Европа против Турции. А Турция против кого? наша аналититка

Автор: Евгений Бай, автор haqqin.az 

Итоги прошедших в Нидерландах парламентских выборов продолжают будоражить сознание европейцев, и не только их. Как известно, на них убедительную победу одержала проевропейская Народная партия за свободу и демократию, которую возглавляет нынешний премьер-министр страны Марк Рютте.

Марк Рютте

Слово за “Голландским Трампом “

Реакция европейских политиков и СМИ была единодушной. С победой на выборах Рютте по телефону поздравила канцлер Германии Ангела Меркель. "Это хорошая новость для Европы и Нидерландов", - заявил кандидат на пост канцлера ФРГ от "Социал-демократической партии Германии" Мартин Шульц. О том, что Голландия останется "проевропейской либеральной цитаделью", на своей странице в Twitter написал глава фракции "Альянс либералов и демократов за Европу" в Европарламенте Ги Верхофстадт. "Выборы остановили ультраправую волну в Европе", - пишет испанская газета El Pais.

Европа в самом деле смогла вздохнуть спокойно. С победой партии Рютте отпал вопрос о "Некзит" - выходу Нидерландов из Европейского союза вслед за Великобританией: голландцы большинство голосом выразили желание оставаться в объединенной Европе, несмотря на многочисленные кризисы.

Однако тревога остается. "Голландский Трамп", как его называют в Европе, Герт Вилдерс остается весьма популярным политиком. Прорыв ультраправых не предопределен, это не снимает угрозу общевропейскому проекту. Впереди - осенние выборы в Германии, где на волне иммиграционного кризиса растет популярность ультраправой партии "Альтернатива для Германии". Во Франции - если бы президентские выборы прошли в этом месяце, то в первом же туре на них одержала бы победу лидер Национального фронта Марин Ле Пен.

Марин Ле Пен

Выборы в Нидерландах высветили и другую тревожащую ЕС проблему - конфликт между Нидерландами и Турцией, который рассматривается в более широком смысле  - обострение отношений Европы с Турцией.

“Голландцам надоели минареты”

Конфликт между Гаагой и Анкарой разгорелся после того, как власти Нидерландов не пустили в свою страну министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, который собирался выступить на митинге перед этническими турками за месяц до объявленного в Турции референдума по расширению полномочий президента Эрдогана. А после этого из страны выдворили и объявили "нежелательным иностранцем" министра по делам семьи и социальной политики Фатму Бетюль Сайян Кайя, которая на машине попыталась прорваться в Роттердам также для встречи с соотечественниками.

Реакция турецкого лидера была предельно резкой. «Вы можете остановить самолет министра иностранных дел. Но давайте посмотрим, смогут ли теперь ваши самолеты летать в Турцию, - заявил он на массовом митинге. - Мы ответим симметрично. Они (власти Нидерландов) ничего не смыслят в политике и дипломатии, они непостоянны и трусливы. Это - пережитки нацизма и фашизма».

Эта перепалка состоялась еще до объявления результатов выборов. А там развязка оказалась достаточно любопытной. До последнего момента Рютте и Вилдерс шли ноздря в ноздрю. И казалось бы, скандал с Турцией должен был усилить позиции последнего, который набрал популярность благодаря своим наступлениям против мусульман. Так, выступая в парламенте, Вилдерс неоднократно заявлял, что ислам угрожает будущему Европы "Голландцам надоели минареты, ритуальные убийства животных, арабский язык в транспорте и то, что среди преступников слишком много мусульман", - говорил он.

И тем не менее, Вилдерс проиграл. Как считают местные эксперты, произошло это не в последнюю очередь потому, что жесткая позиция премьера Рютте в отношении визитов турецких министров (мол, нечего им агитировать за своего президента на нашей земле) была одобрена большинством избирателей. То есть, правящая партия перехватила у ультраправых националистические и в определенной степени антимусульманские лозунги.

Голландию в конфликте с Турцией прямо или косвенно поддержали и другие европейские страны. Кстати, первой о том, что она не приветствует массовых демонстраций и агитации на своей территории, заявила Австрия. Затем об отмене демонстраций заявили в Германии - в качестве основной причины называли неспособность обеспечить безопасность участников подобных мероприятий, хотя Берлин и отдал этот вопрос на откуп местным властям. Германии, разумеется, также досталось от Эрдогана. Он сравнил ее с Третьим Рейхом, заявив, что эта страна «не имеет никакого отношения к демократии».

Последней из тех, кто проявил солидарность с Нидерландами, стала Дания. Ее премьер-министр Ларс Лёкке Расмуссен предложил отложить намеченный на март визит в Данию премьера Турции Бинали Йылдырыма.

Таким образом, налицо консолидированная позиция европейских государств в конфликте Нидерландов и Турции. Лишь одна Франция разрешила проведение на своей территории встреч турецких чиновников с диаспорой. Но ситуация в этой стране может коренным образом измениться, если на выборах (их первый тур состоится в апреле, второй - в мае) победит Марин Ле Пен. Один из главных пунктов ее программы - борьба с исламизацией Франции, за сохранение национальной идентичности, культуры и традиций. Лояльное отношение к мигрантам - это угроза для страны, заявляет она, выставляя себя той единственной, кто готов защитить республику от захвата ее халифатом.

Пока ни один из опросов не дает ей гарантированную победу во втором туре выборов. Однако и победа Дональда Трампа в США, и британский брэкзит показали, что опросы далеко не всегда дают "правильные" ответы на выборах.

Осенью прошлого года антииммигрантская партия "Альтернатива для Германии” имела феноменальный успех на земельных выборах. Выяснилось, что в некоторых кварталах Берлина за эту партию проголосовали более 50% избирателей. Сегодня “альтернативщики” заседают в 10 из 16 парламентов немецких земель. И хотя на выборах эксперты уверенно прочат победу Ангеле Меркель, "Альтернатива" уверенно вторгается в политическое пространство Германии, пользуясь растущей поддержкой среди немцев, которые разочаровались и в левых, и в правых. Ключевой пункт программы "Альтенативы" - борьба с иммигрантами. "В Германии мирятся с каждым мусульманином, который живет у нас, исповедуя свою религию, - говорит Герберт Мор, член руководства “Альтернативы. - При этом мы отмечаем: ислам как религия не имеет корней и традиций в немецкой культуре. Наша культура восходит к христианско-иудейским источникам, и мы хотим, чтобы так было и впредь”. Вот так!

В условиях роста антииммигрантских настроений можно ожидать, что традиционные, мейнстримовские политики Германии, Франции и других стран будут пытаться перехватить инициативу у ультраправых, как это произошло в Нидерландах. Меркель заметно изменила свою прежнюю позицию ("встречать беженцев с распростертыми объятиями"). Ведущий кандидат в президенты Франции Эммануэль Макрон также выстраивает свою программу на волне антиммигрантских настроений, как и Марин Ле Пен. Макрон решительно осудил высказывания президента Турции Реджепа Эрдогана в адрес Нидерландов как "неприемлемые" и призвал Францию поддержать своих европейских партнеров, чтобы противостоять подобным "атакам" со стороны турецкого правительства.

Макрон

Опасны ли Европе новые беженцы?

Что в этих условиях нарастающей конфронтации может предпринять Эрдоган? Внутри страны его противостояние с Европой, вероятно, приносит ему политические дивиденды и усиливает позиции накануне референдума. Но в отношениях с европейскими странами, прежде всего Германией, являющейся главным турецким спонсором и благодетелем, он может проиграть.

Турецкие политики сейчас вновь угрожают выйти из миграционной сделки с европейцами, открыть двери страны перед сотнями тысяч сирийских беженцев и позволить им двинуться на север. "Эрдоган хочет открыть границы - да пускай!" - пишет немецкая Die Welt. Угрозы выйти из миграционной сделки доносятся из Анкары с завидной регулярностью, но до сих пор так ничего и не произошло. "Вопрос в том, почему? - спрашивает обозреватель Die Welt Кристоф Шильц. - Президент Эрдоган, выполнив угрозы, лишился бы важного инструмента давления на Запад. Если подобное произойдет, то станет очевидно: У Эрдогана не получится реализовать то, чем он угрожает: он не вызовет новую миграционную волну в Европе".

Анкара рискует лишиться пакетной экономической помощи со стороны ЕС. Кроме того, в отличие от иммиграционного кризиса двух - трехлетней давности европейские страны уже повесили замки на своих границах и создали достаточно эффективную систему контроля за передвижениями беженцев. Те, кто захочет покинуть Турцию, рискует застрять на годы в фильтрационных лагерях на греческих островах. В-третьих, демарш своего союзника по НАТО вряд ли поддержит президент США Дональд Трамп, чья жесткая позиция по вопросу иммиграции предельно ясна.

У Анкары в данный момент нет других партнеров, способных заменить европейцев, считают немецкие эксперты. Их вывод - Европе самое время быть пожестче с турками и этим советом европейские лидеры скорее всего воспользуются.

Россия нейтральна, но...

А какова позиция России в конфликте Эрдогана с Европой? Российские официальные лица этот конфликт не комментируют. Пресса же заняла нейтральную позицию. С одной стороны обозреватели полагают, что нидерландцам не стоило бы не пускать турецких министров и унижать такого амбициозного и самолюбивого политика, как Эрдоган. А с другой - тому не следовало называть немцев и голландцев "наследниками нацистов".

Совсем недавно турецкий лидер совершил визит в Москву, провел переговоры с президентом Владимиром Путиным. Формально они прошли чрезвычайно конструктивно, но сразу же после них из наспех сшитого торгового мешка посыпалась картошка. Так, на следующий же день после переговоров в Москве было сообщено, что порт в турецком городе Зонгулдак прекратил принимать паромы из Крыма.

Движение паромов между Крымом и Турцией было прервано после инцидента со сбитым российским самолетом на севере Сирии. Возобновили сообщение в октябре прошлого года и тут - такая незадача. Ведущие информационно-аналитических программ российских телеканалов из кожи вон лезли, чтобы доказать: паромное сообщение было прервано еще накануне визита Эрдогана. Но как бы то ни было, решение турецких властей вызвало неловкость в отношениях и недоумение в Москве.

А в последние дни в отношениях России и Турции появились явные признаки нового конфликта. Анкара сделала первые шаги к отмене беспошлинного импорта российской пшеницы, кукурузы и подсолнечного масла. Но пошлина в размере 130% сделает поставки, на которые приходится существенная доля отечественного экспорта зерновых, фактически невозможными. "Причину такого резкого шага Турции ни участники рынка, ни эксперты пока толком объяснить не могут, но связывают происходящее с "неоднозначными итогами" недавнего визита в Москву президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана", - пишет КоммерсантЪ.

Некоторые полагают, что Эрдоган приезжал в российскую столицу, чтобы улучшить свой имидж и показать миру: он не находится в изоляции, а также для получения заверений от Путина в том, что Россия не будет поддерживать курдов. В Стамбуле уверяют, что Эрдоган привез Путину некие новые предложения по Сирии. Если так и было, то обсуждали их за наглухо закрытыми дверями и российским экспертам об этом ничего неизвестно.

Анкара держится, но и Европа не отказывается от изоляционистских мер. Прорвать эту изоляцию задача не из легких, но все таки решаемая. Надо полагать, Анкара ответит не только жесткой риторикой, но и политическими новациями. А что ей остается еще делать, игра-то пошла на обострение…

8999 просмотров