У Замиры Гаджиевой нет шансов. Путь только в тюрьму! Сенсационный комментарий адвоката Антона Именнова

Отдел информации

Великобритания начала крупнейшую в истории борьбу с отмыванием грязных денег. Первой жертвой нового закона, напугавшего всех беглых чиновников и олигархов, стала супруга арестованного экс-главы Межбанка Азербайджана Джахангира Гаджиева Замира Гаджиева. Почему британские следователи выбрали именно Замиру Гаджиеву? Какая участь теперь постигнет ее и ее миллионы? На эти и другие вопросы в своем блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» отвечает известный российский адвокат Антон Именнов. Haqqin.az приводит текст статьи Антона Именнова без сокращений и изменений.

Антон Именнов

***

Гаджиеву задержали сотрудники полиции Лондона, где она проживает по инвесторской визе. Примечательно, что это первый прецедент расследования источников богатства в Великобритании в рамках ордера на имущество неустановленного происхождения.

Арест Гаджиевой стал неожиданной новостью для тех, кто наблюдал за этой историей со стороны и не особо углублялся в детали. Некоторые авторитетные юристы даже высказывали мнение, что, мол, олигархам в Великобритании нечего бояться местного суда пока окончательно не сформируется практика по ордерам на имущество неустановленного происхождения. Теперь всем надо набраться смелости и признать, что «как прежде» уже не будет и настоящей роскошью для олигархов становится спокойный, крепкий сон, хотя в приоритете — спасение собственного имущества, а в конечном счёте — свободы. Свободы физической, перемещения и так далее. А спокойно спать можно и в тюрьме, при наличии соответствующих препаратов.

В этом особняке проживает Замира Гаджиева

Очевидно, что госпожа Гаджиева не была выбрана в качестве «козла отпущения» — она всего лишь первая из связанных с государством олигархов из России и республик бывшего Союза, но ни в коем случае не случайная или легкая жертва. Ассоциативный ряд потенциальных целей британского правосудия можно продолжать, не называя пока размера их состояния и тем более конкретных имён, при этом ясно, что имя им — легион. Это определённый рубеж, если хотите начало конца беззаботной и красивой жизни богатых русских в Лондонграде и его фешенебельных пригородах с «престижными» почтовыми индексами, то есть как минимум конец демонстративного потребления, про которое так весело поётся в хите Робби Уильямса: «Веселись как русский, и не о чем спорить…»

Итак, история Замиры Гаджиевой начиналась легко и романтично, в лучших традициях Dolce vita. День был для Лондона необычно тёплым и даже солнечные зайчики радостно прыгали по крышам чёрных кэбов, выстроившихся в очередь в ожидании пассажиров с заветными обновками. У госпожи Гаджиевой было отличное настроение, когда она вышла из универмага Хэрродс, прижимая к себе зеленый пакет со знакомой эмблемой. В пакете была очередная и уже традиционная покупка, а через дорогу зазывала кофейня с итальянским названием Caffe Concerto и вкусными эклерами.

Она не предполагала, что прямо в этот самый момент информация о том, что сумма её покупок, точно отражавшаяся на её черной карте привилегированного покупателя универмага, начиная аж с 2006 года, пробила потолок в 16 миллионов британских фунтов, файл об этом ушел в Национальное агенство по борьбе с преступностью, где старательный офицер службы внимательно посмотрел на монитор, потом тяжело вздохнул и начал аккуратно оформлять формуляр. В него он внёс следующие установочные данные:

Замира Гаджиева

Гаджиева является супругой влиятельного политического деятеля из Азербайджана.

∙ Гаджиева использовала 35 выпущенных банком кредитных карт, в результате чего у нее возник огромный долг перед банком (более 16 миллионов фунтов за период с сентября 2006 года по июнь 2016 года).

∙ Гаджиева использовала данные карты для покупок в рамках Программы лояльности для держателей карт магазина Harrods.

∙ Муж Гаджиевой в период с марта 2001 года по март 2015 года занимал должность председателя правления банка, расположенного в одной из стран, не входящих в Европейскую экономическую зону (ЕЭЗ), мажоритарным акционером которого являлось государство. Затем он ушел в отставку и 5 декабря 2015 года был арестован на территории своей страны. В октябре 2016 года он был приговорен к 15 годам тюремного заключения по обвинению в превышении должностных полномочий, мошенничестве и хищении. Ещё он был обязан уплатить в пользу банка штраф ориентировочно в размере 39 миллионов долларов США.

