Сенсационная речь Л.Тер-Петросяна: «И.Алиев – рационально думающий государственный деятель…»

Автор: Отдел политики 

От редакции

Накануне haqqin.az сообщил о сенсационной программной речи первого президента Армении Левона Тер-Петросяна на втором съезде Армянского Национального Конгресса. По оценке аналитической группы haqqin.az, яркая и правдивая речь Л.Тер-Петросяна по своей значимости и всестороннему анализу ситуации, сложившейся вокруг карабахского урегулирования и ситуации, в которой оказалась Армения, может даже превзошла его нашумевшую статью от 1998 года «Война или мир?», вызвавшую госпереворот в Армении и фактическое смещение президента, призвавшего свой народ к компромиссному миру с Азербайджаном.

Сегодня газета «Аравот» опубликовала полную стенограмму речи Л.Тер-Петросяна. Полагаем, что это программное выступление лидера армянской оппозиции вызовет большой интерес и среди азербайджанской читательской аудитории. Представляем вашему вниманию речь Л.Тер-Петросяна без сокращений.

В одной из моих последних статей я отмечал, что «корнем всех бед Армении – тяжелейшего социального положения, бедности населения, массовой эмиграции, недовооруженности армии, незаконных выборов, отсутствия правосудия, попрания демократии и прав человека – является коррупция: сплошной и ненасытный грабеж национального богатства со стороны государственных должностных лиц» (iLur.am. 19.10.2016; «Чоррорд Ишханутюн». 20.10.2016).

Однако, это только видимая часть айсберга. Невидимая – политическая философия, положенная в основу строительства Армянского государства, иначе говоря, стратегия сохранения Карабахского статус-кво и развития еще на сто лет в условиях блокады.

К каким, спрогнозированным в свое время, губительным последствиям привела такая философия, полагаю, пояснять излишне. Факт в том, что в 1998 г у нас была одна страна, а сегодня мы живем в совершенно другой стране. Это означает, что та важнейшая задача, которую в более сильном положении могли решить 18 лет назад, сейчас вынуждены решать в несравнимо ослабленном состоянии. А в случае еще небольшого выжидания неизбежно окажемся в положении, худшем нынешнего, повторив авантюризм 1920 года, когда, стремясь к максимальному территориальному расширению, потеряли приблизительно половину территории, имеющейся у Республики Армения.

Казалось бы, пока еще непреодоленные последствия экономического кризиса 2008 г, увеличивающиеся темпы эмиграции, достигший опасных пределов государственный долг, связанная с этим угроза дефолта и особенно потрясение, возникшее вследствие апрельской войны, окажут отрезвляющее воздействие на власти Армении, заставив их в корне пересмотреть проводимую деструктивную, чреватую катастрофой политику в вопросе Карабаха, и разработать совсем другую стратегию противодействия означенным вызовам.

Однако, судя по реакции режима, похоже, нас и в этом вопросе ждет разочарование, поскольку вместо ожидаемых рациональных шагов он бросил на арену новую нелепую идеологию, которая вновь ведет нас в тупик, со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

Речь идет о замысле формирования «нации-армии», который, к сожалению, нашел место даже программе нового правительства. Оставив в стороне моральную сторону вопроса, касающегося рассматриваемого в качестве первого шага к формированию «нации-армии» введения нового вида налога, я затрону только политическое содержание этого понятия.

Для этого, однако, прежде всего, необходимо выяснить, что же в действительности скрывается под данным понятием. Не считая амазонок, истории известны три успешных случая создания «нации-армии»: первые два – в средневековых Монголии и Швейцарии, а третий – в современном Израиле, учитывая, конечно, что в случае средневековья слово «нация» используется условно. Для составления элементарного представления о явлении стоит хотя бы вкратце рассмотреть отмеченные случаи каждый в отдельности.

В начале XIII века Чингисхан, силой оружия объединивший веками воевавшие друг против друга десятки монгольских племен, традиционную систему межплеменных отношений заменил стройной армейской системой. Все мужчины были призваны в армию, проходя службу в ротационном порядке в ее подразделениях, состоящих из десятков, сотен, тысяч, десятков тысяч (туманов). 

