта. Да, может быть, из них не получится олимпийских чемпионов и призеров, но у нас будет охват и здоровая молодежь.

- На Олимпиаде в Рио примерно 60 процентов сборной Азербайджана составляли приглашенные спортсмены. Ставит ли задачу министерство уменьшить этот процент к Олимпиаде в Токио?

- Конечно, сегодня задача министерства и федераций при поддержке президента НОК Азербайджана заключается в том, чтобы количество иностранцев уменьшалось. Любой нормальный человек, сидящий в кресле министра, не может сказать, что хочет увеличения числа иностранцев в сборной Азербайджана.

- Но сегодня мы видим легионеров в таких видах спорта, как стрельба из лука, марафонский бег, и других. Разве настолько важно обеспечить участие азербайджанских спортсменов во всех видах спорта? Ведь есть же не характерные для Азербайджана виды спорта, к которым население страны не проявляет интереса...

- Этот вопрос интересен и для меня. Мы не обязаны развивать ту же стрельбу из лука или, к примеру, серфинг, который включили в программу Олимпийских игр-2020. Никто не обязывает нас быть представленными на Олимпиадах в этих видах спорта, но…

Почему я сам в 1978 году оказался в гандбольной секции детско-юношеской спортивной школы (ДЮСШ)? Почему я выбрал гандбол и в 80-х годах играл даже в молодежной сборной? Я учился в школе №134, у меня были друзья в 189-й школе, куда я часто ходил. В стенах этой школы тренер Валерий Ботов проводил гандбольные занятия. Мне стало интересно, и я тоже начал заниматься гандболом.

- Но ведь гандбол в советское время был популярен в Азербайджане. У нас была сильная женская команда…

- Сейчас чисто эмоционально мы говорим о том, что в советское время гандбол был популярен. В то время приходили в школу и проводили отбор среди детей. Сейчас, к сожалению, этого нет. В советское время работали ДЮСШ. В каждой школе была опорная база того или иного вида спорта. Всего этого сейчас, увы, нет. А ведь все начинается со школы. Мы все это растеряли.

- Нам не удалось сохранить детский спорт, утеряна некая спортивная иерархия перехода из детского спорта в юношеский, а затем в молодежный. Быть может, поэтому сегодня большую часть олимпийских медалей в копилку Азербайджана приносят иностранцы?

- Я не могу не согласиться с тем, что для нас сегодня детский и юношеский спорт важнее всего. Министерство отвечает за молодежную политику страны и за следующее здоровое поколение. Спортом высоких достижений занимаются федерации. Это пирамида. Внизу массовый спорт, а на пике спорт высших достижений. Если не будет базиса, то не будет и этого айсберга.

Говорить, что сегодня в Азербайджане отсутствует детский спорт  неправильно. Я могу пригласить вас на соревнования, которые проводит Министерство молодежи и спорта, в том числе и в регионах. Быть может, там нет соревнований по стрельбе из лука, бадминтону, настольному теннису, триатлону, но по базовым видам спорта состязания проводятся. В этих зональных турнирах участвует огромное количество детей. Эти цифры не придуманные, это реально так.

Но это делает министерство, а вот спортивных школ, где тренеры получали бы нормальную зарплату и были бы заинтересованы в поиске перспективных детей, почти нет. Сегодня директора обычных школ часто запирают школу в шесть часов вечера и уходят домой. А как же быть спортивным секциям, которые проводят занятия вечером? Куда им податься? В советское время шли административные указания, которые выполнялись. Сегодня эта система не срабатывает, потому что время другое.

Но опять-таки неправильно говорить, что о детско-юношеском спорте никто не думает. Недавно было совещание в Национальном олимпийском комитете с участием министра образования Микаила Джаббарова, представителей Минспорта и различных федераций. Мы обратились к федерациям, чтобы они не думали только о тех 10-15 спортсменах, которые будут выступать на Олимпиаде. Призвали их, чтобы они пошли в школы. Федерации должны взять на себя популяризацию своего вида спорта в школах и проведение там селекции. Министерствам спорта и образования тяжело это сегодня делать. У нас нет тренеров, которых мы могли бы отправить в школу.

Нужно отказаться от всех негативных моментов с приписыванием «мертвых душ». Это никому не нужно и никто этого не требует. Давайте просто подумаем, как мы можем от детско-юношеского спорта плавно перейти в спорт высоких достижений.

- Одной из причин, препятствующих развитию спорта, на наш взгляд, является высокая абонентская плата в секциях. Я знаю множество людей, которые хотят, чтобы их дети занимались плаванием. Но их материальные возможности не позволяют оплачивать эти занятия. Вот Азербайджан и теряет своих будущих профессиональных пловцов…

- Вы в курсе того, сколько стоит абонемент в новом Бакинском водном центре? Цена раза в 3-4 дешевле, чем в любом бассейном комплексе. Там сегодня записаны и плавают 1700 человек. И все довольны. В Бакинском водном центре три бассейна – один прыжковый и два бассейна по 50 метров. Тренировочный бассейн уникален тем, что там поднимается дно, а это позволяет обучать детей. Причем один бассейн разделен не в длину, а в ширину, за счет чего увеличивается количество дорожек. В другом бассейне занимаются профессионалы. Для членов сборной Азербайджана по плаванию, триатлону, велоспорту занятия абсолютно бесплатные. Много детей, которые занимаются со скидкой. Организованы секции, есть тренажерные залы. Все продумано.

В подвале Центра стоит фактически огромный завод, который очищает воду, поддерживает влажность, занимается электроэнергией. Там установлена система, которая очищает воду без хлора. Все это нужно поддерживать. Система требует огромного количества электроэнергии. А кто за нее будет платить? Просить дотаций у государства? Поэтому выработана определенная абонентская плата.

- Но некоторые Олимпийские комплексы попросту закрыты…

- Я готов выделить премию человеку, который покажет мне, что какой-то комплекс закрыт (улыбается).

- Например, в Гусаре в прошлом году мы сами лично не смогли посетить этот Центр…

- Олимпийский комплекс в Гусаре не имеет к Министерству молодежи и спорта никакого отношения. Это комплекс, построенный Международным банком Азербайджана. Комплексы в Гусаре, Шеки, Загатале относятся к Межбанку, и когда сотрудники министерства ездили туда, их не пускали. Просили специальное разрешение от Межбанка.

- Что за абсурд? Как это сотрудников министерства не пропускают в Олимпийские центры?

(Продолжение следует)

13451 просмотров