Десять дней митинги сотрясают Гонконг актуальный комментарий

Леонид Швец, автор haqqin.az

Минувшее воскресенье было одним из самых ожесточенных в схватках полиции и протестующих в самых разных районах Гонконга. Дошло до перекрытия важных магистралей, распыления слезоточивого газа внутри станций метро, применения против полиции коктейлей Молотова. Сидячая забастовка срывает работу аэропорта. Лето проходит в непрерывных акциях, конца и края которым не видно. Падают доходы от туризма, беспокойство выражают китайский и международный бизнес, работающие через этот важный финансовый центр.

Власти Китая выказывают недовольство неспособностью администрации Гонконга во главе с Кэрри Лам восстановить спокойствие в бывшей британской колонии, но пока активно не вмешиваются в процесс, явно вышедший из-под контроля.

Как обычно это и бывает, все началось с попытки местных властей уладить вопрос, казалось, неоспоримой общественной важности: наказать жестокого преступника. Во время путешествия в феврале этого года молодой пары из Гонконга на Тайвань, чтобы вместе отпраздновать день святого Валентина, 19-летний Чань Тонкай задушил свою беременную 20-летнюю подругу Пун Хуивин, засунул тело в чемодан и оставил его недалеко от станции метро в Тайбэе, столице Тайваня. После того, как он вернулся домой один, подозрения о причинах пропажи женщины естественно пали на него, и Тонкай вскоре сознался в убийстве.

Но на родине его смогли арестовать лишь за кражу, поскольку нашли при нем мобильный телефон и кредитную карточку погибшей. Убийство же произошло вне юрисдикции гонконгского суда, а соглашения о выдаче преступников нет ни с Тайванем, ни с Китаем, который, как известно, отказывается признавать легитимность властей Тайваня: остров в Пекине считают незаконно отколовшейся провинцией.

В этих условиях руководство Гонконга предприняло логичный шаг, решив раз и навсегда урегулировать вопрос об экстрадиции уголовных преступников, внеся необходимые изменения в законодательство. Однако для гонконгцев, чрезвычайно ценящих свои автономные свободы после присоединения в 1997 году к Китаю на принципах «одна страна – две системы», это означало бы, что все они становятся уязвимы перед «материковыми» судами коммунистического Китая, куда более жесткими и не такими независимыми, как свои, вчера еще британские. Как бы ни хотели жители Гонконга справедливого правосудия для убийцы беременной женщины, угроза для своих прав вывела их на улицы. Первый митинг протеста прошел еще в марте.

Кэрри Лам поначалу не оценила протестный потенциал вопроса, а потом уже и не смогла проявить необходимую гибкость. С июня демонстрации приняли постоянный характер, перейдя в ежедневный режим. В некоторые дни на улицах Гонконга оказывалось по нескольку миллионов человек – едва не половина взрослого населения семимиллионной территории.

Осенью 2014 года в Гонконге уже проходили массовые молодежные протесты, получившие название «революция зонтиков». Они были вызваны попыткой материкового Китая вмешаться в процедуры местных выборов. Тогда с протестом, продолжавшимся с сентября по декабрь, с трудом, но удалось справиться, арестовав лидеров и ключевых активистов.

В этот раз проблема правоохранительных органов заключается в том, что никаких ярко выраженных лидеров нет, акции вспыхивают спонтанно, одновременно в разных местах, охватывая совершенно разные возрастные и социальные группы. Координация если и происходит, то через секретные чаты в интернет-приложениях.

Кэрри Лам уже давно объявила злополучный законопроект похороненным и извинилась за него, но гражданское возмущение не стихает. Люди протестуют против пропекинской политики властей и требуют наказания полиции за жестокость, проявленную во время подавления акций, а также настаивают на отставке Лам. Та уже и сама не раз просилась в отставку, но Пекин ее не принимает.

Со Цзиньпин не принимает отставку Кэрри Лам

Решения, которое бы удовлетворило всех, не просматривается. Гонконг очень постепенно, но неотвратимо приближается к моменту полного слияния с Китаем и утрате своих таких дорогих автономных прав. Собственно, эта неотвратимость и является главной причиной отчаянных протестов. Руководство Гонконга, чье благополучие полностью зависит от политических и экономических связей с «материком», не может ссориться с Пекином, но при этом должно каким-то образом обеспечивать гражданское спокойствие.

С 1997 года в Гонконг переехали много законопослушных китайцев с материка, оттуда же идет многомиллионный туристический поток, и тут они, с точки зрения китайского руководства, «учатся плохому». Применить силу Китай не может, поскольку очень ценит особый статус Гонконга, который позволяет осуществлять чрезвычайно выгодные финансовые операции с остальным миром, и закрыть эту возможность для себя не хочет.

Пока не видно выхода из гонконгского тупика. Очень по-киношному, в стиле как раз гонконгских фильмов вышло, что этот тупик ярко обозначился в день всех влюбленных, обернувшийся убийством.

2683 просмотров