Почему Путин отправляет танки в Армению наша аналитика

Аналитическая группа при haqqin.az

После того как Владимир Путин подписал распоряжение, которым одобрил соглашение с Арменией об объединенной группировке сил двух стран, в Баку на этот счет высказано немало мнений, содержание которых нетрудно было предвидеть. Ряд проправительственных деятелей и большинство политологов - независимых и оппозиционных однозначно оценивают военный альянс как явную угрозу для Азербайджана.

Причем можно с полным правом утверждать, что политические силы Азербайджана в своих подходах к возникшей проблеме особого военного и геополитического значения на этот раз выражают редкостное для них единодушие. Не является ли создание совместной военной российско-армянской группировки войск отказом от политики мирного урегулирования карабахской проблемы, задаются вполне логичным на фоне сбалансированной политики, которой придерживалась Москва в последнее время, вопросом азербайджанские депутаты и политологи. Многие трактуют действия Кремля как откровенную поддержку агрессора, тем более что им предшествовало соглашения об объединении армянской и российской систем ПВО.

Надо ли говорить, что все эти шаги некоторые комментаторы рассматривают как манипуляции, которые, хотели того в Москве или нет, обнажили усиление проармянских тенденций в российской политике. Не хватает только развернутого официального заявления высшей государственной инстанции Баку. Однако его отсутствие только указывает на чрезвычайный характер произошедшего, его неоднозначность. Увы, но нельзя не предположить, что событие это являет собой лишь один из первых шагов в новой политике России в южном направлении.

Описание всех азербайджанских претензий по сему поводу было бы неточным и неполным, если не сказать о том, что прозвучала в «нашем ответе Чемберлену» и осторожная мысль о вынужденном долге Москвы перед ее стратегическим союзником - единственной ключевой для нее страной в регионе. В результате как бы восстанавливается определенный баланс сил между «недееспособной армянской армией, которая не может провести даже военный парад без российского флага на главной площади Еревана» и продемонстрировавшими в апреле свою возросшую мощь азербайджанскими вооруженными силами.

Нельзя сказать, что позиция Кремля в этом плане так уж лишена информационно-политического обеспечения. Московские эксперты на разные лады повторяют, что « Армения — стратегический партнер России в регионе. Одно из базовых государств в ОДКБ, член ЕАЭС». Поэтому в двусторонних отношениях вопрос о создании единой группировки стоял давно. Россия в данном случае — гарант национальной безопасности Армении. Позиция Москвы наиболее полновесно изложена в специальном заявлении заместителя министра обороны РФ Анатолия Антонова, в котором Минобороны России рассматривает Армению в качестве ключевого партнера в Закавказье. Стороны успешно сотрудничают в двустороннем формате и в рамках международных структур, прежде всего ОДКБ, где в этом году председательствует армянская сторона.

Высокий уровень взаимодействия по линии военных ведомств позволяет оперативно решать текущие задачи сотрудничества и своевременно реагировать на происходящие в регионе изменения – таковая позиция Москвы в трактовке ее официального представителя, уровень которого свидетельствует о желании придать созданию совместного военного кулака некий рабочий, чуть ли не рутинный характер.

Добавим к этому, что между Россией и Арменией заключено более 50 договоров и соглашений, и надо полагать, что документ о создании объединенной военной группировки не последний в плане развития нормативной правовой базы сотрудничества, значение которого куда шире его двустороннего формата.

Основу российской группировки в Закавказье составляет 102-я российская военная база, расположенная в городе Гюмри, в 126 километрах к северу от Еревана. Существует она давно – с 1995 года. 102-я база входит в состав объединенной системы ПВО стран СНГ, и у нее имеются зенитные ракетные системы С-300В и истребители МиГ-29. Численность личного состава базы — около четырех тысяч человек.

Однако это никак не объясняет непосредственных причин обращения к качественно новой форме военного сближения Армении и России. И дело не только в масштабах и характере военного сотрудничества - за разговорами об особенностях проблемы безопасности ключевого союзника на Южном Кавказе тщательно сокрыты побудительные мотивы столь резкого шага, вызвавшего, мягко говоря, недоумение азербайджанского экспертного сообщества, да и в целом широких политических и гражданских кругов.

Речь идет о серьезных сдвигах в общественном сознании активной части армянского общества, открыто и все более решительно выступающей против так называемого «карабахского засилья». С политикой Саргсяно-Кочаряновского клана население связывает небывалую нищету, повальную коррупцию и все остальные социальные беды, обрушившиеся на страну.

Азербайджанский фон социально-экономического подъема служит невыносимым (надо знать ментальность армян!) раздражителем такого рода настроений. Выход из ситуации широкие политические круги все более видят в отстранении ныне действующего президента и его людей. И здесь дает о себе знать старая российская болезнь: в большой политике делать ставку не на потенциальные, перспективные силы, а строить долговременные отношения опираясь на личности.

Саргсян слишком долго засиделся на главном посту Армении. Замены ему нет. И чем шире протестное движение, тем меньше шансов удержать у власти карабахский клан во главе с Саргсяном. Он, к сожалению, не воспользовался в свое время принципом «Кочарян сделал свое дело, Кочарян может уходить» и теперь вынужден опираться на русские штыки несмотря на известные неудобства такого кресла.

