Хафка - один в поле воин продолжение темы

Эльдар Алиев, Мамед Эфендиев

После публикации статьи «Хафка идет по следам исчезнувших сотен миллионов долларов…» финансовые институты и банковские организации страны вновь притихли. Эти государственные и полугосударственные организации, затаскавшие по судам известного предпринимателя Хафиза Мамедова (известного в Баку как Хафка), притихли именно после того, как haqqin.az обратился к ним с призывом обсудить проблему за общим столом с участием всех заинтересованных сторон. Думалось, что после письменных ответов на наши предыдущие выступления именно указанные структуры проявят наибольшую активность, но…

Хафиз Мамедов

Наш призыв нашел отклик лишь у Мамедова, который выразил готовность к любым дискуссиям. К сожалению, оппоненты его, так прытко среагировавшие на наши предыдущие выступления, интереса никакого на сей раз не проявили. Принцип действия у них, видимо, один – как-то отписаться, а далее идти уже по проторенной дороге. Интересно, они официально обращаются в редакцию, приводя, как утверждает сам предприниматель, сфабрикованные факты и чуть ли не требуя письменного опровержения. В то же время на приглашение с просьбой обсудить данную проблему их представители никак не реагируют.

Все началось после публикации в haqqin.az статьи «Сенсационное заключение Кредитного бюро Азербайджана: «У олигарха Хафиза Мамедова нет долгов». Написана она была не с воздуха, а на основании выписки, представленной Азербайджанским кредитным бюро бизнесмену, после его официального обращения в эту организацию. Выписка эта не просто какая-то бумажка, а заверенный подписью и печатью документ, каждая цифра в котором, думается, должна была пройти перед утверждением тщательную проверку. То есть указанные в ней факты не должны были вызывать ни у кого сомнения.

Но вот явившийся в редакцию представитель кредитного бюро упорно настаивает, что «BaghlanGroup» имеет-таки долги, что он пытается доказать представленной им новой выпиской. Да вот загвоздочка некая выходит - эта выписка без подписи и печати сильно отличается от той, которую то же самое бюро представило пятью днями позже предпринимателю, но подтвержденной подписью и печатью. Выходит, что бюро это само себя же опровергает. То есть молодая организация не выдерживает, думается,  буквально одного из первых испытаний, связанных, по всей вероятности, с внешним давлением на нее.  К сожалению, у нас нет возможности показать копии той и другой многостраничной выписки, да и не хочется затруднять читателя сложным их сравнением.

Но хочется еще раз напомнить кредитному бюро, что сумма кредитных долгов компаний Мамедова среди токсичных активов Межбанка, переведенных в ЗАО «Аграркредит» указом главы государства, составляет в манатном эквиваленте 772 млн манатов, после чего в эти счета никто не имеет права вносить изменения. Но в представленной бюро информации этот долг почему-то возрос до 840 млн манатов. Счета закрыты, движения финансов нет, а долги без всяких оснований растут как на дрожжах. Кроме того, оформленный на компанию HeaneyAssetsCorporation кредит примерно на 120 млн долларов вообще не имеет никакого отношения к Мамедову и его компаниям. Эта компания была создана бывшим главой Межбанка Джахангиром Гаджиевым специально для проведения операции по искусственному банкротству компании Хафиза Мамедова Baglan Bahar.

Это обстоятельство уже известно всем вплоть до Минфина, но не кредитному бюро. Выходит, что Хафиз должен погашать не только приписанные его компаниям долги, но и выкручиваться за ту компанию, которую использовали как инструмент для  доведения его до такого состояния. Но это уже не лезет ни в какие ворота. И прежде чем обращаться с опровержением в редакцию, надо было бы внимательно изучить основания своих обвинений.

Мы же, в свою очередь, доводим до сведения руководства кредитного бюро, что в отчете департамента внутреннего аудита Межбанка своему руководству, представленном Мамедову самим Межбанком, отмечается, что сданные в «Аграркредит» долги десяти компаний Мамедова составляют в сумме 305.879.762,12 доллара, 14.053.260,39 евро и 91.965.626,74 маната. А в доставленной из кредитного бюро выписке от 30.11.2018 года указано уже одиннадцать компаний. Дополнительно втиснутая в этот список компания и есть та самая HeaneyAssetsCorporation, которую в свое время Джаник навязал Мамедову, и он от нее не может до сих пор отвязаться.

Ясно, что кредитное бюро не заинтересовано ни в искусственном раздувании кредитных долгов компании, ни в их занижении, оно отчитывается только по тем данным, какие получает от Палаты по надзору за финансовыми рынками и финансовых учреждений - в данном случае от Межбанка и  «Аграркредит». А последняя организация, история создания которой уходит еще в советские годы, видимо, все еще не может избавиться от колхозного груза, доставшегося ей от коммунистов. И сравнение такое вовсе не случайно.

На вышеназванную статью среагировали и в ЗАО «Аграркредит». Некто Бахтияр Агаев в своем электронном письме тоже обвинял нас в неточности приведенных фактов. Только забыл вот уважаемый Бахтияр муаллим, что в письме обычно принято указывать и свое отношение к организации, чьи интересы ты защищаешь, с указанием должности и контактных телефонов. Остается только догадываться, имеет ли он вообще полномочия выступать от имени ЗАО «Аграркредит». И теперь можно лишь догадываться, почему общий долг компаний Мамедова Межбанку возрос с 772 млн до 840 млн манатов, а количество этих компаний, которое ранее в отчетах того же «Аграркредита» составляло десять, возросло еще на одну единицу. И если рост долга еще как-то можно объяснить изменением валютного курса или другими факторами, хотя и это в корне не верно, то рост количества компаний-должников никак необъясним – размножаться неживые существа не могут. Но самое интересное заключается в том, что в своем письме г-н Агаев, кроме простой констатации фактов, которые и опровергаются бизнесменом, никаких комментариев или разъяснений не приводит. Мол, сказано – и все тут! И как не вспомнить про колхозы  - прямо не  «Аграркредит», а какой-то «Колхозкредит».

Только этим можно объяснить и другой важный факт. 15 июля 2015 года, когда вместе с другими токсичными активами Межбанка в «Агракредит» перешли и кредитные долги Мамедова, их суммарный объем в манатном эквиваленте составлял в соответствии с актом сдачи около 640 млн манатов, причем, если вести расчеты по нынешнему курсу национальной валюты. А нарисованная «Аграркредитом» в своих отчетах сумма более чем на 130 млн манатов превышала этот показатель. Спрашивается, каким же образом «Колхозкредит», простите, «Аграркредит», ведет свои расчеты, на основании которых в дальнейшем берет у государства дополнительные сотни миллионов манатов? А куда идут эти сотни миллионов – это и вовсе таинственная история, которой в самую пору заняться и другим органам.

А заодно эти органы могли бы выяснить у руководства «Аграркредит» и кредитного бюро такое небольшое расхождение. Как получается, что 15.07.2015 года «Аграркредит» принимает в соответствии с актом сдачи у Межбанка токсичные активы филиала BaglanGroup FSCO на сумму около 109,5 млн долларов, а в выписке кредитного бюро от 15.11.2018 года указано, что в тот же день было погашено по 26 кредитным линиям 44,6 млн долларов долга этой компании? В той же выписке указывается, что долги за этой компанией не числятся. 

Куда же пропали примерно 65 млн долларов?

Хафиз Мамедов в этот день погасить долг уже не мог по объективным причинам – из-за закрытия счета. Может «Аграркредит»? Но на ту дату и это было невозможно. «Аграркредит» погасил долги позже - после выпуска государством соответствующих векселей. К тому же, если «Аграркредит» даже решил погасить заранее долг, то почему это делается частично? Но в любом случае остается открытым вопрос о пропавших в этой суете 65 млн долларах.

Именно о подобных  сомнительных выводах «Аграркредита», которые привели к банкротству компании крупного отечественного бизнесмена, и говорилось в указанной выше статье. Но здесь вместо внесения разъяснений, если, конечно, они имеются, избрали совсем другой путь – еще больше раздули и без того оспариваемые суммы долгов, которыми его щедро одарили в свое время бывшие «друзья». И такой подход «Аграркредита», где сегодня сосредоточены токсичные активы и многих других частных предпринимателей, можно расценить как попытку окончательно погубить в стране частное предпринимательство. Ведь за противостоянием одного из крупнейших в стране частных предпринимателей Хафиза Мамедова и чиновников разного ранга следят широкаие слои общественности. В их числе много и частных предпринимателей, которые, по их же словам, в зависимости от итогов противостояния намерены внести коррективы в свои дальнейшие планы...

11140 просмотров