Азербайджан подталкивают к социальной напряженности кто не исполняет указ президента?

Автор: Беседовал Айдын Керимов, отдел экономики 

Президент Ильхам Алиев еще 6 декабря 2016 года в «Стратегической дорожной карте по развитию финансовых услуг в Азербайджанской Республике” ускорение исполнения судебных решений по проблемным активам назвал одной из приоритетных задач. Однако прошло уже три месяца, а особых подвижек нет. Об этом в беседе с haqqin.az заявил банковский эксперт и юрист Акрам Гасанов.

Между тем ситуация с продажей имущества должников в стране скоро может резко обострится. При этом, что удивительно, в Азербайджане, в отличие даже от соседней Грузии нет точной статистики по этому вопросу. «Ее просто никто не ведет. А Госреестр недвижимости, так же как и прочие реестры движимого имущества (например, автомобилей) у нас закрытые, в отличие от ряда стран. То есть информацию от них можно получить только касательно своего, а не чужого имущества. Поэтому могу судить о происходящих процессах на основе имеющейся у меня информации», заявил Гасанов.

Эксперт прокомментировал обнародованные грузинские данные, где, как выяснилось, в 2016 году количество объектов недвижимости, проданных Национальным бюро исполнения Грузии в счет уплаты банковских и иных долгов выросло в сравнении с 2015 годом на 26, 7%, а с 2014-м – на 40, 4%, и составило 2 418 единиц.

По словам Гасанова, в целом распродажа имущества должников, в том числе залогов еще не достигла своего пика. Пока в основном идут судебные процессы. И заемщики стараются максимально тянуть эти процессы, чтобы стоимость их имущества еще больше упала и позволила в дальнейшем через подставных лиц выкупить на аукционах по низкой стоимости.

«Единственный кредитор, которому закон, по сути, не писан, это акционерная кредитная организация «Аграркредит», которая, как известно, выбивает долги Международного Банка. Суды сегодня практически автоматически удовлетворяют иски Агракредита и переводят на ее имя все имущество должников Межбанка без всяких аукционов и прочих необходимых процедур. Конечно, я понимаю, что большинство должников Межбанка жулики, но даже жулики имеют право на справедливый суд. Плюс среди заемщиков есть и добросовестно обанкротившиеся лица, либо просто ведущие с банком тяжбу», отмечает Гасанов.

Как считает эксперт, в любом случае позволять одной организации, пусть даже государственной, вопреки закону отбирать чужое имущество, неправильно и это может привести к коррупции и откатам в самой этой организации. Наконец, у этих заемщиков могут быть иные кредиторы, которые в результате захватов Аграркредита просто попадают в заведомо невыгодное положение.

«По прочим же делам даже завершение судебного процесса еще не означает быструю продажу имущества. И не только потому, что продать сегодня объекты нелегко, покупателей немного. Исполнение судебных решений по реализации имущества для покрытия долгов многослойный процесс, где некоторые участники действуют далеко нечистоплотно. Это, к примеру, судебные исполнители, оценочные компании, организаторы аукционов и т.д.

Нередко злоупотребляя полномочиями, они действуют в интересах того, кто ему больше заплатил. Например, заплатил кредитор, и имущество должника быстро и скрытно реализовали формально за смешную цену и поделили барыш. А заплатил должник, потянули процесс на годы и продали имущество подставному лицу должника. Короче, схем много. И все это результат пробелов и недочетов законодательства.

Не случайно в утвержденной президентом 6 декабря 2016 года «Стратегической дорожной карте по развитию финансовых услуг в Азербайджанской Республике” ускорение исполнения судебных решений по проблемных активам, является одной из приоритетных задач», отметил эксперт.

По его словам, особняком стоит деятельность Фонда страхования вкладов, который, как известно, является ликвидатором обанкротившихся банков.

«Оставим в стороне, что уже сам этот факт далек от здравого смысла, поскольку Фонд, сам будучи одним из кредиторов этих банков, не должен был быть их ликвидатором, ибо конфликт интересов неизбежен и налицо все возможности для тотальной коррупции. Во всем мире ликвидатор действует и реализует имущество должников под контролем общего собрания кредиторов (т.е. лиц, которые и должны получить средства от стоимости реализованного имущества) или хотя бы на аукционах. А у нас ни общие собрания ни созданы, ни аукционов Фонд не проводит. Даже на его сайте соответствующий раздел о продажах имущества (http://adif.az/?~/aze/content/full/34) попросту пустует. Вывод: либо Фонд вообще ничего не делает, либо продает все скрытно. А это уже повод для вопросов к Палате по надзору за финансовыми рынками, с подачи которой Фонд и назначен ликвидатором всех банков», говорит Гасанов.

Он уверен, что процесс продажи имущества должников полон злоупотреблений и скрытности и в целом идет пока медленно. Но не исключено, что к концу года либо уже в следующем году судебные процессы завершатся и начнется массовая распродажа.

«Это приведет, с одной стороны, к падению стоимости недвижимости, а с другой, может вызвать социальную напряженность, ибо многие люди останутся без жилья. Для сравнения - в Испании государство вмешалось в этот процесс и ограничило возможность продажи единственного, пусть и заложенного жилья. У нас тоже необходимо предупредить негативные процессы по этим вопросам и не допустить проблем с рядовыми гражданами, по воле судьбы попавших в тяжелое положение. А то сил, желающих играть на недовольстве граждан немало.

С другой стороны, государству надо срочно менять законодательство, чтобы эффективно и быстро реализовать имущество мошенников, кинувших банки. Среди них немало владельцев и менеджеров самих банков, о чем я неоднократно уже говорил», - подчеркивает Гасанов.

13894 просмотров