С одной стороны, это пробудило в монголах сознание «национальной» общности, с другой – предоставило возможность создать такую грозную военную силу, благодаря которой этот малочисленный народ в течение короткого времени создал самую обширную в мире сухопутную империю, овладев территорией от Тихого океана до Польши и Анатолии с населением, в 200 раз его превосходящим. Эта гигантская империя, однако, просуществовала всего лишь пять-шесть десятилетий, в год смерти Великого хана Кубилая (1294г) распавшись на четыре части – ввиду исчерпания военной энергии монголов после прекращения завоеваний, неспособности к формированию идеологии, объединяющей империю, и главным образом – из-за малочисленности монгольского народа.

Как было отмечено, следующим успешным опытом формирования «нации-армии» был швейцарский, побудительные причины и преследуемые цели которого, однако, отличаются от монгольского. Если в случае монголов это было направлено на обслуживание завоевательных амбиций, то у швейцарцев это было продиктовано требованием обеспечить выживание собственной страны во враждебном окружении.

За более чем 500 лет формирования швейцарской конфедерации (1291–1815 гг.), имеющей смешанное германо-франко-итальянское население, ее феодальные власти, вынужденные противостоять последовательным нападениям грозных соседей – Франции, Германии и Австрии – опирались исключительно на собственные силы и рассматривали создание боеспособной армии как национальную сверхзадачу. И хотя в последние 200 лет Швейцария, обладающая статусом нейтральной страны, внешним угрозам не подвергалась, и произошедшие на Европейском континенте все войны, в том числе и первая и вторая мировые, обошли ее стороной, силой традиции армия и сегодня остается предметом общенациональной заботы швейцарцев, в которой в качестве контрактного служащего, добровольца и резервиста вовлечены все здоровые мужчины в возрасте от 18 до 50 лет. Не случайно, что по числу военных на душу населения Швейцария некоторыми считается самой военизированной страной в мире, которая в состоянии, благодаря мобилизации прекрасно подготовленного резерва, за день-два удесятерить численность вооруженных сил.

Поскольку армянские адепты идеи «нация-армия» предметом заимствования считают израильский опыт, возникает необходимость затронуть его более подробно. Побудительная причина реализации израильской программы «нации-армии», в сущности, от швейцарской не отличается, будучи продиктованной аналогичным императивом обеспечения безопасности народа и выживания государства во враждебном окружении.

На основании резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г Палестина была разделена на две равные части – территории по 14 тысяч квадратных километров. Израиль признал эту резолюцию, и в день завершения срока британского мандата в Палестине провозгласил свою независимость.

Палестинские арабы и арабские страны отказались подчиниться резолюции ООН и на следующий же день объявили войну Израилю, однако, потерпев сокрушительное поражение, были вынуждены заключить перемирие. Таким образом, получив отказ от мирного сосуществования от всех без исключения арабских соседей, Израиль, для сохранения своего существования, был вынужден опираться исключительно на собственные силы и по возможности усиливать свою армию, благодаря чему сумел одержать победы и в последующих войнах.

Атмосфера арабо-израильского конфликта фундаментально улучшилась после подписания Кэмп-Дэвидских соглашений и ратификации соглашений о примирении Израиля с Египтом и Иорданией. А в 1993 г. Государство Израиль было признано также Организацией освобождения Палестины (ООП, PLO), что положило начало процессу израильско-палестинского примирения, который по сей день пока не завершен.

Необходимо добавить, что помимо реализации главной миссии по обеспечению выживания и безопасности страны, израильская программа армейского строительства косвенно поспособствовала также решению ряда других национальных задач, в частности, в плане формирования объединенной общим языком и культурой современной нации из пестрой массы граждан-носителей разных языков и разных культур, иммигрировавших из многих стран, стремительного развития науки и технической мысли, а также применения в различных сферах экономики внедряемых в военно-промышленный комплекс новых технологий.

Выражением особой роли израильских вооруженных сил является и то, что военная обязанность распространяется не только на мужчин, но и на женщин, и что трое из восьми премьер-министров за последние шестьдесят лет этой страны (Рабин, Шарон, Барак) были генералами, а двое (Бегин, Шамир) – легендарными командирами ополченской организации «Иргун».

Недостаток времени не позволяет более обстоятельно осветить эти исторические прецеденты создания «нации-армии» и углубиться в особенности содержания каждого из них, оказанного ими влияния на экономические, демографические и общественные развития и другие вопросы. Полагаю, однако, что даже этот краткий обзор дает четкое представление о том, какие побудительные причины и факторы повлияли на зарождение такой идеи, и сколько ресурсов потребовалось для ее реализации учитывая, конечно, и человеческие, и материально-технические ресурсы. О побудительных причинах уже сказано все, что надо. А о ресурсах говорить излишне, поскольку пока речь идет об удавшихся экспериментах, означает, что необходимых ресурсов для этого хватило сполна.

Из этих вводных основных положений, естественно, вытекает, что архитекторы армянской версии строительства «нации-армии» обязаны, в первую очередь, ответить на следующие три вопроса: какой принудительной необходимостью продиктована эта программа, решению какой проблемы она призвана, и сколько ресурсов потребуется для ее реализации? Нарушая последовательность вопросов, прежде всего обратимся к ресурсам.

В отличие от приводимого в пример Израиля, численность еврейского населения которого с началом независимости неуклонно росла и с 600 тысяч достигла сегодня около 7 миллионов, население Армении после землетрясения 1988 г и развала закрытых советских границ постоянно уменьшалось – процесс, который в настоящее время не проявляет никаких тенденций к прекращению или хотя бы к замедлению. В плане человеческих ресурсов власти Армении связывают большие надежды с Диаспорой. Будучи сам из диаспоры, оставляю за собой право заявить со всей ответственностью, что такое ожидание – абсолютная химера и самообман. Достаточно напомнить, что в трехлетней войне 1990-ых в войне приняло участие всего 12 армян Диаспоры, Эту цифру в свое время с болью обнародовал не кто иной, как владеющий всеми подробностями войны Вазген Саргсян.

Касательно материальных ресурсов, здесь также картина довольно грустная, как и в случае с человеческими ресурсами. Экономика Армении после определенного подъема в 1994-2008 годах переживает ужасный упадок, причем, к сожалению, безо всякой перспективы к оздоровлению. Как говорится, света в конце тоннеля не видно. Это отнюдь не означает, что в Армении национального богатства не создается.

Несомненно, создается, но начиная с 2001 г, по причине его беспощадного грабежа со стороны высокопоставленных должностных лиц оно тратится на развитие собственного бизнеса, строительство роскошных дворцов и занятие охотой на львов в Африке, а остальная сумма накапливается в зарубежных банках. Чтобы представить, о каком объеме грабежа идет речь, отмечу, что его бы полностью хватило на то, чтобы сегодня иметь Карабах с населением в 300000 и оснащенную суперсовременным вооружением армию.

Если бы нынешнее состояние экономики Армении не было бы столь плачевным, то власти, для обеспечения нужд семей погибших и ставших инвалидами военнослужащих, ни в коем случае не приняли бы позорный закон о выклянчивании у народа по 1000 драмов, который, помимо того, что первым же шагом дискредитировал идею «нации-армии», нанес тяжелый удар по достоинству государства, превратив нас в предмет насмешек перед миром.

В плане материальных ресурсов также не нужно особо надеяться на существенное содействие Диаспоры. Прежде всего, зачем Диаспоре помогать Армении, богатство которой подергается грабежу со стороны собственных власть предержащих, и во-вторых, с благодарностью ценя гуманитарную помощь, оказанную Армении благотворителями и простым народом в период независимости, не нужно забывать, что она никогда не превышала два-три процента годового бюджета нашей страны.

А это, давайте согласимся, незначительный вклад в дело такой затратной программы, каковой является строительство «нации-армии». Даже если весь годовой бюджет Армении был бы предоставлен на реализацию этой программы, то этого также было бы недостаточно.

Теперь перейдем к вопросу, какой же необходимостью вынужденного характера продиктована армянская программа строительства «нации-армии», или же каков побудительный мотив ее генерации? Как мы увидели, в случае с монголами причиной было их стремление завоевать другие страны, а в случае со средневековой Швейцарией и современным Израилем – задача обеспечения безопасности своих народов и выживание государственности во враждебном окружении.

