Не сильные лучше, а честные наша трибуна

Автор: Сидги Шевкет, автор haqqin.az 

«Не сильные лучше, а честные. Честь и собственное достоинство – сильнее всего». Ф.М.Достоевский

Чувство достоинства никогда не было широко распространенным качеством, и более того, редко кто понимал сущность самого этого понятия и его значимость. Чувство достоинства всегда было уделом избранных. Но именно от этих немногих избранных, которые в нужное время говорили свое весомое слово, и зависело общее достоинство того или иного народа, нации, а подчас и всего человечества. Достоинство народа, всего человечества, формируется из достоинства каждого отдельного индивида. Непонимание этого явления не означает отсутствие достоинства как такового. В достойном государстве – достойный гражданин. И очень часто это общенациональное достоинство может защитить всего лишь небольшая группа людей или даже один человек с помощью вовремя сказанного слова, своевременного выражения своего принципиального мнения.

Вспомним один лишь пример. 25 августа 1968 года на Красной площади в Москве прошла так называемая «демонстрация семерых». Группа из семи советских диссидентов выразила свой протест против введения в Чехословакию войск СССР и других стран Варшавского договора для подавления «Пражской весны». Она стала одной из наиболее значимых акций советских диссидентов. И пожалуй, самым главным в этой отчаянной для того времени акции была защита достоинства тогда еще советского народа. «Для граждан Чехословакии эти люди стали совестью Советского Союза», – писал легендарный Вацлав Гавел. А в пражской газете «Literární listy» писали: «Семь человек на Красной площади – это, по крайней мере, семь причин, по которым мы уже никогда не сможем ненавидеть русских». Акция под лозунгом «За вашу и нашу свободу!» стала своеобразной индульгенцией для советского народа, но не для государства, которое в тот момент глубоко презиралось по всему миру, подчас и со стороны идеологических соратников. Семь человек, обладающих чувством достоинства, смогли отстоять достоинство всего народа.

Гавел не зря назвал их «совестью Советского Союза». Такие люди всегда были совестью своих наций. И если совесть определяет чувства и осознание человеком ответственности за свое поведение, своих поступков перед самим собой, всевышней силой, людьми, обществом, то достоинство – это высокое чувство и глубокое осознание человеком собственного самоуважения. А самоуважение может стать результатом лишь нравственного поведения и осознания своей ответственности, то есть наличия совести. Достойный человек – это всегда человек, обладающий чувством совести. Наличие же совести непосредственно проявляется через осознание чувства свободы поступков и действий. Только через осознанный выбор человек может быть подлинно честным и достойным. Любое принуждение отрицает наличие совести и достоинства. А вот личный пример, особенно если это поступок с большой буквы, способен заставить массы задуматься и добровольно приблизиться к искомому идеалу.

Особую роль такой пример, вовремя сказанное слово, приобретает в периоды нравственного разлада, которые каждая нация, и не раз, переживает в своей истории. Сегодня нравственный разлад, даже кризис переживается всем человечеством. Основные ценности, являющиеся краеугольным камнем самого человеческого существования, размываются и теряют приоритет в столкновении с жестокой и подчас алогичной реальностью. Такие понятия, как честь, достоинство, порядочность, благородство постепенно девальвируются и превращаются в своего рода дремучие предрассудки, а подчас и в большой недостаток. Особенно заметен этот процесс деградации в сфере политики, что само по себе крайне опасно. Ведь политика, лишенная элементарных моральных ориентиров, превращается в безнравственную, а безнравственная политика всегда и везде приводит к безнравственности общества, к вседозволенности, ограниченной лишь жаждой наживы.

Такой период сегодня переживают Соединенные Штаты, где на последних президентских выборах довольно неожиданно победил Дональд Трамп, человек, который всей своей сущностью ниспровергает устои американской политкорректности. Последняя, хотя и проходящая на грани лицемерия, но давала возможность политикам и иным общественным деятелям, да и просто медийным персоналиям, сохранять чувство собственного достоинства. Сегодня еще рано говорить о нравственном упадке американского общества, как таковом. Пока лишь налицо растерянность общества при соприкосновении с серьезным вызовом общенациональному чувству достоинства американского народа.

И в этот тяжелый момент появился человек, который доказал, что не все потеряно, что американцы продолжают оставаться достойной нацией; человек, выразивший в нескольких словах переживания многочисленных представителей здравомыслящей части общества, которым не безразличны понятия чести, достоинства, благородства.

Я говорю о Мерил Стрип, самой яркой американской актрисе современности, которая бросила вызов надвигающейся реакции. Выступая на церемонии вручения кинопремии «Золотой глобус», где ей была вручена премия Сесиля Б. Де Милля за выдающиеся заслуги в кинематографе, Мерил Стрип жестко раскритиковала избранного президента США Дональда Трампа за высмеивание им репортера-инвалида.

