Вы говорили, он не сможет? наша передовица

Автор: Эйнулла Фатуллаев 

Со дня прихода к власти Ильхама Алиева, главный аргумент его противников зиждился на отсутствии опыта новоизбранного молодого главы государства в политических баталиях. «Ильхам Алиев – не публичный политик, у него нет опыта госуправления, он не занимался политической деятельностью», - вот примерная квинтэссенция огульных критических пассажей в отношении преемника стоика мировой политики – Гейдара Алиева. При этом ни один из противников, безусловно, лишенных должной самооценки, заслуживающих отдельного психоанализа, не задавался вопросом – неужели такой мастер власти, как Гейдар Алиев, мог оставить власть человеку, лишенному не только мастерства власти, но и талантов публичного политика и управленца?

Вспомните 2003-й год. Это вам не сегодняшняя политическая пустыня, а сложный многоуровневый рельеф, олицетворявший политсистему однополярного либерального века. Внутренняя политика бурлила и кипела нешуточными страстями, а судьба власти, как и государства, впрочем, повисла на тонкой ниточке через ошибки, конфронтации и бескомпромиссную борьбу, выраженную в столкновении геополитических интересов. И в этой накаленной обстановке, когда не только судьба дела жизни самого Мастера, но и будущее всей нации было поставлено на кон, бразды правления вручают малоопытному политику, не испытанному в баталиях?

Спрашивается – а что по сути имели в виду противники Ильхама Алиева, утверждая, что у нового президента нет опыта в публичной политике? Говорильню на закуренных и загаженных оппозиционных тусовках? Лоскутные взгляды двурушников, утром призывавших на баррикады, а вечером торговавших принципами замерзавших на этих баррикадах незатейливых людей в кабинетах стальных алиевских чиновников? Или сентиментальную браваду на «турбинах» (публичные политики не могли выговорить памятное с ленинских времен слово трибуна) Мейдана? А может под опытом госуправления имелось в виду позорное 11-месячное правление кабинета министров, сформированного из неудачников-«мнс» советской Академии наук?

Витиеватые аргументы славолюбивых доморощенных околополитических (эти люди, возможно, и занимались политикой, но их никогда не было в большой политике – так себе, около политики!) деятелей рассыпались, словно колосс на эльчибеевских ногах в первые же месяцы правления молодого президента.

Люди с "турбины" Мейдана, претендовавшие на власть, были уверены, что с уходом Гейдара Алиева падет и политсистема страны. Они были уверены в полной идентификации системы с образом уходящего человека, символизировавшего уходящий век. Они и не допускали мысли, даже самой возможности, что истинный преемник уже с конца 90-х годов находился на вершине политического Олимпа. А они лишь находились в эйфорической погоне за тенью власти. Не за власть! А за тень власти шла борьба! Ибо судьба власти была предрешена задолго до наступления самой финальной схватки. Самое трагическое то, что они до сих пор этого не поняли...

Каверзники-подсидчики, неспособные не только к моделированию политической ситуации, но и к анализу сложившегося без их участия расклада сил, из псевдоучастников «большого передела» превратились в склочных наблюдателей новой вехи – Ильхам Алиев взялся за становление качественно новой формации и однородной политсистемы. Почему однородной, - спросите вы? Неужели не оставалось места плюрализму и естественному праву на альтернативу? Вся беда заключалась в воплощении нашего плюрализма в образе людей с "турбины". Все солдаты мультреволюции, в унизительной веренице один за другим, с головами поникшими и смотрящими только в пол, чистосердечно и с покаянием присягали новому президенту, публично отрекаясь от своих заблуждений. Вероотступничество? Хуже, осознание собственного ничтожества. От прежнего первосортного национал-демократического архитектурного ансамбля осталась лишь небольшая ложа гопоты. Лажа! Эта лажа с ложей власти оказались не нужны. Непригодны к использованию…

И под еле слышный гул протеста уличной гопоты, собравшейся в одной неряшливой и дурно пахнущей ложе, Ильхам Алиев стал строить новую страну. Президент построил изумрудную столицу, изменил облик регионов, повысил уровень жизни и благосостояние людей (азербайджанцы еще никогда так хорошо не жили – ни при иранском шахе, ни при царе, ни при Сталине, ни при Эльчибее), построил армию… Главное – впервые за всю историю, Алиев избавил азербайджанцев от комплекса порабощенной нации с неполноценным чувством собственного достоинства, существующей под стволами с русскими или американскими штыками. Алиеву удалось сделать то, что оказалось не по силам ни одному из президентов эсенговья и даже Ближнего Востока. Азербайджан – один из немногих образцов суверенной самодостаточной государственности, не подвластен ни Кремлю, ни Белому дому, ни Анкаре, ни Тегерану… И мало кто догадывается, какой ценой Алиеву удалось воплотить мечту многих поколений азербайджанцев. С какими рисками, потерями, угрозами, порой натиском и прессингом сталкивается президент. Алиев заслонил собой всю страну. Он осознанно взял на себя политическую ответственность за этот тяжелейший политический выбор.