∙ Гаджиева в июне 2016 года в связи с расследованием деятельности банка была заочно арестована и объявлена в розыск.

∙ Уровень ее задекларированных доходов был несопоставим с такими тратами как приобретение дома в престижном районе Найтсбридж, гольф-клуба в Аскоте, арендой бизнес-джетов, покупкой дорогих ювелирных украшений Boucheron и Van Cleef & Arpels, часов и коллекционных французских вин.

Затем он оформил документ, зарегистрировал, присвоил порядковый номер 1 и заявление о выдаче ордера на имущество неустановленного происхождения («Ордер») на основании статьи 362А Закона 2002 года о доходах, полученных преступным путем, против супруги влиятельного политического деятеля, осужденного за пределами Великобртании по обвинениям в мошенничестве и хищении, которое улетело в английский суд по административным делам. Прошло чуть более полугода и суд впервые подобное заявление удовлетворил.

Когда в конце 2017 года в английской, а значит и во всемирной правовой реальности появился странный и новый инструмент под названием "Ордер" или по-английски Unexplained Wealth Order, введенный статьями 1 и 2 Закона 2017 года о криминальных финансах, то у большинства экспертов был определённый скепсис относительно того, поможет ли он обязать следственным органам Ее Величества то или иное лицо предоставить отчет с указанием среди прочего характера и размера доли в определенном имуществе, а также сведений о том, каким образом была получена эта доля.

В этом универмаге Замира Гаджиева оставила 16 миллионов фунтов

Если же субъект, к которому обращено требование Ордера, не выполняет их, то есть не разъясняет, следовательно, на данное имущество потенциально может быть обращено взыскание в порядке гражданского судопроизводства. Конкретные же обстоятельства, которые необходимо установить суду для выдачи Ордера, подробно перечислены в части 8 Закона 2002 года о доходах, полученных преступным путем.

Среди них:

∙ конкретное лицо владеет имуществом, стоимость которого существенно превышает его задекларированный доход. 

∙ данное лицо одновременно является PEP. То есть влиятельным политическим лицом, которого пункт (a) части 7 статьи 362В определяет как «лицо, на которое международной организацией или государством, кроме Великобритании или страны, входящей в ЕЭЗ, были возложены важные функции публичного характера». 

∙ стоимость его активов превышает 50 000 фунтов. 

Далее дело попало уважаемому английскому судье с говорящей фамилией Супперстоун. Тот внимательно рассмотрел заявление ex parte, то есть без уведомления ответчика, и выдал Ордер в отношении одного объекта недвижимости, приобретенного в 2009 году компанией, зарегистрированной на Британских Виргинских островах, которая во все имеющие значение для данного дела периоды принадлежала ответчице и ее мужу на правах бенефициарной собственности.

Гаджиева быстро бросилась в юридическую атаку, наняв известного королевского адвоката Джеймса Льюиса и его младшего коллегу Бена Уотсона, и подала ходатайство об отмене Ордера по следующим основаниям:

Джахангир Гаджиев

1. Ее муж не отвечал установленным законом критериям влиятельного политического лица;

2. Суду были представлены сильно искаженные сведения о деятельности ее мужа, в частности, о том, что доход, полученный ответчицей законным путем, не позволил бы ей приобрести рассматриваемый объект недвижимости;

3. Следствие не вправе использовать приговор, вынесенный ее мужу, в качестве основания для выдачи Ордера;

4. Не были соблюдены установленные стандарты доказывания;

5. Предупреждение об уголовной ответственности было включено в Ордер неправомерно;

6. Выдача Ордера нарушает права ответчицы, предусмотренные статьей 1 Протокола 1 к Европейской конвенции о правах человека;

7. Выдача Ордера нарушает свидетельский иммунитет: право не свидетельствовать против самого себя и право не свидетельствовать против супруга; и 

8. С учетом всех обстоятельств дела можно прийти к выводу о том, что суд превысил свои полномочия. 

