Почему нам нужна индустриализация? наша аналитика

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Ахиллесовой пятой слабых постсоветских экономик все еще остается курс национальных валют, движение которых из стороны в сторону с трудом поддается логике и совсем не поддается прогнозированию. Как следствие - предсказуемость как главная черта финансовой стабильности остается недостижимой роскошью.

Рубль, лари, манат и др.

Чего только ни вытворяют национальные валюты стран бывшего СССР: рубль падал быстро, но поэтапно, за три месяца подешевев почти на 100%. Грузинский лари начал медленно падать еще в 2014 году, и падение, несмотря на прошествие пяти лет, все еще продолжается. Когда лари – любимое достижение местной демократии - доберется до финиша, неизвестно. Казахский тенге и азербайджанский манат упали лишь раз, зато довольно чувствительно - за ночь почти на 100%.

В общем, покой нам только снится. И несмотря на разные ситуации, разные экономики, разные уровни и темпы девальвации, причина у всех одна - последовавшая за развалом СССР деиндустриализация всего пространства бывшего Союза. Таково мнение экспертов – наших и зарубежных.

Впрочем, надо быть корректными в подборе терминов. Когда говорят «деиндустриализация», часто имеют в виду злокозненных заговорщиков, которые силой убеждения заставили советских граждан отказаться от качественных советских товаров, а потом в считанные дни добились развала и советской промышленности.

Надо ли говорить, что великие экономики и великая промышленность так легко не обваливаются. Советская промышленность пала прежде всего, не выдержав конкуренции. После открытия границ ей пришлось бороться за покупателя не только с европейским, но, главным образом, с турецким, китайским, и даже иранским товаром. Советская индустрия легла набок вследствие разных причин, и одной из главных было то, что подавляющее большинство советских предприятий выпускали продукцию, которая находила покупателя, увы, в условиях закрытой плановой экономики. В один прекрасный перестроечный день плана не стало, а границы при этом Горби с сотоварищи открыли (!?).

«Москвич» и «Жигули» должны были бороться за выживание в соревновании с «Опелем» и «Фольксвагеном». Кстати, цены не только авомобилей, но и большинства других промышленных товаров западного производства были не по корману советскому покупателю. На кого рассчитывал и по чьей подсказке действовал Горби – тема отдельного разговора.

Европейцы по-прежнему плавят металл, а китайцы выпускают автомобили

В последнее время в мире появилась совершенно новая тенденция в экономической мысли – в частности, все чаще можно услышать мнение о том, что в наше время индустрия совсем необязательна для процветания, что немалые доходы могут принести и непроизводительные сферы экономики – сервис, банки, финансы, транзит, туризм, недвижимость, и т.д.

В качестве подтверждения приводятся западные страны, которые якобы уже давно отказались от промышленных предприятий, перебросив их в Китай и другие успешные страны развивающегося мира. Да и вообще, западное общество потому и называется «постиндустриальным», что оно уже мыслит другими категориями, убеждают нас новоявленные модернисты. Нужны доказательства, говорят нам, пожалуйста – разработчики микрочипов и создатели социальных сетей вытеснили металлургов и машиностроителей.

Но, увы, если бы это было так... Представьте, до сих пор, в эпоху высоких технологий, искусственного интеллекта, и беспилотных автомобилей, уровень развития стран по большому счету определяет наличие производственных мощностей. Любой эсперт без труда вам докажет – без индустрии, в том числе и такой дедовской, как, например, металлургия и машиностроение – современная экономика немыслима.

В эпоху цифрового сервиса и социальных сетей, развитые страны по-прежнему, как будто ничего не случилось, продолжают плавить металл и производить машины – Китай производит ежегодно 23, 5 млн автомобилей, ЕС – 16, 9 млн, США – 8 млн. И это в условиях, когда, как принято считать, развитые западные страны уже перенесли всю индустрию в Юго-Восточную Азию. Так ли это? Так, да не совсем. Запад все еще остается индустриально развитым, хотя верно и то, что он как и весь мир, живет в «постиндустриальную эпоху».