Говорить о завоевательных устремлениях армянского народа смешно, если, конечно, не иметь в виду бредовые грезы о взятии Баку, освобождении Западной Армении и создании Армении от моря до моря. В вопросе «нация-армия» касательно принужденности, вытекающей из необходимости выживания и безопасности, швейцарский опыт нужно полностью отложить в сторону, поскольку Средневековье закончилось, и отношения между государствами регулируются по совершенно другим принципам международного права. Казалось бы, с этой точки зрения проблемы Армении сравнимы с проблемами Израиля.

Действительно, сравнимы, однако, с серьезными оговорками. Уже отмечено, что основой длительного арабо-израильского конфликта является противоречащая международному праву реальность, что арабские страны отказались подчиниться резолюции Генассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г. о разделе Палестины и на следующий после провозглашения независимости Израиля день объявили ему войну. Израилю, стало быть, ничего не оставалось, как положиться на собственные силы и приступить к делу создания «нации-армии».

То есть Израиль не добровольно пришел к этой мысли, а изначально был вынужден обратиться к такой исключительной мере. Кстати, даже после заключения соглашений с Египтом и Иорданией о примирении эта необходимость вынужденного характера не исчезла, поскольку 21 арабское и исламское государство, вопреки духу Устава ООН, так и по сей день не признали государство Израиль, что продолжает оставаться предметом серьезной озабоченности для последнего.

А теперь посмотрим, даже в случае наличия достаточных ресурсов, что же Армению заставляет идти по следуемому Израилем пути. В отличие от Израиля, Армения признана всеми государствами-членами ООН, за исключением Пакистана. Из граничащих соседей только с двумя – Азербайджаном и Турцией – Армения не имеет дипломатических отношений.

С двумя другими соседями – Грузией и Ираном – изначально установлены теплые дружественные отношения, которые с точки зрения взаимовыгодности и в геополитическом плане не только нерушимы, но и демонстрируют перспективу углубления и более эффективного сотрудничества. С получением независимости Израиль пережил шесть полномасштабных войн с четырьмя своими соседями – против Египта, Сирии, Иордании и Ливана (1948, 1956, 1967, 1973, 1982, 2006 гг), не считая мощного удара, нанесенного по ядерному центру Ирака (1981 г).

Тогда как Армения была в приграничной военной конфронтации только с одним из соседей – с Азербайджаном. В этом плане, между прочим, уместно отметить, что положение нынешней Армении отличается не только от положения Израиля, но и первой республики Армении, которая в течение своего существования в течение двух с половиной лет вела войны с тремя из четырех соседей – Азербайджаном, Грузией и Турцией.

Снятие противоречий с Азербайджаном и Турцией и установление добрососедских отношений зависят от урегулирования всего лишь одного вопроса – Карабахского конфликта, к которому я обращусь подробно чуть позже. Не нужно считать неважным ту действительность, что вопреки безоговорочной политической поддержке, оказываемой в отношении Азербайджана Турцией, она, помимо блокады, против Армении никаких иных враждебных действий не предпринимала и ничем не смогла помешать территориальному расширению Карабаха.

Более того, может это и прозвучит парадоксально, своей демонстративной поддержкой внушив большие надежды и подталкивая Азербайджан к бескомпромиссности, Турция в определенном плане даже поспособствовала успехам, зафиксированным арцахской армией.

Если бы вместо поддержки одной из сторон в вопросе конфликта она соблюдала нейтралитет и тем самым не подталкивала Азербайджан к бескомпромиссности, то после Кельбаджара последний бы не потерял дополнительно еще пять районов своей территории. Деструктивное вмешательство Турции, тем самым, не ослабило, а еще более обострило напряженность вокруг Карабахского конфликта. Что бы то ни было, из вышеизложенного очевидно следует, что Армения свободна почти от всех тех внешних опасностей, которые в течение более чем сорока лет независимости угрожали Израилю и продолжают оставаться угрозами сегодня. Следовательно, наша страна, сохраняя в центре внимания, конечно, необходимость усиления национальной армии, ни в коей мере не вынуждена следовать израильскому примеру строительства «нации-армии».

