«Это же не спецорганы – это банда» Haqqin.az из зала суда

Автор: Отдел информации 

В Сабунчинском районном суде продолжился процесс по делу генерала упраздненного МНБ Акифа Човдарова и трех его бывших подчиненных.

Очередное заседание началось с вопросов, возникших у адвокатов обвиняемых в связи с показаниями потерпевшего Интизама Агакишиева, который обвинил Акифа Човдарова и его подчиненных в банкротстве его компании Miraj-85 и попросил суд заставить генерала выплатить его кредиты.

Камандара Насибова интересовало, какими путями закупаемая Агакишиевым древесина попадала в Иран. Потерпевший объяснил, что сначала ее поездами везли из России в Азербайджан, а отсюда на грузовых машинах в Иран. Вопрос защитника был вызван заявлением И.Агакишиева о том, что сотрудники МНБ развернули три его грузовых автомобиля, следовавших с древесиной в Иран, и куда потом делся груз в 90 тонн, он не знает.

Взявший слово адвокат Джавид Рзазаде заявил, что ему достоверно известно, какими махинациями занимались в Miraj-85: дабы не оплачивать таможенные пошлины, в Иран отправлялись лишь незначительные объемы древесины, большая же часть реализовывалась в Азербайджане. А те три машины, о которых идет речь, были практически пусты, потому-то МНБ их и вернуло.

Потерпевший отверг это обвинение адвоката, заявив, что его компания обанкротилась из-за зятя Човдарова Рашада Амирджанова, потребовавшего от них долю.

Его показания подтвердил и потерпевший Саибхан Самедов, являвшийся деловым партнером Агакишиева. Он утверждал, что у него под давлением требовали 50 тысяч долларов, а поначалу вообще 200 тысяч.

Пытаясь уточнить, кому и сколько денег он конкретно давал, С.Самедов попал впросак, заявив, что обвиняемый Салим Мамедов получил от него 32 тысячи долларов и 15 тысяч манатов. Это не совпадало с его показаниями на следствии, где он утверждал, что откупился от МНБ 45 тысячами манатов, что по тогдашнему курсу доллара составляло 57 тысяч 692 доллара. Нынешнее заявление о том, что С.Самедов дал 32 тысячи долларов и 15 тысяч манатов, свидетельствует, что он дал сотруднику МНБ всего 51 тысячу 230 долларов.

Адвокат Джавид Рзазаде спросил у С.Самедова, как получилось, что он переплатил сотрудникам МНБ, если умолял их снизить сумму до 50 тысяч долларов. Не зная, что сказать, потерпевший еще раз повторил, что «увидел в МНБ Интизама, который предупредил, что дело плохо, нас прессуют и вымогают деньги. Конечно, я испугался. Это же не спецорганы – это банда».

«После скандала с МНБ я позвонил Салиму Мамедову и потребовал, чтобы он вернул мои деньги. Мамедов обещал, но с тех пор на мои звонки не отвечал», - пожаловался потерпевший.

Однако адвокаты объяснили, что Салим Мамедов давно в СИЗО, где телефоном пользоваться запрещено.

Адвокат Човдарова Камандар Насибов спросил у С.Самедова, как он мог одновременно работать директором компании, получая соответствующую зарплату, и быть деловым компаньоном учредителя компании, получая, естественно, дивиденды с прибыли. Целью же вопроса стороны защиты было выяснить, платил ли потерпевший налоги со своих дивидендов. Но из-за того, что в опрос вмешался судья, этот нюанс уточнить не удалось.

Отвечая на вопрос, как он узнал в обвиняемых своих обидчиков из МНБ, потерпевший С.Самедов дал ответ, который вызвал смех в зале.

«В прокуратуре передо мной разложили четыре фотографии, предварительно перевернув их вниз головой. Тем не менее я сразу узнал Салима Мамедова и указал на него. Когда карточку развернули как нужно, я увидел, что прав», - рассказал С.Самедов.

Не соответствовало действительности, по мнению стороны защиты, и утверждение потерпевшего о банкротстве и закрытии Miraj-85. Адвокаты отметили, что компания в настоящее время является ответчиком в суде по искам банка, а значит ни объявить ее банкротом, ни закрыть до решения суда невозможно.

Затем суд заслушал свидетелей по эпизоду, связанному с потерпевшим Гадимом Адиловым. Выступивший в качестве свидетеля его отец Адиль Адилов, учитель из Саатлы, рассказал, что некоторое время назад позвонивший ему сын сообщил, что его забрали в МНБ.

«По его речи я понял, что кто-то вырывает у него трубку, не дает договорить до конца. А потом позвонил другой мой сын и сказал, что у Гадима большие проблемы», - рассказал свидетель.

Позже А.Адилов узнал, что его сын был жестоко избит самим Човдаровым. «Видели бы вы, в каком ужасном состоянии он тогда был. Не дай Аллах родителям увидеть сына в таких кровоподтеках», - возмущался свидетель.

На следующий день, по словам свидетеля, он отвез сына в Сабирабад и только там показал врачу. В Баку, мол, он не смог найти нужного специалиста. Потом Адилов пытался сделать ему МРТ в Ширване, но там не работал соответствующий кабинет и пришлось возвращаться в Баку.

В Первом клиническом медицинском центре, который по старинке называют «Семашко», врач почему-то не хотел обследовать Гадима, заявив, что этот человек злостный должник и пусть его лечат по месту жительства.

«Сына все-таки обследовали, но когда мы с результатами МРТ пришли в Сабирабадскую больницу, тамошний врач потребовал, чтобы я забрал сына оттуда», - утверждал А.Адилов.

Однако также дававший показания главврач Центральной районной больницы Сабирабада Азиз Микаилов заявил, что Гадим Адилов обратился к ним с жалобой на побои, однако никаких следов избиения на нем не оказалось и в медицинской помощи он не нуждался. При этом свидетель утверждал, что лишь позже узнал, что Гадим Адилов является родственником заместителя прокурора Сабирабада. 

«Гадим симулировал, он не был болен», - безапелляционно заявил главврач, отвечая на вопрос, почему пациента Адилова так быстро выписали.

Показания главврача подтвердил и свидетель Захид Джавадов, который в тот период работал невропатологом в больнице Сабирабада. 

Затем по этому эпизоду показания дали еще несколько свидетелей. Джавад Шихалиев, в частности, отметил, что Гадим Адилов взял у него 50 тысяч долларов, компенсировав их квартирой в поселке Ени Ясамал. Но потом выяснилось, что обещанная жилплощадь уже оформлена на другого человека, к тому же ее принадлежность выясняется через суд. Тогда Гадим Адилов предложил отдать в счет долга автомобиль Range Rover, но опять обманул Джавада Шихалиева.

«Он до сих пор должен мне эти деньги. Теперь обещает вернуть долг после окончания судебного процесса, мол, ему вернут потраченное на МНБ», - сообщил свидетель.

«Суд не раздает деньги», - резко отреагировал на это председательствующий на совещании Габиб Гасанов.

В мошенничестве обвинил потерпевшего Адилова и свидетель Натик Гасанов. В своих показаниях он утверждал, что в 2015 году его вызвали в МНБ, где сказали, что Гадим Адилов заявляет, что Н.Гасанов должен ему 180 тысяч долларов.

«Услышав это, я был просто ошеломлен. Начав соображать, предложил съездить в Россию и привезти документы, свидетельствующие, что я никому ничего не должен. Гадим стал угрожать, заявив, что из России я вернусь только «грузом 200». Тем не менее я съездил в Саратов, откуда привез заверенные моими деловыми партнерами объяснительные, из которых следовало, что не я должен Гадиму, а он мне», - рассказал Н.Гасанов, добавив, что сотрудники МНБ вели себя с ним уважительно и даже извинились, когда выяснилось, что Гадим его оклеветал.

Свидетель Халеддин Юсубов вообще сразу заявил, что «Гадим Адилов – самая большая беда Азербайджана». Свидетель утверждал, что он заплатил Г.Адилову 126 тысяч манатов за древесину, однако с тех пор не видел ни товар, ни своих денег. По словам свидетеля, он не единственная жертва мошенничества Гадима Адилова – он обманул целый ряд бизнесменов.

Словно раззадоривая свидетелей, адвокат Джавид Рзазаде сообщил, что уголовное дело о мошенничестве Г.Адилова поначалу было объединено с делом Човдарова, однако затем почему-то было прекращено.

Отметим, что Х.Юсубов обратился с заявлением о мошенничестве Г.Адилова в Управление полиции Наримановского района, где его признали потерпевшим. Однако позже дело было изъято Генпрокуратурой и объединено с уголовным делом Човдарова, а затем и вовсе прекращено.

Адвокат Човдарова Садиг Расулов напомнил, что Гадим Адилов сказал в суде, что в тот день, когда его избил Човдаров, он виделся с Х.Юсубовым. Свидетель подтвердил это, сообщив, что приехал к дому Гадима потребовать у него свои деньги, но именно в тот момент его задержали сотрудники МНБ.

Однако через два часа Г.Адилова отпустили, и Х.Юсубов встретился с ним в ресторане в 9-м микрорайоне. Во время обеда Гадим уверял, что ничего у эмэнбешников не выйдет, мол, его двоюродный брат – зампрокурора Сабирабада - отмажет его.

Самое интересное в этом эпизоде то, что Гадим Адилов привлек в качестве свидетелей тех людей, которые его самого обвиняют в мошенничестве.

Внести ясность в ситуацию попытался сотрудник СГБ Эльчин Гасанов, также дававший показания как свидетель. По его словам, сотрудники Четвертого главного управления МНБ следили за владельцем фирмы Miraj-85 Интизамом Агакишиевым, потому что он очень уж активно сотрудничал с иранскими и российскими бизнесменами. Было даже принято решение привлечь И.Агакишиева для передачи спецслужбам возможной оперативной информации. Именно поэтому сотрудник МНБ Эльчин Гасанов и работавший с ним в то время Рашад Амирджанов пригласили бизнесмена на чай в кафе, расположенное рядом с рестораном Pəncərə.

«Но познакомившись ближе, мы поняли, что Интизам Агакишиев не имеет личностных качеств для такой работы, да и круг знакомств у него небольшой. По этой причине мы отказались от идеи привлечь И.Агакишиева к сотрудничеству. Считаю нужным отметить, что так как мы его пригласили на чай, то и за стол мы сами расплатились», - уточнил свидетель.

Очередное заседание суда состоится 24 апреля.

9356 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться