Эрдоган ушел от Путина, чтобы поговорить с Трампом наши итоги

Расим Агаев, автор haqqin.az

Накануне сочинского раунда российско-турецких переговоров на высшем уровне «Голос Америки» следующим образом прокомментировал положение, в котором оказался турецкий президент по своей инициативе: «Кто предложит лучшую цену – США или Россия – тому и достанется Турция». 

Ревнует Америка… Но не только – предупреждает, на всякий случай. Ведь Эрдоган горазд на разные неожиданные ходы. Впрочем, в данной ситуации понять турецкого президента можно. Конца сирийской войне не видно. Точнее, не было видно до 3 мая, пока он не встретился со своим российским коллегой. Еще немного и Анкаре придется вести войну на два фронта – сирийские курды вооружены, организованы и очень опасны. А Боливар не вынесет двоих. Сирийские курды только и говорят о том, что другого шанса для легализации своей автономии, имея на то добро Дамаска, в будущем может и не быть. Та же проблема у Москвы. Она, судя по всему, добилась права на продление своего присутствия в этой точке Ближнего Востока, бакен под Траблусом под контролем – можно садиться за стол переговоров. Тем более что Анкара великодушно соглашается на достойный выход Москвы из сирийского тупика.

Тут-то и пригодились знаменитые и действительно очень вкусные турецкие помидоры (хотя спросите любого азербайджанца, и он при всей своей братской любви к Турции докажет вам, что по сравнению с бакинскими – именно бакинскими, а не вообще азербайджанскими, турецкие помидоры - смех да и только). В то время как ведущие мировые информагентства наперебой стали передавать сенсационную новость – Москва готовится продать Анкаре гордость своей противовоздушной обороны – С-400, Эрдоган публично допытывался у Путина, как все-таки ему быть с помидорами.

Такого в истории НАТО еще не случалось – чтобы член Североатлантического альянса приобретал у потенциального противника вооружение. И вместо того, чтобы дать внятный ответ Америке по этому вопросу, турецкий президент делал вид, что крайне разочарован итогами сочинских переговоров. И это ему, кажется, вполне удалось – убедить журналистов, а вместе с ними и миллионы внимающих им обывателей по всему миру, что у Эрдогана с Путиным что-то не получилось.

Поскольку спор на эту тему не скоро закончится, предлагаем вместе поразмышлять над основными итогами сочинской встречи.

Главное, как мы согласились, – добиться прекращения огня в Сирии. Это позволит приступить непосредственно, как выразился В.Путин, к деэскалации военного противостояния. Оказывается, стороны договорились о создании пяти зон деэскалации. Теперь эксперты приступят к уточнению первоочередных шагов, которые необходимо предпринять, чтобы взять под контроль ситуацию в целом.

Параллельно в Астане представители всех сторон, вовлеченных в сирийский конфликт, будут прорабатывать конкретные военно-политические вопросы складывающейся ситуации. Об их количестве свидетельствует тот факт, что, по признанию Дмитрия Пескова, пресс-секретаря российского президента, повестка дня на переговорах была просто перегружена вопросами, требующими своего неотложного обсуждения.

Это уточнение было едва ли не единственной конкретикой в сообщении опытного пресс-секретаря.

Ответ на волнующий всех вопрос о том, каково будет содержание российско-турецких отношений, достойно венчал его импровизированную пресс-конференцию: «Есть стремление лидеров развивать отношения между двумя странами. История взаимоотношений Турции и России свидетельствует о том, что, когда наступали периоды сотрудничества, им удавалось извлекать немалую пользу для своих стран».

К концу дня в сообщениях из Сочи прозвучала мысль, которая еще долго не давала покоя наблюдателям, да и, наверное, многим политикам: «Эрдоган демонстрирует сближение с Россией. Зачем?»

По мне – президенты вынуждены реагировать на перемены глобального порядка, переживаемого миром, о чем сказано уже немало, в том числе и на страницах haqqin.az.

Впрочем, официальный ответ, может, и не вполне исчерпывающий, не заставил себя долго ждать. «Эрдоган удалился для того, чтобы переговорить по телефону с Трампом».

Ситуация, как принято говорить, под контролем…