В сравнении с проблемами, которые имеет Израиль с Арабским и Исламским миром, проблемы Армении и Карабаха намного более локальны и решаемы. Именно по этой причине и мировое сообщество, в частности, их пока не рассматривает в качестве приоритетов. Кроме этого всего, заимствование израильского опыта уязвимо в другом – методологическом плане. Отнюдь не обязательно, что примененная в какой-либо стране эффективная система будет применима также и в другой стране. Чудо китайских экономических реформ, к примеру, могло произойти только в Китае. Одним словом, в нашем случае программа строительства «нации-армии» – это неудачная, необдуманная, опасная программа, единственным результатом которой будет стимулирование эмиграции и окончательный исход армян из Армении и Карабаха. Создается впечатление, что режим намерен программу «нация-армия» реализовать ценой ликвидации одной из ее составляющих – нации. То есть, определенное время спустя возможно у нас будет сильная армия, но вопрос – останется ли нация или нет?

Естественно, возникает вопрос: если, как мы увидели, Армения для сохранения своего безопасного существования не вынуждена прибегать к крайней мере по созданию «нации-армии», то, ставя перед собой такую задачу, какую цель преследует власть нашей страны?

Конечно, можно подумать, и есть так думающие, что выдвижение идеи «нации-армии» является очередным патриотическим флиртом или одним из пустых предвыборных лозунгов правящей партии – из ряда сказок «всей нацией станем фидаинами», «мировая нация», «нация-организация», «Армения от моря до моря», «Куро-Араксинская республика», «ни пяди земли», «всеармянский банк», «Гюмри – в технопарк», «Дилижан – в финансовый центр», «Стамбул – в море крови».

Если это так, то идея «нации-армии» не так уж и опасна, поскольку лопнет, как и прежние пузыри. А если замысел режима на этот раз серьезен, то необходимо к вопросу обратиться так же серьезно. Много ума не надо, чтоб понять, что эта идея – та же стратегия сохранения статус-кво, представленная в иной упаковке. То есть, в близкой душе нашей власти логике маркетинга, доказавший свою несостоятельность, морально изношенный и наскучивший потребителя бренд заменен иным, более привлекательным и благозвучным брендом.

Иначе говоря, не извлекши уроки из горького опыта прошедших 18 лет, режим решил продолжать пресловутую политику вечного противостояния с Азербайджаном и Турцией, которая за этот короткий промежуток времени уже привела к большим экономическим, социальным, демографическим и морально-психологическим разрушениям в Армении и Карабахе.

Это означает по меньшей мере еще 18 лет подвергаться этим разрушениям, пока от Армении и Карабаха ничего не останется, и проблема сама собой потеряет свою актуальность. Многократно говорилось, что главной гарантией безопасности, экономического развития и улучшения демографического положения Армении и Карабаха является урегулирование Карабахского конфликта и армяно-турецких отношений. Оказывается, однако, что для восприятия этой элементарной истины 18 лет оказалось недостаточно для наших властей.

В действительности, задача – одна: решение Карабахской проблемы, после чего армяно-турецкие отношения урегулируются сами по себе. А другого варианта решения Карабахского вопроса, кроме как поэтапный, не существует.

Сегодня на столе переговоров – то же предложение, что и в 1997 г., как то: вариант предоставления Карабаху международно признанного промежуточного статуса в обмен на уступку определенных территорий, с оставлением решения вопроса окончательного статуса на будущее, гарантированный размещением на карабахско-азербайджанской линии соприкосновения миротворческих сил.

В современном мире средневековое право завоевателя и закон джунглей больше не действуют, и иного варианта урегулирования конфликтов, кроме как компромисс, не существует.

Пример Израиля, столь любимый нашими неуступчивыми с «банк-оттоманским» и «ни-пяди-земельным» мышлением – также доказывает это. Чтобы состоялось Кэмп-Дэвидское примирение, последний вернул Египту Синайский полуостров, занимающий около 60 тысяч квадратных километров, а взамен на признание своей страны Организацией освобождения Палестины дал полную автономию арабской Палестине, будучи готовой, после решения определенных вопросов, еще и признать ее независимость.

