Не забудем еще одного виновника Ходжалы: Народный фронт Азербайджана! наша память

Эйнулла Фатуллаев

Если у кого и есть моральное право говорить о Ходжалинской трагедии, то в последнюю очередь это право у представителей Народного фронта Азербайджана. Вся парадоксальность ситуации заключается в том, что нынешняя когорта оппозиционных лидеров НФА – даже не последователи основателей Фронта. На авансцене те же самые политические деятели, сыгравшие исключительную роль в усугублении последствий Ходжалинской трагедии как главенствующего дестабилизирующего фактора внутренней политики. В первых рядах оппозиции всё тот же Али Керимли – один из идеологов Фронта и лидеров Верховного меджлиса НФА образца 1992 года, Искендер Гамидов – глава штурмовой бригады фронтистов, Джамиль Гасанлы – советник Эльчибея, Ариф Гаджилы – другой советник Эльчибея, Иса Гамбар – член правления НФА…

Сразу же после вероломного наступления армянской армии на незащищенный и покинутый военными подразделениями Азербайджана мирный городок Ходжалы азербайджанская оппозиция сосредоточила общественное внимание не на попытке переломить ход боевых действий в Карабахе, а выступила с открытым призывом свержения легитимного президента Аяза Муталибова. Хотя и назвать-то НФА оппозицией в бытность президентом Муталибова можно было с очень уж большой натяжкой. Власть, включая силовую ветвь, контролировал Фронт. Более того, главные бастионы на линии защиты Карабаха также находились в руках фронтистов. В феврале 1992 года за оборону Шуши отвечал Рагим Газиев. Он уже являлся комендантом города. Оборона Агдама была возложена на другого лидера фронтистов - Тамерлана Гараева. Там же обосновался еще один горлопан – будущий командующий от НФА Фахмин Гаджиев. Впоследствии Фахмин Гаджиев штурмовал не Ходжалы, а Азербайджанское государственное телевидение!

От Агдама до Ходжалы было рукой подать. Но Тамерлан Гараев, как и прочие оппозиционеры, втиснувшиеся во власть только ради скорейшего смещения Муталибова, и пальцем о палец не ударил для предотвращения надвигающейся катастрофы. А позже Рагим Газиев на весь мир заявил, что в Шуше еще за несколько недель знали об ожидаемом наступлении на Ходжалы. Знали, но ничего не сделали.

Более того, в день оккупации Ходжалы министром обороны являлся еще один лидер НФА – кемеровский сержант милиции Тахир Алиев. До назначения видного полководца-сержанта министром обороны толпа фронтистов благополучно вынесла из кабинета (в прямом смысле этого слова!) министра обороны одного из самых опытных советских боевых генералов Валеха Баршадлы. Такой военачальник фронтистов не устраивал. Им во главе оборонного ведомства нужен был кемеровский сержант. И конечно же, Тахир Алиев, как и Тамерлан Гараев и прочие члены Верховного меджлиса НФА, находились не на линии фронта, не в окопах (которых как таковых и не было), не в командно-штабных пунктах, а в коридорах Милли меджлиса. Единственная их цель состояла в том, чтобы привести в исполнение решение Верховного меджлиса НФА о свержении президента.

Ведь сразу же после Ходжалинской трагедии президент Муталибов объявил в стране гражданское примирение и призвал к общенациональной консолидации, уговаривал забыть о внутренних распрях и коллизиях, предлагая сформировать коалиционное правительство и бросить все силы на освобождение Ходжалы. Руководство НФА было неумолимо. И одним из главных противников национальной консолидации для изменения статуса-кво на карабахском фронте был именно Али Керимли. Во время бурных прений на заседании Верховного меджлиса он настаивал на незамедлительной отставке Муталибова как единственном шансе спасти страну. Сознательная и намеренная трансформация борьбы за Карабах вылилась в непримиримую политическую борьбу, которая подвела страну к затяжному гражданскому кровавому противостоянию, чему свидетель наша политическая история. Азербайджанским военным подразделениям, контролируемым НФА, не только не удалось вернуть Ходжалы, но спустя два месяца они еще и почти без боя сдали врагу Шушу, потом Лачин… А через несколько месяцев другой фронтист - Этибар Мамедов громко заявит в парламенте: «Иса Гамбар, не вынуждай меня рассказать, как вы сдавали Шушу». Гамбар парировал с честью и достоинством: «Этибар Мамедов, а вот Лачин на твоей совести».

Некому было тогда защищать два главных форпоста Нагорного Карабаха – все войска были стянуты в Баку на войну с Муталибовым, которого проигравшая власть партноменклатура превратила в декоративный идол борьбы с наступающим необольшевизмом. Правда, чуть позже, летом 1992 года, азербайджанская армия предприняла успешную контрнаступательную операцию в направлении Мардакерта. Но этим Азербайджан был в большей мере обязан российским наемникам - Сурету Гусейнову и Расиму Акперову, которые к подразделениям НФА не имели никакого отношения. Да и это контрнаступление ранней осенью захлебнулось. И открыло путь к еще более позорному поражению. В апреле 1993 года правительство НФА почти без боя сдало Кельбаджар. Таким образом за один год судьба карабахской войны была предрешена. Полевые командиры НФА сдали горы и спустились на равнинный Карабах

Что говорить о Карабахе, если шапкозакидательская национальная политика НФА чуть не привела к отторжению от Азербайджана еще двух провинций – северного и южного регионов, преимущественно населенных нацменьшинствами. Вот эта самая партия Али Керимли, отвергнув полиэтнический характер азербайджанского государственного образования, объявила Азербайджан страной тюрков, вызвав слепой и оголтелый сепаратизм по всей стране. Новорожденное государство Азербайджан пытались растащить по частям.

И после всех этих позорных страниц новой истории НФА устами все того же Али Керимли продолжает бесстыдно обвинять нынешнюю власть, как и основателя Третьей Республики Гейдара Алиева, ценой неимоверных усилий в 1993 году положившего конец распаду государства, в сдаче Карабаха. Можно заглушить совесть, как и чувство вины. Но как можно заглушить свою вину перед целым народом? Ведь эти политические лидеры, вновь претендующие на реванш и захват власти, совершили тяжкие политические преступления против целого народа и государства! И нет никакого раскаяния, сожаления, признания роковых ошибок, обусловивших общенациональное поражение.

Всё это безликое окружение Эльчибея, которому место не во власти, а в унизительном хламе истории, будучи пригвождённым к позорному столбу, пытается сегодня просунуться в первые ряды «Ходжалинского марша», влиться в народные массы в надежде снова заполучить вожделенную фотокартину единения оппозиции со скорбящим народом. Не будет больше единения народа с такой оппозицией. Слишком много политических преступлений на ее совести. Люди, которые в далеком 1992 году, сразу после ходжалинской резни, призывали к национальной смуте, переворотам и напрямую участвовали в кощунственной сдаче Карабаха без боя и войны, сейчас спешат примкнуть к скорбящему народу, который оплакивает безвинно убиенных детей, стариков, женщин. Их убивали только потому, что они были азербайджанцами. И вместе с армянским экспедиционным корпусом их убивали и «наши». Своим безучастием, предательством, попыткой перенести войну из Карабаха в Баку. Армянские военные подразделения и эти «наши» и открыли путь к ходжалинской резне!..

13283 просмотров