Олег Червинский: «Все надежды Казахстана связаны с Кашаганом»

Акпер Гасанов

Падение мировых цен на нефть сказалось на экономиках всех стран-экспортеров «черного золота». Насколько сильно пострадала от этого экономика Казахстана? Каковы перспективы развития нефтяного сектора в этой стране? Почему так надолго затянулся запуск Кашаганского проекта, какова его рентабельность и перспективы? На эти вопросы в интервью Haqqin.az  отвечает главный редактор аналитического журнала «Petroleum» (Алматы) Олег Червинский.

Вопрос ограничения добычи нефти в Казахстане не стоит. С таким заявлением выступил министр энергетики страны Канат Бозумбаев. Как Вы прокомментируете данное заявление и почему Казахстан не хочет снижать добычу нефти?

Я думаю, что Казахстан не спешит ограничивать свою нефтедобычу, как это стремятся сделать страны ОПЕК, в первую очередь потому, что сегодня его влияние на мировую конъюнктуру цен на нефть незначительно. При общемировом объеме добычи в 96-97 млн баррелей в сутки, Казахстан вряд ли способен обрушить или подтолкнуть цены вверх со своими 1,7 млн баррелей. К тому же без полномасштабного запуска Кашаганского месторождения в эксплуатацию добыча в стране и так падает уже не первый год, так как большинство действующих месторождений старые, выработанные, а в связи с низкими ценами на нефть инвестиции в повышение нефтедобычи, расходы на бурение и новую геологоразведку сокращены до минимума. Все надежды на рост добычи в ближайшие 5 лет связаны только с Кашаганом и об ограничении добычи на нем не может быть и речи.

Как падение мировых цен на нефть сказалось на экономике Казахстана и насколько удачно идет процесс ее диверсификации?

Падение цен на нефть очень негативно отразилось на экономике Казахстана. В 2014 году, когда мировые цены были высокими, нефтегазовая отрасль формировала порядка четверти ВВП страны. Доходы от экспорта нефти составляли 57% от общих экспортных доходов страны. Отсюда легко представить потери бюджета и Национального фонда в прошлом и текущем годах. К сожалению, нефтяные сверхдоходы в «тучные годы» не были использованы на диверсификацию экономики, а были либо стерилизованы в Национальном фонде, откуда сейчас активно изымаются на бюджетные трансферты и поддержку различных отраслей экономики в условиях кризиса, либо бездарно потрачены на многочисленные правительственные госпрограммы (кластерную, корпоративных лидеров) и на пышные саммиты и празднования. Жесткий бюджетный кризис, девальвация национальной валюты, снижение доходов от нефти потихоньку меняют мышление правительства, которое вынуждено обращать внимание на другие отрасли, способные заместить импорт и даже принести валюту в страну, в первую очередь, на сельское хозяйство. Будем надеяться, что эта работа приведет к хорошим результатам.

А каковы в целом перспективы нефтяной отрасли РК?

Будущее нефтяной отрасли связано, в основном, с тремя мега-проектами, которые либо реализуются сейчас, либо будут реализовываться в ближайшем будущем. Это, конечно же, Кашаган, который, как планируется, в следующем году выйдет на уровень добычи в миллион – полтора миллиона тонн в год. Это Тенгиз, где летом текущего года началась реализация проекта будущего расширения, который позволит после его окончания в 2022 году повысить уровень добычи совместным предприятием «Тенгизгевройл» с нынешних 27,16 до 39 миллионов тонн нефти в год. И, наконец, сейчас прорабатывается вопрос расширения производства на Карачаганакском нефтегазоконденсатном месторождении, что в случае его реализации позволит Казахстану нарастить объемы добычи нефти и природного газа.

Отдельно хотелось бы поговорить про Кашаган, который был открыт в 2000 году как одно из богатейших нефтяных месторождений в мире. Какова стоимость данного проекта, себестоимость кашаганской нефти и, соответственно, рентабельность данного проекта?

Точная стоимость Кашаганского проекта официально не озвучивалась, но по сведениям, публиковавшимся в открытой прессе, она составляет около 130 миллиардов долларов США вместо 30, как планировалось в 1997 году при подписании Соглашения о разделе продукции по Северному Каспию. Что касается запасов месторождения, то казахстанские геологи оперируют цифрой в 4,8 млрд тонн нефти. По данным оператора консорциума, общие нефтяные запасы составляют 6 млрд тонн, из них извлекаемые – чуть меньше трети. Вполне возможно, что эти данные несколько завышены, но в любом случае нет сомнений, что это действительно уникальное супер-месторождение.

В таком случае, с чем связано то, что так часто переносили сроки добычи нефти на этом месторождении?

Основной причиной задержек с запуском Кашагана являлось то, что в 1997 году, когда подписывалось СРП и утверждался график проекта, ни акционеры, ни Республика Казахстан не оценили адекватно сложности, с которыми им придется столкнуться при его  реализации. Условия мелководья Северного Каспия таковы, что море в этой части покрыто льдом более пяти месяцев в году. здесь также аномально высокое давление в пласте и наличие в нем газа с аномальным содержанием сероводорода. Существуют и логистические трудности с доставкой крупногабаритного оборудования на проект. Наконец, изначально неправильно выбрана операционная модель консорциума – все эти факторы вызвали неоднократные задержки работ и переносы начала коммерческой добычи.

3920 просмотров