Это конец? И кто победил? итоги с haqqin.az

Шэн Сию, специально для haqqin.az

Глава администрации Гонконга Кэрри Лам объявила об отзыве законопроекта об экстрадиции, спровоцировавшего небывалые по масштабу акции протеста. «Но означает ли это прекращение массовых выступлений?» - главный вопрос, которым задаются сегодня многочисленные наблюдатели.

Кэрри Лам отступила

В свою победу - или поражение, как посмотреть - не верят ни власти, ни протестующие. «Протесты в Гонконге продолжатся, пока не будут выполнены все пять требований», - заявил один из лидеров оппозиции Джошуа Вонг.

То есть теперь выясняется, что у протестующих появились дополнительные требования, и добиваться их выполнения - вполне убедительная причина продолжить уличные выступления. «Five demands - not one less!», «Пять требований - ни одним меньше!» - таков новый лозунг оппозиции. Вообще-то формально их, этих требований, шесть, но число пять пропагандистами оппозиции было признано более удобным. Итак.

1. Бессрочное снятие закона об экстрадиции с повестки законодателей.

2. Отставка Кэрри Лам.

3. Расследование фактов насилия со стороны полиции.

4. Отказ от классификации протеста как «бунта».

5. Освобождение арестованных протестующих без предъявления им обвинений.

6. Проведение реформ для предоставления избирателям Гонконга всеобщего избирательного права.

Причем, о последнем пункте следует сказать особо. По мнению протестующих, глава администрации Гонконга должен избираться всеми жителями, имеющими право голоса. А не так как сейчас, Избирательной коллегией, которая формируется по квоте: четверть мест каждой из четырех групп - бизнес-кругов, служащих, рабочих и работников сферы социального обслуживания. И, наконец, из членов Законодательного совета, депутатов органов местного самоуправления, представителям Гонконга во Всекитайском собрание народных представителей и Народном политическом консультативном совете КНР.

весь народ на ногах

Основное в дополнительных требованиях протестующих к Пекину - отказаться от главного, по сути, инструмента, который руководство КНР использует и для контроля ситуации в Гонконге, и для сохранения режима «одна страна - две системы», который, вот парадокс, нравится и самим протестующим, более того - они искренне желают его сохранения.

Отменить закон об экстрадиции - ладно, нет проблем. Отставка Кэрри Лэм и дальнейшая судьба арестованных - что ж, давайте поторгуемся. Но вот так добровольно отказаться от главного политического инструмента управления Гонконгом - это уже перебор, Пекин даже не собирается обсуждать подобный шаг. И если политика есть искусство возможного, то протестующие, выдвинув заведомо неприемлемое для другой стороны требование, обнаружили, с точки зрения Пекина, свою несостоятельность и неконструктивность.

Пьянящий воздух протеста сыграл с лидерами оппозиции злую шутку. Они оторвались от реальности, они увлеклись - и теперь не они, как им кажется, управляют протестом. Протест управляет ими, требуя продолжения не ради каких-то конкретных и отвечающих интересам автономного Гонконга целей, а просто так, протест ради протеста. «Я дерусь потому, что я дерусь», - повторяют они вслед за героем французского писателя. Хотя целесообразнее им в данном случае вспоминать отечественную классику, Конфуция, говорившего о границе дозволенного.

И «протест ради протеста» - достаточный повод для изменения к ним отношения со стороны китайского руководства.

Политбюро Китая: шаг вперед два шага назад

Ведь как рассуждают в Пекине? Мы признали за вами право на протест, мы достаточно терпеливо и мягко относились к вашим выступлениям - но только потому, что относились к вам серьезно, считая выразителями политической воли определенной части населения Гонконга. И, соответственно, - стороной, с которой можно вести переговоры.

И что же на самом деле? Вы не готовы к диалогу, ваши требования нереалистичны. Более того, мы предложили вам совместную работу по улучшению социально-экономической ситуации в Гонконге, мы предложили конструктив, а вы все это отвергли.

Да и кто эти протестующие сегодня с китайской точки зрения, после длительных выступлений? Организованная группа хулиганов и уличных вандалов, откровенно «потерявшая берега». Прежней поддержки в массах у них нет. Люди быстро устают от бунта, если он не приносит конкретной практической пользы. Более того - создает бытовые неудобства, вроде блокированного метрополитена или аэропорта. Происходит радикализация протеста, он принимает все более жесткие формы, вплоть до откровенного вандализма в отношении муниципального имущества и коктейля Молотова для полиции. Обывателя это по-настоящему пугает. И недалек тот день, когда он сам начнет добровольно сообщать в правоохранительные органы об оппозиционерах.

Сегодня каждый день ядру протестующих в минус - но они этого не видят, словно сознательно создавая для власти повод эту самую власть употребить. С размахом, эффективно и с тщательно просчитанным уровнем жестокости.

Оппозиция думает, что раз Пекин прогнулся в вопросе закона об экстрадиции - то он может отступить и дальше. А вот и не так. Отступить дальше для китайского руководства это потерпеть сокрушительное имиджевое поражение. Которое аукнется ему по всему миру - от Африки до Юго-Восточной Азии, в местах, где Китай, открою страшную тайну, не слишком-то и любят. Не говоря уже о том, какой ущерб Пекину это нанесет и в «тайваньском вопросе», и на переговорах с США.

Пекин отступает перед народом

Пойдет на это Пекин - да ни в коем случае. Попытка примирения в форме уступок протестующих провалилась - да здравствует попытка принуждения. Никто сейчас не победил. И ничего еще не закончилось, разве что станет менее масштабным. Оппозиция стала на шаг ближе к окончательному поражению. А Пекин всерьез настроен добиться того, чтобы мировые средства массовой информации говорили не о протестах в автономном Гонконге, а об успехах Сянгана, неотъемлемой части КНР.

10464 просмотров