Горят все сибирские леса: от Красноярска до Якутии еще одна глобальная катастрофа

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Нынешнее лето для моей Сибири выдалось аномальным во всех смыслах. Сибирь, нужно заметить, вообще территория в социально-экономическом смысле аномальная, но в наши невзгоды свои «пять копеек» решила внести природа. И даже не «пять копеек», такую сумму у нас и не помнят уже - стодолларовую купюру она внесла, не меньше. Речь, как вы уже догадались, - о лесных пожарах.

Леса у нас горят больше месяца. Их общая площадь - от Красноярского края, Иркутской области и Забайкалья до Эвенкии и Якутии составила уже три миллиона гектаров. Когда я пишу эти строки, полыхает 1,58 миллиона гектаров, вчера было ровно полтора миллиона. Чтобы эти сухие цифры были более понятны, а масштаб проблемы выглядел более выпукло - представьте себе, что в пожарах ВСЯ территория Москвы и Московской области в придачу.

Тушат ли их? Практически весь месяц не ударили палец о палец. С 2015 года на законодательном уровне региональным властям разрешено не тушить пожары, если огонь не угрожает населению, а прогнозируемый ущерб меньше планируемых затрат на борьбу с ними. «Затраты на борьбу с ними» здесь, как вы понимаете, ключевое слово.

По данным мониторинговых организаций, среднемноголетнее количество термоточек (очагов возгорания) для Сибири составляет около 3,6 тысячи. Это действительно норма, поскольку пожар в тайге может возникнуть - если кто не знает - даже не от того, что кто-то не затушил костер, а от капли воды на сухой ветке, которая под солнечным лучом превращается в линзу увеличительного стекла. Так вот, 23 июля нынешнего года было зафиксировано 11,4 тысячи термоточек. Почти в три раза больше нормы.

Второе утверждение - «люди, в основном, вне опасности». Огромная площадь и высокая температура привели к тому, что дым был выброшен существенно выше, чем при обычных пожарах, а там, выше, попал в широтные циркуляции воздушных масс, которые и разнесли его на огромные расстояния, да еще и в короткий срок. Кстати, теория «ядерной зимы» как раз неплохо объясняет этот процесс и сообщает о том, что дым, возникающий в ходе огненного шторма, представляет наивысшую опасность в вопросе закрытия атмосферы от проникновения солнечных лучей.

Так вот, дым от наших пожаров уже дошел до Томской, Новосибирской и Кемеровской областей, до Алтая и Хакасии, им окутано 610 городов, деревень и сел. И он распространяется дальше - на Урал, в Повольжье, в Казахстан, дошел даже до США и Канады, до Сиэтла и Ванкувера, ведь не просто так Дональд Трамп предлагал России помощь в тушении тайги.

И вообще, горящая Сибирь - это не проблема верховной власти, у нее другая повестка.

И здесь на помощь приходит третье утверждение - природа, она, мать наша, такая - сама все восстановит. А вот как бы не так, поскольку пожар пожару рознь. Действительно, шрамы и проплешины от пожаров тайга на себе затягивает достаточно быстро. Бывает, что через пять лет гарь и не узнать, следы исчезли и всюду снова жизнь. Но не в этот раз, господа, не с такой, как нынешняя, площадью выгорания.

Чтобы восстановиться после нынешнего огненного шторма, тайге нужна помощь, проведение масштабных лесопосадочных работ. Но этот вопрос сейчас даже не стоит в Москве на повестке дня, а в регионах на это денег нет. Обладая огромными запасами природных ресурсов - Сибирь регулярно оказывается в числе дотационных территорий. Налоги-то по большей части уходят в Москву, а оттуда, как в старину с мятежного Дона, - «назад выдачи нет». Тем более - на экологию.

Уже который год в Красноярске вводится режим «черного неба» от выбросов в атмосферу с местного алюминиевого завода, принадлежащего олигарху Олегу Дерипаске. А власти утверждают, что все беды от того, что жители деревянных домов в Красноярске топят печи углем. Отсюда и задымления.

Правда, поняв, что происходит нечто не совсем обычное, Москва все же дала команду «тушить». А заодно направила в регионы следственные бригады, выяснить - чего ж это так горит-то все? Никогда такого не было - и вот опять, как говаривал когда-то самый красноречивый премьер России Виктор Черномырдин.

Виновных тут же нашли - ими оказались «незаконные лесозаготовители», которые нелегально рубили лес, а чтобы замести следы - потом все поджигали. Причем тут же - не прямо, конечно, но так, чтобы стало ясно всем - поползли намеки, что, дескать, главные в этом огненно-черном деле - граждане Китая.

Уверен, что за границами Сибири - в той же Москве или где-то еще - в эту версию с легкостью поверят. Мы же местные - ни разу. У нас, конечно, Сибирь, «закон - тайга, медведь - прокурор», в тайге много чего нелегального встретить можно. Но «черные вырубки» - не того масштаба явление, которое может оставаться секретом. О них знают все, более того - это неиссякаемый и весьма обильный источник доходов.

Да, китайцы плотно заняты в этом бизнесе, активно участвуют в нелегальных схемах - но не они главная беда. Да и с чего бы им заботиться о российской тайге?

7791 просмотров