Ведь гораздо легче быть сюзеренным правителем, как Саргсян, когда тебе звонит Кадыров и приказывает вернуть тело азербайджанского солдата. Сложнее быть суверенным правителем, как Алиев, который идет до последнего наперекор воле сильных мира сего, торпедируя цюрихские соглашения, инициированные Вашингтоном, или доставляя в кандалах самоуверенного блогера Лапшина, за которого заступаются из Кремля, Иерусалима, Киева, Вашингтона… Или возьмем дело Рамиля Сафарова. Да, молодой офицер азербайджанской армии совершил тягчайшее преступление, убив ни в чем не повинного человека в европейской столице. Но ведь действующий президент Армении Серж Саргсян убил сотни ни в чем не повинных азербайджанцев, и занимает пост президента Армении. Почему один Каин должен сидеть в будапештской тюрьме, а второй - в кабинете президента? Почему же так притупилось свойственное человеку уязвленное чувство справедливости?

После освобождения Сафарова и апрельской акции возмездия дело Лапшина стало еще одним феноменальным и беспрецедентным успехом Ильхама Алиева. Может, это покажется кому-то небольшим кирпичиком. Допустим, хотя наше зеркало успеха – это умонастроения в Армении. А там полное смятение, нервозность и массовое признание в провале армянской дипломатии. Ведь именно из таких кирпичиков и складываются большие исторические победы и достижения.

Еще одна крупнейшая победа президента за последние дни: реализация одного из самых глобальных и амбициозных геоэкономических проектов нового века - Южного газового коридора. По своей исторической значимости и политической весомости, этот проект, который обеспечит долгожданную диверсификацию энергетических маршрутов и доставку азербайджанского газа, а в обозримом будущем и туркменского в Старый континент, ничем не уступает, а то и превосходит один из глобальных проектов прошлого века – Баку-Тбилиси-Джейхан. Речь идет о ежегодной поставке 48 млрд кубометров газа (азербайджанского и туркменского)! А ведь буквально несколько месяцев назад «публичные политики» из виртуальной говорильни, - оппозиция из закуренных и загаженных кабинетов перекочевала вместе с грязными бычками и дурным запахом низкосортных сигарет в соцсети, - предвещали стране пустую казну и банкротство?! Один за другим эти «политики» обещали стране экономическую катастрофу?! Где же она, эта долгожданная катастрофа? Манат стабилизируется, растут макроэкономические показатели, МВФ констатирует рост экономики на 1.4 процента, растет ненефтяной сектор – и не только в физическом объеме, но и в денежном… И в этот момент весьма некстати для огульной протестной массы из партии Керимли стабилизировались и цены на нефть.

Так где же катастрофа? Где бунты «пустых кастрюль»? И почему манат все еще не превращается в боливар? Ведь именно эту ложь тиражировали вышедшие в тираж оппозиционеры из ложи Али Керимли и застенков Ильгара Мамедова?

Почему власть не трещит по швам? И почему популярность президента растет? Если народ нищенствует и уходит за черту бедности, то почему он безропотно молчит? Недовольный, но сытый, смолчит непременно, но недовольный и голодный гражданин пойдет крушить с пустыми кастрюлями! Это же нерушимый закон истории.

Главным публичным самобытным политиком страны и является Ильхам Алиев. Ибо слов на ветер не бросает, и чувствует меру ответственности перед собственным государством и народом. Еще несколько недель назад президент открыто и во всеуслышание объявил, что апогей экономического кризиса в стране остался позади. Громкое заявление президента его неизменные противники снова попытались встретить в штыки. И вот после феерического визита президента в Брюссель, запуска газового коридора, прецедента Лапшина, и наконец, экономической стабилизации, юродивые лица «публичных политиков» залились едва заметной краской досады и отчаяния. Видите ли, они отказываются что-либо понимать, и дескать, естественные законы истории, философии и экономики в Азербайджане не работают. Ни потрясений, ни протестов, ни звуков пустых кастрюль. Одно отчаяние нигилистов на фоне новых успехов президента…

17242 просмотров