Не назвав Трампа по имени, актриса в частности сказала: «В этом году было одно представление, которое ошеломило меня. Оно задело меня до глубины души. Не потому что оно было хорошим. В нем не было ничего хорошего. Но оно было эффектным и сделало свою работу… Это был момент, когда человек, который намеревается занять самую уважаемую должность в нашей стране, спародировал репортера с инвалидностью... Мое сердце было разбито. Я до сих пор не могу это забыть, потому что это был не фильм. Это была реальная жизнь…»

Самым важным в словах Стрип была не просто защита журналиста-инвалида, которого Трамп оскорбил своим поведением. Тем более, что этим журналистом был лауреат Пулитцеровской премии, репортер отдела расследований авторитетнейшего американского издания «The New York Times» Серж Ковалевски, который вполне может сам достойно ответить своему обидчику при помощи своего же таланта. Для Мерил Стрип случай с Ковалевски был просто наиболее ярким примером той пагубной тенденции, начало которой дал Трамп.

Не случайно своими следующими словами она обобщила этот пример: «Этот инстинкт унизить кого-то, когда он моделируется человеком общественным, могущественным, просачивается в жизнь каждого, потому что он в своем роде дает разрешение поступать так же. Неуважение порождает неуважение. Насилие порождает насилие. Когда могущественный человек использует свое положение для унижения других, страдаем мы все».

Воистину великие слова, и самое главное - сказанные вовремя. Причем актуальными эти слова являются сегодня для всего человечества, для всего мира, в котором понятия морали и нравственности вычеркиваются из обиходного словаря. А порой воспринимаются как атавизм.

Мерил Стрип также обратилась к прессе: «Нам необходимо, чтобы пресса призывала власть к ответу, вызывала ее на ковер из-за каждого безобразия. Вот почему отцы-основатели закрепили прессу и ее свободу в нашей Конституции. Поэтому я прошу Голливудскую ассоциацию иностранной прессы и всех в нашем обществе присоединиться ко мне и поддержать журналистов. Потому что они нам нужны. Они нужны нам, чтобы отстоять правду».

Весьма примечательно, что на основании многочисленных опросов оскорбление Трампом Сержа Ковалевски считалось одним из худших его проступков, которое могло бы стоить ему победы на выборах. Но этого не произошло. Как написали в журнале «Forbes», это стало «одним из тех моментов, действий и заявлений, которые в прошлом году серьезно размыли основы достоинства и добродетели нашей нации».

Американцы понимают, куда все идет и к чему может привести нарастающий цинизм власти. И потому как никогда нужны такие люди, как Мерил Стрип, которые своим словом способны всколыхнуть потаенные мысли простого обывателя, заставить его еще раз подумать над своей судьбой, над судьбой своей страны, осознать свою ответственность, и очень может быть, даже ужаснуться своему необдуманному выбору. К счастью для Америки, эта страна обладает весьма высоким запасом прочности и реально действующими механизмами сдержек и противовесов как с правовой точки зрения, так и с социальной.

Мы всегда предполагали, что понятие интеллигенции – это нечто, присущее только нашей части мира, что на Западе есть только интеллектуалы. Но это не так. Да, на Западе, в той же Америке, не принято говорить об интеллигенции, как отдельном общественном классе. Но это не означает его отсутствия. Ведь интеллигент – это человек с определенным набором присущих ему изначально качеств, со своей системой координат, своей шкалой нравственных ценностей, внутренним духовным стержнем, где понятия чести, достоинства и гражданственности занимают основное место. Как показала Мерил Стрип своим великолепным и даже завораживающим по своей эмоциональности и искренности выступлением, все эти качества ей присущи. И она, и все те, кто ее поддержал, являются истинными представителями того, что пользуясь старой терминологией, можно назвать американской интеллигенцией.

Для объективности хотелось бы отметить также и следующее. Хотя Дональда Трампа никак нельзя причислить к интеллигенции и даже к интеллектуалам, на нынешнем этапе было бы некорректно с нашей стороны говорить о том, что своим правлением он приведет Америку к нравственному упадку. Трамп – самый непредсказуемый политик современности, и сложно сказать, какие именно действия он предпримет, вступив в должность. Тем более, что слова политиков очень часто не имеют ничего общего с его действиями. Конечно, слова подчас наносят не меньший урон, чем действия. Неосторожно сказанное слово, фраза, ремарка способны глубоко ранить, а иной раз и уничтожить психологическую целостность того или иного общества. Именно этим и занимался все это время Трамп, намеренно ли, или из-за присущей ему крайней раскованности.

Американская власть – это не только президент, но и Конгресс, суды, губернаторы и законодательные собрания штатов. Сила власти заключается прежде всего в авторитете, уважении к ней, достоинстве, наконец. Если власть недостойна, то она не в состоянии обеспечить достоинство народа и каждого отдельного гражданина. И пока у президента есть весьма сильные противовесы внутри самой власти и околовластных элит, а также могучая в своей правоте общественная оппозиция, чьи желания столь точно выразила Мерил Стрип в своем теперь уже историческом выступлении, для Америки далеко не все потеряно. Эта страна, вне всякого сомнения, способна преодолеть все стоящие перед нею проблемы и вновь стать ориентиром для всех тех людей, для которых честь, совесть, достоинство стоят на первом месте. А наша дорогая и столь близкая Мерил Стрип стала сегодня совестью американской нации, ее истинным нравственным маяком.

9033 просмотров