Ситуация, по данным соответствующих служб, грозит выйти из-под контроля. Впереди реально маячит грозная тень армянского «Майдана», возникшего, кстати, задолго до киевского. Вспомним Театральную площадь, породившую ереванскую вольницу: кто мог представить в далеком 1988 году, чем кончится ее грозный клич «Миацум». Беда вовсе не в том, что Саргсян и его карабахцы изжили себя. Такова участь едва ли не всех нацдеков, выдававших себя за либералов. Да, их сила на заре демократических перемен заключалась в поддержке слепо поверившей в них толпы. Но политическим долголетием и властью, в которую они вцепились мертвой хваткой, националы обязаны тщательно скрываемым связям с внешними силами. 

Л.Тер-Петросян, позиционировавший себя поначалу как прозападный демократ, почти не скрывал своих особых отношений с московским генералитетом. То, что случилось в те незабываемые дни, наверняка из первых рук знали Кочарян и Саргсян, потому первый и передал тихо-мирно власть второму. Теперь же наступает черед С.Саргсяна, старого заговорщика. Однако его падения российские генералы не могут допустить – в стране явно назревают прозападные настроения. Не говоря уже о том, что два «Майдана»  (в Ереване и Киеве, а в придачу и сирийский котел) - слишком большая нагрузка даже для Москвы.

С помощью совместной группировки войск легче решать проблему устойчивости шатающегося ставленника. А там, глядишь, найдется какой-нибудь молодой генерал.

Обеспокоенность Москвы хрупкой нестабильностью в Армении усилилась после неожиданного мятежа «Сасна Црер» во главе с небезызвестным французским армянином Сефиляном.

По всей видимости, аналитики Кремля в данном случае решили обратиться к американским политтехнологиям подавления военных мятежей в союзных государствах. Помнится, как несколько лет назад американский десант подавлял мятеж гвардии против короля Бахрейна. Москва жаждет уберечь Армению от маячащей опасности цветной революции и нового «Электромайдана». Саргсян не выдержит второго «Электромайдана», свидетельством чему полный провал и смятение официального Еревана перед попыткой бунта горстки 50-летних бойцов запаса.

Ведь если бы не вмешательство российского спецназа, кто знает, как бы завершилась неожиданная и непрогнозировавшаяся как армянскими, так и и российскими экспертами попытка бунта, который породил спонтанное недовольство народа. Саргсян вновь прибег к силе русских штыков. Россия давно уже не зритель на Южном Кавказе. И это, по сути, касается не только Армении, но и Грузии, которая продолжает заигрывать с НАТО и тем самым продолжает вызывать гнев и раздражение в Кремле.

И вот теперь создание совместной группировки войск – весьма тонкий намек Кремля Западу о готовности жестокого подавления любой попытки дестабилизации в Армении. Убедившись в тщетности усилий расшатать ситуацию в Азербайджане, обладающем мощнейшим силовым аппаратом и где власти установили абсолютный и безраздельный контроль внутри страны, Запад вновь обратил свой взор на Армению.

Благо сокрушительное поражение на полях боя и в информационной краткосрочной апрельской войне с Азербайджаном как никогда расшатало устои власти Саргсяна. Так ведь искры «Сасна Црер» возникли из пожара апрельской войны. Сефилян и его солдаты пошли на армянскую власть с реваншистскими лозунгами о Карабахе.

Слабая власть, взрывоопасная политическая ситуация, доведенное до нищеты население, сломленный дух нации, пораженное в правах общество – не эти ли предпосылки назревшего общенационального бунта так устрашают Москву? Падение пророссийской власти выбьет Армению на десятилетия из лона политического влияния Кремля. Армения – самое слабое звено в ряду союзников-сателлитов России. Она беременна назревшей революцией. И что в этом случае придется делать Кремлю? Снова вводить экспансионистский корпус зеленых человечков, укрепляя реноме оккупационной державы? Безусловно, это станет полной политической катастрофой для России, что обернется новой глобальной войной в регионе.

Кремль решил обезопасить как Саргсяна, так и свои государственные интересы на Южном Кавказе. Хотя, с другой стороны, авторы теории новой угрозы Азербайджану из России могут возразить тем аргументом, что Армения входит и в ОДКБ – военный союз Кремля, и, дескать, почему бы в этом случае Кремлю не применить смешанный десант в подавлении цветной революции. Но вопрос в том, что и Назарбаев, и Лукашенко являются принципиальными противниками вовлечения ОДКБ во внутренние конфликты. А в этой организации решения, как известно, принимаются на основе консенсуса. Да и, с другой стороны, ОДКБ - военный союз против внешней угрозы. Как мир посмотрит на вовлечение военно-политического союза в подавление народного возмущения?

Кроме этого ведь и карабахские властолюбцы первоначальную школу политических интриг прошли в качестве полевых командиров под руководством российских военных. В этом смысле контроль над последней цитаделью армянской независимости – армии сделает самую агрессивную по сути силу на Южном Кавказе – Армению более управляемой.

Ведь всем известно, что на нее никто не собирается нападать: Азербайджан требует лишь возвращения оккупированных территорий и мирного урегулирования карабахской проблемы. Турции вообще не до Армении, если б не Карабах. А вот Армения ни на шаг не отступилась от параноидальной идеи миацума, практическая реализация которой ведет к новым войнам. Этого-то и хотят избежать сегодня Россия, Европа, а теперь – после ближневосточной авантюры - и США.