Более того, все без исключения богатые страны, которые не имеют международную репутацию крупных производителей, на самом деле таковыми являются.

К примеру, что мы все знаем о Сингапуре, каковы наши первые ассоциации, когда мы слышим это название? Небоскребы, офисы банков, финансовых корпораций, технологических гигантов, порт, транзит, торговля... И мало кто знает, что промышленный экспорт 5-миллионного Сингапура составляет умопомрачительные 320 млрд долларов (!) в год, из которых 136 млрд – это высокие технологии.

Чудо Ли Куан Ю - Сингапур

Еще одна финансовая столица Азии – Гонконг, который также является крупным производителем – его промышленный экспорт составляет 135 млрд долларов.

О Европе с гигантскими экономиками Германии, Франции, Британии, думается, лишне тут упоминать.

Давайте посмотрим, что происходит в странах поменьше, к тому же вышедших из коммунистической уравниловки. Словения с 2,5 млн населения экспортирует продукцию на 28 млрд долларов, а совсем уж крошечная, 1,9-миллионная Латвия – на 16 млрд. Иногда натыкаешься на совершенно неожиданные примеры – взять хотя бы Кипр с устойчивой репутацией туристически-оффшорного центра для крупных стран бывшего СССР. Никогда бы не подумал, но маленький, 600 000-ный Кипр экспортирует продукции на 3, 6 млрд долларов в год – это больше, чем весь экспорт Грузии, и больше, чем нетопливный экспорт Азербайджана.

Рецепт процветания

Десятки, сотни примеров показывают, что никакие другие отрасли экономики – ни нефть-газ, ни туризм, ни банки-финансы, ни транзит, ни сервис, при всем уважении к ним, не могут заменить фабричных труб, которые, как и прежде, дымят, создавая реальный промышленный продукт.

И никакие Китай с Вьетнамом этому не помеха – транснациональные корпорации открывают в Юго-Восточной Азии производства, которые делают продукцию для всего мира, поскольку делают это дешево и с минимальными затратами.

Заводы в Европе и Америке производят, как и раньше, продукцию для Европы и Америки, подключая к своему бизнесу и массы состоятельных людей по всему миру. Согласитесь, дешевый, доступный в странах третьего мира мобильный телефон так бы и остался уделом избранных, если бы не Китай, Индонезия, Малайзия, Таиланд, и т.д.

Все ведущие страны мира по-прежнему являются, как и раньше, крупными производителями и экспортерами, к ним подбираются и те, кого еще совсем недавно было принято называть бедными. К примеру, товарный экспорт такой, прямо скажем, не самой богатой в мире страны, как Румыния, составляет безумные - по нашим меркам – 99 млрд долларов. И это в стране с населением в 19 млн человек...

В мире нет никакого другого рецепта процветания, кроме активного и хорошо развитого производства – в идеале экспортного, но, в конце концов, можно ограничиться и скромной промышленностью с целью обеспечения местного рынка... По крайней мере, это позволит сократить импорт и уменьшить давление на национальные валюты.

Все остальное, все самые продвинутые и передовые сектора экономики, изобретающие приложения к телефонам и средства покупки товаров онлайн, - ничто без эффективно работающей, хоть и негламурной промышленности. Где, как и 50 лет назад, стоят рабочие, которых не может заменить ни один робот…

Короче, не суждено бывшему советскому пространству встать на ноги без мощной индустрии – все остальные способы - это просто дополнение к тому главному, без которого ничего не будет. Без этого мы обречены время от времени возмущаться тем, что наши национальные валюты продолжают удивлять наc неожиданными и практически всегда неприятными сюрпризами. И все потому, что, послушав новоявленных экпертов, мы вместе с водой выплеснули и дитя. Так-то…

4216 просмотров