Это были трудные, болезненные компромиссы, во имя реализации которых президент Египта Анвар Садат и премьер-министр Израиля Ицхак Рабин заплатили жизнью. Так что если есть необходимость обязательно брать пример с Израиля, то нужно брать не пример «нации-армии», а движения «Мир сейчас!» (Peace now). Правило компромиссного разрешения конфликтов «позволено» нарушать только сверхдержавам. Не осознавший это Саддам Хуссейн, захватив Кувейт, погубил и себя, и свою страну.

Утверждение «альтернативой компромиссу является война», доказанное бесчисленными историческими примерами, неоспоримо. Нет также нужды объяснять, какие трагические последствия имеют войны. Не только война сама, но и даже ее угроза чревата такими последствиями, среди которых самое явное – массовая эмиграция. Армения опустошается от населения не столько по причине тяжелых социальных условий, бедности, отсутствия справедливости и коррупции, сколько из-за продолжительной опасности возобновления войны.

Это явление присуще не только нам, и в связи с этим отнюдь не стоит комплексовать. Перед нашими глазами, за последние несколько десятков лет по причине войны или ее угрозы миллионы людей эмигрировали также из Грузии, Азербайджана, Ирака, Ливана, Сирии, Афганистана, Судана, Украины и ряда других стран.

Та развязка Карабахского конфликта, которой Армения ценой максимальных усилий может добиться в настоящее время, на более выгодных условиях мы могли бы достичь еще в 1998 году. Если бы это произошло, то не только бы мы избегли бессмысленных страданий и потерь прошедших восемнадцати лет, но и сегодня у нас была бы совершенно другая – процветающая, многолюдная, развивающаяся страна и обеспеченный Карабах. Сожалею, что эти простые истины в свое время не были поняты со стороны определенных моих коллег, и мы потеряли самый удобный момент для решения вопроса.

Причину губительных последствий смены власти в 1998 г. нужно искать не в смене действующих лиц, а в нарушении преемственности политики. Отставив в стороне прошлое, очевидно, что сегодня мы вновь стоим перед императивом – не упустить очередной момент урегулирования Карабахского конфликта, чему свидетельством, в частности, серьезные усилия России в этом направлении в последнее время.

По одному поводу я говорил, что ключ решения Карабахского вопроса находится в руках России, и ее усилия, тем самым, доказывают правильность этого утверждения. Причем, также и Запад, в ряду приоритетов которого, как уже отмечено, Карабахское урегулирование места не занимает, с уверенностью можно сказать, что не только осознает, но и ценит особую роль России в этом вопросе.

Армянский национальный конгресс, как и его предшественник – Армянское общенациональное движение, является единственной партией Армении, которая не только никогда не скрывала, но и многократно публично заявляла о своей вере сторонника компромисса и мира. Следовательно, не только с точки зрения принципа, но и в силу ситуации Конгресс на предстоящих парламентских выборах должен принять участие с конструктивной программой по прекращению гонки вооружения, исключению угрозы новой войны, решению Карабахского вопроса, урегулированию отношений с Турцией, которая вытекает из жизненных интересов не нашей партии, а исключительно народа Армении и Карабаха.

Эту программу, естественно, возможно реализовать только в случае победы Конгресса на выборах или обеспечения серьезного присутствия в Национальном Собрании. Однако, поскольку до выборов еще далеко, и после этого также, до апреля 2018 г. в Армении сохранится президентская система, необходимо считаться с тем обстоятельством, что ответственность за разрешение Карабахского вопроса еще полтора года будет возложено на администрацию Сержа Саргсяна и на партии, являющиеся ее опорой.

Остальные политические силы, в том числе и Армянский Национальный Конгресс, пока что, помимо выражения мнения, не имеют каких-либо рычагов воздействия на процесс. Это, конечно, не означает, что они, если не в правовом, то в моральном отношении не должны брать на себя ответственность и, умыв руки, отойти в сторону. В вопросе решения такой общенациональной задачи, как Карабахский конфликт, все партии, являющиеся сторонниками мира и примирения, гражданские организации и интеллектуальные прослойки – обязаны выступить в поддержку властей текущего дня, независимо от питаемого к ним отношения.

В случае внешней угрозы или опасности нарушения внутренней стабильности мы всегда руководствовались этим принципом, свидетельством чему, в частности, проявленная нами позиция 27 октября, во время апрельской войны и в дни событий, связанных с «Сасна црер».

