Давид Шахназарян: «Азербайджан в переговорном процессе добился серьезного достижения»

Натик Гусейнзаде

Известный армянский эксперт, посол президента Армении по особым поручениям и глава СНБ в первой половине 1990-х годов Давид Шахназарян коснулся темы сдвигов в переговорном процессе по карабахскому конфликту, которые произошли при новых политических властях Армении.

По его мнению, формулировка «субстантивные переговоры», которая фигурировала в последнем заявлении сопредседателей Минской группы ОБСЕ, была требованием Азербайджана и является серьезной потерей для армянской стороны.

Давид Шахназарян

«Я полностью разделяю точку зрения о том, что в условиях нынешних внутриполитических потрясений и переполоха в Армении экспертное сообщество и СМИ, похоже, предали забвению карабахский вопрос и переговорный процесс, - цитирует Шахназаряна tert.am. - Честно говоря, я не связывал больших надежд с тем, что нынешнее правительство будет развивать активную деятельность в карабахском вопросе, учитывая, прежде всего, заявления нового правительства по нагорно-карабахскому конфликту, содержащие противоречащие друг другу пункты. 

Что произошло на самом деле. Действующее в Армении правительство после прихода к власти начало проводить политику тайм-аута в переговорном процессе. Она заключалось в максимальной отсрочке встреч и переговоров в формате сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Но, похоже, что не удалось: состоялся визит сопредседателей в Армению и затем встреча министров иностранных дел в Брюсселе».

По словам Шахназаряна, если при прежней власти в Армении на столе переговоров была только повестка, выгодная Армении, а именно повестка Вены и Санкт-Петербурга, которая касается создания механизмов усиления соблюдения режима прекращения огня на линии соприкосновения, то сейчас об этом нет даже речи.

«Как в заявлении, распространенном сопредседателями после их визита в Ереван 14 июня, когда они встретились с политическим руководством Армении, так и в заявлении, распространенном после встречи министров иностранных дел Армении и Азербайджана Мнацаканяна и Мамедъярова в Брюсселе, даже намека не было о повестке Вены и Санкт-Петербурга, - продолжает эксперт. - Это весьма ощутимая потеря для армянской стороны.

Если обратите внимание на заявление сопредседателей после брюссельской встречи, то увидите, что там нашла место формулировка «субстантивные переговоры», которая длительное время была требованием Азербайджана, и о которой официальный Баку неоднократно заявлял. И да, в этом смысле за это время Азербайджан в вопросе повестки переговорного процесса по карабахскому урегулированию, а это самый важный пункт, добился серьезного достижения.

Субстантивные переговоры - это, по сути, означает, что основные, содержательные переговоры будут проходить только вокруг урегулирования, что для Баку означает сугубо «возвращение территорий». Иначе говоря, констатируется, что та повестка, которая была и касалась мероприятий на линии соприкосновения, сейчас утеряна. Это также результат проводимой нынешним политическим руководством Армении политики тайм-аута.

Еще один вывод заключается в том, что действующие власти Армении вообще не имеют никакой концепции по урегулированию карабахского конфликта. Концепция прежних властей, о которой я неоднократно заявлял, была довольно рациональной, и резолюция была очень ясной: территории взамен на статус «НКР» (тут и далее кавычки наши – haqqin.az) не в составе Азербайджана.

Впервые власти Армении не представляют своей концепции по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. И у Левона Тер-Петросяна, и у Роберта Кочаряна, и у Сержа Саргсяна была концепция, другой вопрос - хорошая, плохая, приемлемая или неприемлемая».

Давид Шахназаран считает, что нынешний премьер-министр Никол Пашинян делает заявления, противоречащие друг другу, а недавнее официальное заявление Министерства обороны и вовсе может нанести вред Армении.

«Несколько раз, в том числе на митинге 17 августа, говорилось, что премьер-министр не собирается и не будет вести переговоры от имени Карабаха, и он затем сказал, что если у него будет приемлемая программа или модель урегулирования, то обсудит это на площади Республики. Прежде всего, это еще раз подтверждает, что действующее правительство не имеет концепции.

Во-вторых, на самом деле, эти два заявления противоречат друг другу: если в переговорах Армения не представляет Карабах, то, естественно, отсюда становится ясно, что невозможно вести переговоры на основе венской и санкт-петербургской повестки, потому что, как я уже отметил, эта повестка касается исключительно линии соприкосновения, а линия соприкосновения находится между «НКР» и Азербайджаном.

Отсюда также вытекает, что Нагорный Карабах сам должен определить резолюцию урегулирования и то, каким он видит урегулирование. А в таком случае Никол Пашинян должен обсуждать это не на площади Республики в Ереване, а в Степанакерте (Ханкенди – haqqin.az).

Пашинян принимает решения на площадях

Более того, министерства и правительственные структуры не координируются карабахским вопросом. Приведу один пример: Министерство обороны Армении выступает с официальным заявлением о том, что вооруженные силы Армении уничтожили опорный пункт Азербайджана на границе между Арменией и Нахчываном. Это, как минимум, непонятно, если не сказать, что неприемлемо. То есть получается, что Армения предприняла агрессивные действия? Это может быть использовано против нас и не только Азербайджаном».

Экс-глава СНБ считает, что Армения и «НКР» должны как можно скорее подписать договор о безопасности. 

«Правительство не предприняло никакого шага по международному признанию «НКР», которое должно стать проблемой номер один не только для нас, но и для диаспоры.

Как можно раньше необходимо, чтобы Армения и Карабах, наконец, подписали договор о безопасности, о котором говорил Серж Саргсян в первые дни апреля 2016 года.

Его проект уже давно готов, согласован. Но предыдущие власти по неизвестным мне причинам не подписали его, а действующие - вообще не затрагивают эту тему.

Во многих смыслах ситуация крайне тревожная, также учитывая, что Азербайджан проводит очень активную внешнюю политику, диверсифицирует свою военно-политическую и дипломатическую сферу и недавно расширил пространство своего сотрудничества с Россией. Я имею в виду встречу Путин - Алиев 1 сентября, подписанные документы и официальные заявления, но это отдельная тема», - заявил Шахназарян.

15656 просмотров