Английский суд вынес своё решение и отказал ответчице в удовлетворении ходатайства об отмене Ордера, приведя очень любопытные для всех будущих и нынешних любителей демонстративного потребления аргументы и основания, в частности:

∙ Судья Супперстоун, применив широкое определение терминов «влиятельное политическое лицо» и «государственное предприятие», содержащееся в Директиве 2015/849/EU, постановил, что для целей выдачи Ордера супруг ответчицы являлся влиятельным политическим лицом, поскольку в 2001-2015 гг. он занимал должность председателя правления банка, принадлежащего на 50-60% Министерству финансов Азербайджана, которое осуществляло конечный контроль над банком. Соответственно, на супруга ответчицы государством (международной организацией) были возложены важные функции публичного характера. Поскольку супруг ответчицы являлся влиятельным политическим лицом, такой же статус признается и за ответчицей. Ещё раз — статус влиятельного политического лица перешёл, так сказать, с мужа на жену и сделал её токсичной с одной стороны, но подлежащей этой юрисдикции с другой.

∙ Судья Супперстоун постановил, что в данном деле не применяются какие-либо исключения, которые бы не позволяли английскому суду действовать, исходя из наличия приговора, вынесенного иностранным судом, даже если он был вынесен с грубым нарушением закона. Несмотря на то, что факт наличия серьезных недостатков в системе уголовного правосудия рассматриваемого иностранного государства является общеизвестным, Национальное агентство по борьбе с преступностью на стадии следствия не было обязано устанавливать, насколько справедливо было рассмотрено уголовное дело против мужа ответчицы. В любом случае суду были представлены доказательства, не относящиеся к указанному уголовному процессу, которые послужили дополнительным подтверждением обвинений в хищении банковских средств путем выпуска 35 кредитных карт членам семьи супруга ответчицы.

∙ Судья Супперстоун также постановил, что даже если нарушение прав ответчицы, закрепленных в статье 1 Протокола 1 к ЕКПЧ, и имело место, то такое нарушение было соразмерным обстоятельствам дела. Было установлено, что имелись основания полагать, что имущество было получено ответчицей / ее супругом в результате неправомерных действий и что, соответственно, нарушение прав носило ограниченный характер. Ордер предписывает ответчице предоставить сведения лишь об одном объекте.

∙ Далее судья Супперстоун постановил, что выдача Ордера не нарушает таких процессуальных прав, как право не свидетельствовать против самого себя и право не свидетельствовать против супруга, поскольку данные права в силу пункта 1 статьи 14 Закона 1968 года о доказательствах в гражданском процессе действуют только при рассмотрении дел об уголовных правонарушениях по английскому праву. В материалах дела отсутствуют доказательства того, что ответчице или ее супругу будут предъявлены уголовные обвинения по английскому праву. Кроме того, было очевидно, что применительно к Ордерам Парламент подразумевал отсутствие подобных процессуальных привилегий, поскольку использование их как основания для невыполнения Ордера сделало бы «в значительной степени бесполезным» весь институт таких Ордеров.

∙ В целом, судья Супперстоун постановил, что поскольку Национальное агентство по борьбе с преступностью выполнило условия для выдачи Ордера, предусмотренные Законом 2002 года о доходах, полученных преступным путем, а нарушение прав ответчицы носило соразмерный характер, ходатайство об отмене Ордера удовлетворению не подлежит. 

Решение судьи Супперстоуна представляет собой первые разъяснения английских судов относительно обстоятельств, которые должен доказать правоохранительный орган, обращающийся за Ордером, в соответствии с Законом 2002 года о доходах, полученных преступным путем. Что касается эффективности данного института, то фактически на наших глазах произошла юридическая революция и трансформация презумпции невиновности — теперь любой условный руководитель банка ВТБ, ВЭБа, Сбербанка, Газпромбанка и далее по списку, имеющий недвижимость в Великобритании, но не оформивший её с учетом новых рисков и не готовый к ответам на вопросы сначала Национального агентства по борьбе с преступностью, а потом и английского суда, должен быть морально готов с этим имуществом расстаться.

Абрамович вовремя покинул Лондон

Причем принадлежность к правящей элите стран СНГ — отягчающее обстоятельство само по себе. И никакие связи в британском истеблишменте не помогут. Вот, например, такой изощренный бизнесмен/инвестор, как Роман Абрамович, это своевременно понял. Потому не стал бороться до конца за инвесторскую визу, а осел пока что в Израиле. Видимо, его интересы в футбольном клубе Chelsea будет представлять фронтмен — не исключено, что топ-менеджер крупнейшего инвестиционного фонда Чехии. На которого Unexplained Wealth Order не распространяется.

Можно ли подготовиться к вопросам? Конечно можно. Но об этом уже в другой серии.

14793 просмотров