Остальные политические силы – либо «неуступчивые» и «ни-пяди-земельные», либо, не будучи таковыми, из страха быть названными предателями нации, не осмеливаются выражать позицию в Карабахском вопросе. Вопреки тому обстоятельству, что многие из «ни-пяди-земельных» не имели никакого отношения к обретению земель, а определенная их часть, по меткому выражению Варужана Аветисяна, просто греет руки на крови солдата и добровольца, их существование ни в коей мере нельзя считать чем-то из ряда вон выходящим.

Такие экстремистские силы есть даже в развитых демократических странах, в том числе и в многократно упомянутом в данном выступлении Израиле. Из ряда вон выходящим и шокирующим является поведение представителей Республиканской партии и коалиционного правительства. Ни один из членов этой партии и ни одно государственное должностное лицо, кроме размазанных и скупых слов, никогда публично не выступал с четким заявлением о компромиссе. В деле подготовки общества к миру и возражения оппонентам этого они фактически покинули, оставили в одиночестве своего президента. Тогда как это должно было быть делом не Армянского Национального Конгресса, а в первую очередь их делом.

Пришел момент, чтобы, наконец, осознать, что Сержу Саргсяну для достижения успеха в переговорном процессе по Карабахскому урегулированию необходимо выступить с позиций лидера, пользующегося поддержкой большинства народа, политических сил и общественных организаций, а не слабого руководителя, имеющего проблемы внутри собственной страны. А для этого нужно «патриотической» трескотней не обезоруживать его, а наоборот: поощрять его в том, чтобы сделать решительный шаг в Карабахском урегулировании.

Иначе, в ходе переговоров с его аргументами никто считаться не будет. Народы, как правило, благодарны тем лидерам, которые их одаривают даже не победоносной войной, а миром. Такая действительность присуща не только современному миру, но и глубоко было осознано даже в Средневековье. Сколько бы средневековые авторы ни воспевали военные добродетели и подвиги своих королей или султанов, тем не менее, ими выше ценились те государственные деятели, которые приносили мир и благополучие своим народам, даже если они были завоеваны ценой компромисса.

В армянской действительности эту идею с точностью сформулировали особенно знаменитые летописцы XI–XIII веков – Аристакес Ластивертци и Ованнес Ерзнкаци. «Закон правителей – заботиться о мире и благоденствии в мире», – пишет Ластивертци. Кстати, заимствованные на армянском из среднеперсидского «шен» и из ассирийского «šaynā» производные корней – слова «шинутюн» и «mšay­nūta» имеют два смысла: «мир» и «благоденствие», что означает, что в народном языковом мышлении эти две идеи абсолютно отождествились, отразив то понимание, что если нет мира, то благоденствия быть не может (подробности см. Л.Тер-Петросян. Крестоносцы и армяне. Том 2. Ереван. 2007. Стр. 28-29). Сержу Саргсяну, таким образом, остается следовать мудрости наших праотцов и тому, что диктует рациональная политика, что не может не быть оценено народом по достоинству.

Во избежание возможных, а точнее – неизбежных злословий по поводу моего выступления, вынужден также сделать два предупреждения:

Первое. Наша принципиальная позиция по поддержке властей в вопросах противодействия внешним угрозам и обеспечения внутренней стабильности отнюдь не означает сотрудничество с режимом. Мы были его самым строгим, принципиальным и последовательным критиком и впредь не перестанем быть таковым, категорически исключая возможность какой-либо коалиции, сформированной Республиканской партией, принесшей бесчисленные бедствия на голову армянскому народу.

По идеологическим, политическим и моральным принципам мы абсолютно разнящиеся друг от друга, противоположные партии, отношения которых не могут быть вне формата власть оппозиция. И второе. Руководство Азербайджана совершит глубочайшую ошибку, если примиренческий дух этого выступления и стремление армянского народа к миру посчитает за признак слабости и еще более ужесточит свою позицию в вопросе Карабаха. Апрельская война, полагаю, должна ему доказать способность армянского народа в момент опасности объединиться и нанести мощный контрудар любому поползновению. В следующей войне, развязанной по собственной инициативе, когда бы это ни случилось, Азербайджан потерпит, несомненно, горькое поражение и потеряет еще несколько районов. А что произойдет после этого – одному Богу известно.

