А на этой земле войны время идет кровавый Белуджистан, часть вторая

Икрам Нур, автор haqqin.az

Некоторое время назад постоянный автор haqqin.az Икрам Нур рассказал нашим читателям о ситуации в пакистанском Белуджистане. Мы решили продолжить увлекательное путешествие по этому - одному из самых взрывоопасных районов региона. Итак, читайте про иранский Белуджистан.

* * *

«В иранской провинции Систан и Белуджистан перехвачено 1,6 тонны наркотиков…» «В столице провинции была взорвано самодельная бомба, при устранении последствий обнаружили еще одну...» «На границе с Пакистаном попали в засаду и погибли три офицера Корпуса стражей исламской революции…» Это не просто заголовки новостей - это повседневная бытовая хроника второй по величине и первой по неблагополучию провинции, именуемой в просторечии Иранским Белуджистаном.

Чабахар

1100 километров границы с Пакистаном и Афганистаном, причем с теми районами, где влияние центральной власти - будь то Исламабад или Кабул - мягко говоря, номинально. С иранской стороны на этой границе масса инженерных сооружений и цепь блок-постов, но они мало что значат в этой местности, поскольку со всех сторон здесь он - Белуджистан, один и тот же.

А то, что кто-то поделил его на иранскую, афганскую и пакистанскую часть - для местных особого значения не имеет. И уклад жизни по обе стороны границ одинаков, и традиционные занятия одни, и проблемы, по большому счету одни и те же. Нищета, дискриминация белуджей, отсутствие социальных лифтов - все это общее. Как и производные от этих проблем - контрабанда, наркотрафик, экстремизм и сепаратизм.

В Иранском Белуджистане почти половина трудоспособного населения из суннитского большинства не имеют постоянной работы. Многочисленные проекты по промышленному развитию региона, которые начинались при президенте Ахмадинежаде, всерьез взявшемся за эту провинцию после того, как здесь в 2005 году устроили засаду на его кортеж, сейчас фактически свернуты. Нет денег!

Остается, правда, мега-проект порта Чабахар, который нынешней президентской администрации видится как конкурент пакистанскому Гвадару и ключевой точкой полумифического транспортного коридора «Юг-Север», от Индии до России и далее в Европу. Но собственно Иранскому Белуджистану от этого проекта ни жарко, ни холодно - рабочую силу туда завозят из других иранских провинций и Индии, у местных попросту не хватает квалификации - только в землекопы идти. Ну а где вы видели белуджа с лопатой?

граница с иранской стороны

Да и о какой квалификации может идти речь, если уже несколько лет как в провинции начался отток детей из общеобразовательных школ? Мало того, что даже в крупных городах Систана и Белуджистана не хватает новых школ и мест в уже действующих. Мало того, что 56% из них находятся в аварийном состоянии, причем - в настолько аварийном, что в 2016 году обрушившаяся стена убила учителя, который успел ценой своей жизни вывести из класса детей. Так еще и, по официальным данным, за два минувших года учебные заведения покинули около 120 тысяч учащихся. Их родителям обучать детей не по карману.

Но природа пустоты не терпит - тут же, как грибы после дождя, начали возникать частные религиозные школы, деньги на которые приходят из монархий Персидского залива. Вот там - обучение полностью бесплатное, полный день, да еще и с питанием. Ну что там преподают приехавшие из тех же краев учителя - совершенно ясно хотя бы по тому факту, что ликвидированный в прошлом году Мавлави Хашем Мохаммад Зехи, человек номер 2 в крупнейшей сейчас террористической группировке Иранского Белуджистана, Джейш аль-Адль, был выпускником как раз такой школы.

Власти Исламской республики борются с этими школами для суннитской молодежи весьма своеобразным способом. Почти на 42 процента - опять же, только официальные данные, во избежание обвинений в предвзятости - увеличены расходы на содержание сил безопасности в провинции, увеличена их численность. Денег же в Тегеране на строительство новых школ и дотаций на содержание учащихся - не нашлось. Сколько ни просили их местные депутаты на  уровне у министров и администрации Рухани.

На словах - никакой дискриминации суннитов провинции не существует. На деле - она присутствует везде, пропитывая все поры жизни провинции. Ответная реакция не заставляет себя ждать. Агитировать молодежь на борьбу с дискриминацией и угнетением не нужно. Как не нужно и агитировать за «Великий Белуджистан». Горючего материала здесь полно. Внешних игроков, заинтересованных в разыгрывании «белуджской карты» против Тегерана, - более чем достаточно. Плюс к этому - экстремисты, террористы и сепаратисты не особо затратны для внешних спонсоров, поскольку у них есть неиссякаемый и полноводный источник самофинансирования - наркотрафик и контрабанда дизтоплива.

Как это выглядит на практике - более чем наглядно иллюстрирует история группировки «Джундалла», которая на фоне других действующих в Иране террористических группировок выделялась запредельной жестокостью.

школа в Белуджистане

После того, как в 2005 боевикам удалось организовать обстрел кортежа президента Махмуда Ахмадинежада — тогда погиб один из его телохранителей — ЦРУ убедилось в том, что при правильной подготовке боевиков у этой организации большие перспективы.

К тренировкам были привлечены части американского и британского спецназа, находившиеся в Афганистане. Они координировали террористическую деятельность боевиков, обеспечивали их акции средствами технической поддержки, группы глубинной разведки американской армии и британского спецназа активно действовали на юго-востоке Ирана, боевики «Джундаллы» же занимались обеспечением этих рейдов.

Оставалось только решить вопрос о финансировании. Здесь были определенные сложности, «спонсировать» активистов «Джундаллы» напрямую было затруднительно в силу их репутации, скандал мог получиться масштабным. Выход был один: перевод «Джундаллы» на самофинансирование.

О том, что представлял собой этот процесс, откровенно рассказывал впоследствии иранским контрразведчикам на допросах тогдашний лидер организации Абдулмалек Риги: «Джундалла» участвует в контрабанде иранского дизельного топлива в Афганистан и Пакистан. Дизтопливо там дороже в пять раз от иранских цен. На вырученные деньги или на само дизтопливо обменивается опиум, который потом продается в Иране».

Судя по всему, финансовые проблемы к 2010 году были уже решены. Абдулхамид Риги, «начальник пресс-службы» и младший брат лидера, что называется, «на ясном глазу» в конце 2009 года заявлял о том, что в случае получения помощи от Запада, «Джундалла» способна за неделю очистить от иранской армии и спецслужб всю провинцию Систан-Белуджистан и объявить о ее независимости от Ирана.

захваченные Ираном террористы

Хотя полное название организации звучало как «Джунуд Аллах, мождахеди ас-Сунна» (Солдаты Аллаха, моджахеды Сунны), в Иране ее - с полным на то основанием - называли не иначе как «людоедами шайтана». В декабре 2008 года на ирано-пакистанской границе ими было захвачено 16 пограничников. Когда иранское правительство отказалось выпустить в обмен на них 200 находившихся в заключении активистов «Джундаллы», все 16 были публично обезглавлены, а видео об этом было выставлено в интернет.

В октябре 2009 года они осуществили подрыв административного здания в Захедане (все та же провинция Систан-Белуджистан), в результате которого погибли 40 человек, а еще около 100 получили ранения.

Список можно было бы и продолжить, но и так достаточно. Принадлежащий киргизской авиакомпании и совершавший рейс по маршруту Дубай-Бишкек «Боинг» 23 февраля 2010 года принудили к посадке в иранском аэропорту, где сотрудники спецслужб высадили из самолета Риги и его помощника. «Колоться» Абдулмалек Риги начал практически сразу.

«Выбивать» из него ничего, собственно, и не требовалось. По моему глубокому убеждению, боевик сломался в первый же день, когда ему сообщили: его брат и «правая рука», Абдулхамид Риги, был завербован Тегераном еще в конце 2007 года. Соответственно, Риги-старший на следствии сдал всех, в том числе и своих вашингтонских покровителей: «Американцы говорили мне, что их главная проблема на сегодня – это Иран. Не «Аль-Каида», не талибы, а именно Иран. Американцы говорили, что в настоящее время у них нет возможности воевать с Ираном в открытую, поэтому они рассчитывают на нас, на нашу деятельность. Они обещали нам любую поддержку, они обещали нам бомбы, пулеметы, деньги и тренировочные базы…»

Абдулмалек Риги

В мае 2010 года, по приговору суда, Абдулмалек Риги был повешен. В отместку за его казнь, боевики «Джундаллы» организовали взрыв в мечети в многострадальном Захедане - 26 погибших и около 300 раненых. Но это была уже агония, террористическая активность организации сходила на нет.

Но на ее место пришла другая, Джейш аль-Адль, повторяющая путь Джундаллы просто до совпадения в мелочах - наркотрафик, обкладывание данью контрабандистов, иностранные спонсоры, готовность лить кровь хоть ведрами. И так же, как ее предшественники, Джейш аль-Адль не испытывает недостатка в молодых кадрах, выходцах из Иранского Белуджистана.

Не так давно Корпус стражей исламской революции запустил в провинции программу «Мобилизация племен» - создание полувоенных отрядов пограничной охраны из белуджей для борьбы с террористами, наркоторговцами и контрабандистами. Местная молодежь идет туда с охотой - хоть и серьезный риск, а с другой стороны - паек, жалование, премиальные. Словом, хоть какой-то, но шанс вырваться из порочного круга нищеты, безграмотности, недоедания…

Джейш аль-Адл или пограничное ополчение, и там, и там - война, кровь, ненормальная жизнь. Такой вот небогатый выбор у молодого поколения Иранского Белуджистана. И других альтернатив в ближайшее время не видно…

8263 просмотров