Вопреки своей воинственной риторике, Ильхама Алиева я считаю рационально думающим государственным деятелем, способным сделать соразмерный шаг в направлении установления мира, столь необходимого и его собственному народу, как в свое время со здравым смыслом отреагировал обширной речью на мою статью «Война или мир?» его отец – покойный Гейдар Алиев.

Представляю, какой вой поднимется после этого выступления в политическом и информационном поле Армении. Нам будет дано вновь быть свидетелем роскошного карнавала невежества, близорукости, бахвальства. Мы удостоимся многих изношенных ярлыков, и уже в который раз будем привязаны к позорному столбу в подтверждение следующего парадоксального силлогизма, характеризующего оригинальность армянской политической мысли.

a. Уступаешь часть, другую часть получаешь возможность сохранить.

b. Ничего не уступаешь – теряешь все.

c. Сохранившие часть провозглашаются предателями, потерявшие все называются героями.

Так почему же мы испытываем нашу судьбу на нашу беззаботную голову? – Потому что в Армении больше нет силы, которая глядит в глаза правде. Если и мы, как другие, будем молчать, то огонек здравого смысла в нашей стране погаснет окончательно. Следовательно, независимо от того, какие ярлыки нам навесят, я предлагаю Конгрессу мужественно идти на выборы под девизом «Мир, Примирение, Добрососедство». Он не может не найти понимания у подавляющего большинства народа, поскольку другого пути спасения Армении и Карабаха, благополучия и развития не существует. Авторитетными политологами и экономистами, в том числе нашим соотечественником Тароном Ачемяном, Армения уже причисляется к несостоявшимся государствам, то есть наряду с Афганистаном, Сомали, Ливией, Йеменом, Южным Суданом, Ираком и другими подобными странами.

Реализация девиза «Мир, Примирение, Добрососедство» создает возможность выхода в течение короткого времени из этого несчастного содружества. Следовательно, республики Армении и Карабаха не имеют права упустить эту возможность! Что касается тактики Армянского Национального Конгресса в данный момент, то, по моему мнению, было бы желательно, чтобы на предстоящих парламентских выборах мы выступили в блоке, сформированном вокруг этого девиза или политической платформы. Перед партиями, выразившими желание составить такой блок, наши двери должны быть открыты. Завершая слово, для большей конкретизации позиции Конгресса в вопросе Карабахского урегулирования, не избегая определенных повторений, считаю нужным подчеркнуть, что эта позиция основана на следующих предметных (объективных) исходных точках:

А. Без решения этой проблемы Армения и Карабах лишены какой-либо перспективы благополучия, развития и процветания: восемнадцать лет – немалый срок для понимания этого.

Б. Иного решения, чем то, что положено на стол переговоров, не существует. В случае упущения момента следующее решение для нас будет еще худшим.

В. В результате урегулирования стороны не должны чувствовать себя победителями или побежденными, иначе в долгосрочной перспективе их отношения будут чреваты постоянной угрозой возобновления конфликта.

Г. Армянский Национальный Конгресс, как уже отмечалось, кроме как выражение своего мнения, не имеет иного рычага воздействия на процесс урегулирования.

Д. Ответственность за решение вопроса полностью лежит на правящем режиме и на политических силах, являющихся его опорой. Хотят прислушаться к нашему мнению – очень хорошо, не хотят – пусть отвечают головой.

Е. Если наша власть будет способна достичь более выгодного, победного решения, мы только будем приветствовать это и попросим прощения у нее.

Ж. Мы в равной мере выражаем боль за бесчисленные страдания вследствие конфликта, перенесенные не только армянами, но и азербайджанцами, и искренне верим в мирное сосуществование и установление добрососедских отношений двух народов.

Возможно, мое выступление получилось горьким, но моей целью было не ввергать людей в уныние, а наоборот – показать нации обнадеживающий и достойный выход из нынешнего удушливого состояния, нации, у которой единственным объектом радости и гордости сегодня является Генрих Мхитарян.

23304 просмотров


Темы:

Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться